С.Б. Борисов

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО ДЕТСТВА

ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ

В двух томах

Том 1

А - Н

 

2008

 

 

ББК 92 + 88.8 + 71.1

УДК 03 + 371.015 + 372.015

Б 82

 

Борисов С.Б. Энциклопедический словарь русского детства: В двух томах. Том 1. А-Н. - Шадринск: Издательство Шадринского пединститута, 2008. - 518 с.

 

 

 

Борисов Сергей Борисович - доктор культурологии, кандидат философских наук, профессор кафедры культурологии Шадринского государственного педагогического института, член Союза российских писателей, автор изданий: "Мир русского девичества: 70-90 годы ХХ века" (М.: Ладомир, 2002. 343 с.); "Рукописный девичий рассказ" (М.: ОГИ, 2002. 512 с.; 2-е изд. 2004); "Шадринск XVIII-XXI вв.: Очерки истории повседневности" (Шадринск, 2004. 112 с.); "Человек. Текст. Культура. Социогуманитарные исследования. Изд. 2-е, дополненное" (Шадринск, 2007. 532 с.) и др.

 

 

 

Издание представляет собой опыт систематизации эмпирической информации о разнообразных социокультурных явлениях, составлявших в совокупности "мир русского детства" в его историческом развёртывании.

Издание предназначено для специалистов в области социологии детства, культурантропологии детства, исторической антропологии, истории детства, истории культуры, истории быта, истории повседневности.

Энциклопедический словарь русского детства может также представить интерес для работников образовательно-воспитательной сферы, преподавателей вузов, аспирантов, студентов.

 

 

Научное издание

 

Борисов Сергей Борисович

 

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО ДЕТСТВА

В двух томах. Том 1. А-Н.

Под редакцией автора

 

Подписано в печать 29. 04. 2008. Формат 60х841/64. Бумага офсетная (ВХИ) Гарнитура "Таймс". Усл. п. л. 60, 0. Уч. изд. л. 72, 0.. Тираж 100 экз.

 

Лицензия ЛР №10210057 от 7 апреля 1997 г.

 

Издательство Шадринского пединститута. 641800, г. Шадринск, ул. К. Либкнехта, 3.

 

Отпечатано с готового оригинал-макета в ОГУП "Шадринский Дом печати" комитета по печати и средствам массовой информации Курганской обл., 641 870, г. Шадринск, ул. Спартака, 6, тел. 2-33-51.

 

 

 

© С.Б. Борисов, 2006

© С.Б. Борисов, 2-е изд, перераб. и доп., 2008.

© С.Б. Смирнов, дизайн обложки, 2008.

 

ISBN 978-5-8-78-18-378-9

 

Предисловие

 

Без широкого историко-культурного фона любые психологические и социологические исследования социализации остаются наивными и провинциальными. Ещё в начале 1970-х годов я заинтересовался историей русского детства и обнаружил, что этим никто не занимался всерьез с дореволюционных времён…

Монографий по истории русского детства… до сих пор нет.

 

Кон И.С. Социологическая психология. - М., 1999. С. 44, 46.

 

Особенно плохо обстоит дело с историей русского детства.

 

Кон И.С. Ребёнок и общество. - М., 2003 - С. 46.

 

Настоящий Энциклопедический словарь русского детства призван охватить собою по возможности все "единицы" ("атомы"), "элементы", составлявшие в прошлом и составляющие в настоящем культурную (социально-культурную и культурно-антропологическую) среду русского детства.

Русское детство. Если описывать детство как период социализации и использовать принятые термины, то эти элементы следовало бы именовать "агентами" и "институтами" социализации. Действительно, родителей, учителей, классных руководителей, милиционера, директора можно назвать "агентами социализации", учебные и воспитательные заведения-учреждения поименовать "институтами социализации". Однако при таком агентно-институционально-социализационном подходе мы бы получили лишь предельно общее и абстрактное представление о русском детстве. Так, если драку или коллективное курение при большом желании можно называть "институтом социализации", то куклу, перочинный ножик, номер журнала "Мурзилка", заучивание наизусть басни "Стрекоза и муравей", шпаргалку, пускание бумажных самолётиков, ползанье по деревьям и сиденье на заборах, игру в прятки, разведение голубей и вышибание из рук портфеля можно называть "институтами", лишь абсолютно лишив это понятие сколько-нибудь определенного содержания. Если рассуждать о детстве в терминах теории социализации, то личный дневник, книгу "Золотой ключик", сплетённую фенечку, куклу и т. п. мы бы предложили назвать орудиями или инструментами социализации; игру в "двенадцать палочек", дёрганье за косу и сбегание с уроков в кино, дразнение и бойкотирование - техниками или практиками социализации, а агентов, институты, орудия (инструменты) и техники (практики) социализации в целом (и порознь) - механизмами социализации. В этом смысле настоящий словник настоящего словаря можно определить как "расположенные в алфавитном порядке названия механизмов (агентов, инструментов, практик и институтов) социализации русских детей".

Здесь следует сделать следующее уточнение. Теория социализации категориально более разработана, она же пользуется и довольно большой известностью. Однако поскольку в словаре речь идёт не о механизмах абстрактно-всечеловеческой социализации, а о механизмах ранней социализации в русском социально-культурно-антропологическом континууме, то точнее было бы использовать пока малораспространённый в отечественной научной среде термин "инкультурация". Таким образом, можно сказать, что настоящий словарь представляет собой описание механизмов ранней (индивидуально-спонтанной, коллективно-стихийной и властно-управляемой; первичной и вторичной) инкультурации в пределах "русского хронотопа".

Здесь не время и не место погружаться в толщу рассуждений о понятии "русский" ("русские"), является ли оно обозначением этноса, "суперэтноса", народа, нации, особой культурно-исторической общности или ещё чего-то. Автор считает достаточным сообщить, что он достаточно давно и глубоко посвящён во все дискуссии относительно "русскости" и знаком с литературой по этому вопросу - от объёмных монографий и научных журналов до популярных брошюр и газетных публикаций. В данном случае автор предпочел, не доводя до нестерпимой (слепящей глаза) ясности теоретическую сторону проблемы "русскости" ("русской культуры", "русского начала", "русского народа"), заняться систематизацией эмпирического материала, интуитивно (не стихийно-наивно-интуитивно, а теоретически-отрефлектированно-интуитивно) полагая одни явления причастными "культуре русского детства" и включая их в состав словаря, а другие таковыми не полагая и в состав словаря не включая.

Энциклопедический словарь. В обыденном, повседневном словоупотреблении прилагательное "энциклопедический" (применительно к словарю) часто трактуется как "всеохватный", содержащий информацию обо всём в указанной области знаний. Поэтому сразу хотим пояснить, что прилагательное "энциклопедический" в конструкции "энциклопедический словарь" отсылает подготовленного читателя к оппозиции "лингвистический словарь" - "энциклопедический словарь". В соответствии с нею в лингвистическом (толковом) словаре объясняются значения слов, в энциклопедическом же - даётся описание "устройства" вещей, история их возникновения, бытования и функционирования в обществе.

Поскольку наш словарь предназначен для составления описания механизмов (орудий, практик, агентов, институтов) социализации-инкультурации, мы назвали его "энциклопедическим". Именно поэтому, а не потому, что мы подразумеваем, что включили-де в словарь всё, что на данный момент известно о русском детстве. Мы специально подчеркиваем это обстоятельство, так как уже встречались с суждениями типа: "В издании отсутствует понятия "L", "N" и даже "S", поэтому претензии автора на энциклопедичность словаря неосновательны".

Итак, если главной целью лингвистического словаря является толкование слов, то цель автора энциклопедического словаря - систематизация элементов определенной ипостаси (аспекта, среза) действительности с её вещами, обладающими пространственно-временными и прочими характеристиками.

Тем не менее, поскольку толкование той или иной реалии входит в социокультурный контекст бытования самой реалии, в настоящее издание словаря мы включили толкования слов, взятые из различных словарных изданий. Это, во-первых, даёт читателю возможность получить пусть абстрактно-формальное, но "санкционированное" (филологической наукой) представление о явлении. Во-вторых, читатель, сравнивая между собой (приведённые во многих случаях) определения-толкования из разных словарей и соотнося словарное значение с тем семантическим полем, в котором выступает данное слово в приводимых отрывках, имеет возможность установить конкретно-исторически обусловленную вариативность (динамику) его (слова) семантики.

Словарная статья. Первая часть словарной статьи (как явствует из вышеизложенного) состоит из слова и его лингвистического (толково-словарного) значения. Во второй части статьи автор стремился представить, во-первых, информацию об объективных аспектах явления (о его социокультурном контексте, функционировании) и, во-вторых, информацию о субъективном восприятии явления (ребёнком).

Вторая часть статьи представляет собой совокупность цитат из различных источников, призванных дать целостное представление об исторической эволюции социокультурного функционирования описываемого механизма социализации.

Перед началом цитаты автор по возможности указывает, во-первых, возраст (класс в школе) и пол ребёнка, о котором идёт речь в цитате; во-вторых, автор по возможности указывает, где (в каком населённом пункте) происходит действие, и, в-третьих, время, когда (насколько было возможно это установить из анализа всего текста) явление имело место. Примеры (цитаты) расположены в хронологическом порядке, так, что читатель может воспринимать бытование механизма социализации в его историческом развитии.

После цитаты в скобках излагается закодированная информация о её источнике. Если в скобках приводится слово, то его вместе с указанным через запятую годом издания можно отыскать в списке литературы, размещённом в конце второго тома. Там дано библиографическое описание цитируемого издания. После года издания приводятся номера страниц, на которых расположен цитируемый текст. В ряде случаев перед годом издания цитируемой книги указывается - в квадратных скобках - год первоиздания книги или её написания. Если в скобках после цитаты приводится только число, это значит, что цитируется рукописный источник. Он также расшифровывается в конце второго тома.

Получить и представить читателю информацию о субъективном восприятии ребёнком описываемого явления автору удавалось далеко не всегда, тем не менее, однако, важно подчеркнуть, что автор методологически отвергал установку на рассмотрение предметов культуры исключительно объективно. Субъективное восприятие механизма социализации, его включённость в духовную, рефлективную и материально-практическую деятельность ребёнка-субъекта - "вещи", по мнению автора словаря, не факультативно-акцидентальные, но атрибутивные, имманентно присущие культурфеномену, выступающему в качестве механизма социализации. Желающие прояснить более отчётливо сущность и истоки данной методологической установки автора словаря благоволят обратиться к "Тезисам о Фейербахе" известного социального мыслителя и непосредственно вслед за этим - к интерпретации оных в философской литературе.

Установка на получение информации о мире детства не в привычной объективистской, деонтологически-прескриптивной парадигме, а в неразрывном диалектико-диалогическом единстве двух его (детства) непримиримо-неразрывных ипостасей - социально-объективной (принудительной) и индивидуально-субъективной (свободной), привела автора, во-первых, к расширению числа признаваемых научно значимыми видов опубликованных источников, а во-вторых, к предприятию действий по получению "сырой" (не опубликованной и даже не написанной) информации относительно субъективных аспектов функционирования явлений культуры.

Источники словаря. Источниками информации для данного словаря стали: во-первых, книги (художественные, научные, документальные, детские и т. д.), журналы, газеты, фильмы; во-вторых, тексты (разных авторов), написанные до начала работы над словарем (то есть до 2006-2007 гг.); тексты, написанные по просьбе автора словаря непосредственно в ходе работы над вторым его изданием.

Настоящее издание в сравнении с изданием 2006 года имеет ряд важных отличий:

- существенно (в несколько раз) увеличился объём информации по периодическим изданиям для детей;

- существенно увеличилась представленность в словаре "лингвистической" части детской культуры - устойчивых слов и словосочетаний из "школьного жаргона", детско-подростковых фразеологизмов;

- число цитируемых опубликованных источников увеличилось с 400 до 1775;

- число первичных источников (главным образом, рукописных работ) увеличилось с 2-3 до 380.

 

 

Автор считает приятным долгом отметить, что подготовку настоящего издания он рассматривает в контексте творческого сотрудничества с постоянно действующим научным семинаром "Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика". Его руководитель - доктор филологических наук, профессор С.Ю. Неклюдов, заместитель директора Института высших гуманитарных исследований Российского государственного гуманитарного университета (с 1995 по 2004 г.), главный редактор журнала "Живая старина" (с 1997 г.), директор учебно-научного Центра типологии и семиотики фольклора РГГУ (с 2004 г.).

Научное консультирование, осуществлявшееся Сергеем Юрьевичем Неклюдовым в 2000-2002 гг., позволило выйти научным исследованиям автора настоящего словаря на кардинально новый уровень, сделало возможным написание и защиту им докторской диссертации, а также публикацию основных её результатов в авторитетных московских издательствах.

Автор благодарит преподавателя Европейского университета в Санкт-Петербурге, доцента кафедры детской литературы Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, кандидата филологических наук, родоначальника современной школы изучения детского и школьного фольклора Александра Фёдоровича Белоусова за многолетнее (с 1989 года) научное сотрудничество, помощь в получении новейших научных монографий и за конструктивную критику первого издания "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит доктора филологических наук, профессора кафедры литературы Карельского государственного педагогического университета Софью Михайловну Лойтер (Петрозаводск) за многолетнее (с 1994 г.) научное сотрудничество, рецензирование "Энциклопедического словаря русского детства" и помощь в получении научных текстов, необходимых для восполнения пробелов первого издания.

Автор благодарит члена-корреспондента Российской академии образования, главного научного сотрудника Института теории и истории педагогики РАО, доктора педагогических наук Виталия Григорьевича Безрогова (Москва) за рецензирование "Энциклопедического словаря русского детства" и помощь в получении малодоступных научных изданий.

Автор благодарит ректора Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Шадринский государственный педагогический институт" (ШГПИ) профессора Людмилу Ивановну Пономареву за помощь в осуществлении публикации второго издания "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит заведующую библиотекой ШГПИ Елену Александровну Бурлакову за обеспечение эффективной работы с книжно-журнальными фондами и организационно-техническую помощь в подготовке первого и второго изданий словаря.

Автор благодарит доцента кафедры философии и социологии ШГПИ Наталью Фёдоровну Чипинову, ассистентов кафедры культурологии ШГПИ Ольгу Евгеньевну Верхотурцеву и Надежду Юрьевну Маткину за помощь в получении социологических и культурно-антропологических материалов, требовавшихся для устранения информационных пробелов первого издания.

Автор благодарит старшего преподавателя кафедры культурологии ШГПИ Ирину Геннадьевну Борисову за содействие в подготовке первого и второго изданий "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит студентов филологического факультета (специальность "Культурология") ШГПИ, чьи усилия на протяжении 2006-2008 гг. позволили качественно обогатить словарь авторизованной антропологической информацией. В числе наиболее активно, ответственно и эффективно работавших студентов автор словаря считает необходимым упомянуть Оксану Павлову, Татьяну Таблер, Татьяну Меньщикову (выпуск 2007 г.), Юлию Ионину, Марию Сычугову, Светлану Овчинникову, Ирину Юрину (выпуск 2008 г.), Евгению Барашеву и Ольгу Вербицкую (4 курс).

Автор благодарит дизайнера Станислава Борисовича Смирнова (г. Шадринск) за помощь в работе над первым и вторым изданиями "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит педагога-психолога лицея № 1 г. Шадринска, кандидата психологических наук Анну Владимировну Булыгину за помощь в работе над вторым изданием "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит главного редактора спортивного журнала "SKIстайл" Александру Борисовну Валаеву (г. Жуковский Московской области) за помощь в редактировании первого и второго издания "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит студентку Южно-Уральского государственного университета Дарью Сергеевну Борисову (г. Челябинск) за помощь в работе над вторым изданием "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит коллективы Центральной библиотеки г. Шадринска и Центральной детской библиотеки г. Шадринска за содействие в получении информации для первого и второго изданий "Энциклопедического словаря русского детства".

Автор благодарит руководство Областного государственного унитарного предприятия "Шадринский дом печати" за содействие в публикации первого и второго изданий "Энциклопедического словаря русского детства".

 

16 мая 2008 года

 

 

 

 

"КАКАЯ я красивая" - игра девочек.

О 1988-1992 гг.: "Игры, в которые мы играли в пионерских лагерях. Игра на фантики от конфет "Какая я красивая". Играют от трёх до пяти девочек. На девочку надевают косынку, красят ей щёки и садят перед зеркалом. Она должна десять раз сказать: "Какая я красивая" и не засмеяться. Если она засмеялась, то каждому должна отдать по фантику. Если нет - то ей дают по фанту. И так каждая" (593).

О девочке 13 лет в Каргаполье в 1997 г.: "Я посещала оздоровительную площадку, организованную при школе. В один из дней наш воспитатель, Надежда Владимировна, научила нас играть в игру "Ах, какая я красивая". Суть игры заключалась в следующем: игроки (обычно это были девочки) все по очереди должны смотреться в зеркало и произносить пять раз с интонацией восхищения фразу: "Ах, какая я красивая!" и не рассмеяться при этом. Это мало у кого получалось. Кто-то начинал смеяться и выбывал из игры. Я вот никогда не могла произнести эту фразу пять раз, обязательно начинала смеяться. Этой игре я потом обучила своих подруг" (013).

"КАЛАЧИКИ" - название какого-то растения, употребляемого в пищу.

О 1919-1920 гг.: "Улицы у нас в Тишанской станице густо заросли "калачиками", которые мы объедали не хуже коз…" (Авдеев, 1960).

О детях 4-11 лет в с. Межборном Притобольного р-на в 1988-1995 гг.: "Когда я была маленькой, то со своими друзьями ела калачики. Калачиками мы называли плоды, если можно их так назвать, растения, название которого я не знаю. Растение представляло собой невысокую траву (5-10 см), которая росла вдоль улицы, возле заборов, например, росла и возле ворот моего дома. Калачики появлялись примерно в конце июня - июле и выглядели как плоские кружки зелёного цвета. Они были небольшие, радиусом примерно 0,5 см. Как я думала, калачики - это были плоды после цветения этой травы, но цветов я не помню, но, кажется, они были маленькие и белые, почти незаметные. Перед тем как съесть калачик, нужно было его очистить от тоненькой зелёной кожуры. Под ней оказывался непосредственно, как его называли, калачик. Он был более светлый, чем кожура, и выглядел как уменьшенное в несколько раз колёсико от машинки, толщиной не более 0,2 см, то есть довольно маленькое. Оно было не гладким, а ребристым по всему кругу, эти ребрышки сводились в одну точку в центре. Ребрышки были очень мелкие, еле заметные. На вкус калачики были не очень вкусные, даже безвкусные, поэтому помногу их никто не ел" (099).

О селе Глядянское в 1992-1993 гг.: "Есть такая трава, не знаю, как она называется, но мы очень частенько лет в 8-9 ели ее плоды. Они были в виде калачиков маленьких. Мы их очищали и кушали. Нас бабушка и мама за это постоянно гоняли, так как говорили, что заболят животы. Не знаю, почему мы её ели, наверное, нравилось. Не могу объяснить, по какой причине" (106).

О 1995 годе: "Мне было лет 10, а моей сестре 11. Она приехала ко мне в гости на летние каникулы. Света показала мне траву, где есть "зеленые калачики", и рассказала, что в войну наши бабушки и дедушки ели эти калачики. Я попробовала их, оказалась не так уж противно. Но когда она сказала, что из них вырастают гусеницы, я поверила и больше их есть не стала" (068).

КАЛЕЙДОСКОП - оптический прибор-игрушка в виде трубки, внутри которой по длине расположены 3 зеркальные пластинки, скрепленные под углом 60° друг к другу. На одном конце трубка закрыта матовым стеклом, на которое насыпаны разноцветные стёклышки или камешки, отделённые от остального пространства трубки прозрачным стеклом, а на другом - крышкой с круглым отверстием для наблюдения. При вращении калейдоскопа стёклышки и камешки перекатываются, отражаются в зеркалах и образуют меняющиеся цветные узоры.

О детях 8-10 лет в 1946 г.: "Потом стали играть в "собачку"… Играли, пока мячик не брякнулся о раму... Тогда пошли в коридор и устроили игру в пряталки… Посмотрели по очереди калейдоскоп, который утром подарила Севке мама" (Крапивин, 1986; 97, 99).

О Казани в 1946-1947 гг.: "Нашими соседями были Изметьевы. Дядя Толя и тетя Юля работали проводниками… Их дети Славка и Светланка по нескольку дней оставались вдвоем. Со Славкой мы сразу стали закадычными друзьями. В те дни я постоянно таскал в кармане янтарь - обломок от маминой броши. Время от времени я доставал этот кусок застывшей смолы и рассматривал переливающиеся кристаллики. Я чувствовал себя самым богатым на свете, но потом встретил Славку с какой-то картонной трубкой в руках. "Во, смотри, что я сделал. Калейдоскоп!" - сказал Славка и протянул мне трубку с вставленными с обеих сторон стеклами. "Смотри вот сюда", - он показал на стекло, наполовину заклеенное бумагой. Посмотрел я в трубку и онемел от восторга - такими красивыми были картинки в калейдоскопе. Стоило немного повернуть трубку, как они менялись: затейливые ковры с ярким орнаментом чередовались с витражами из маленьких разноцветных кубиков. Неск. раз у меня получались необыкн. красивые витражи, и я осторожно передавал калейдоскоп Славке, чтобы и он на них взглянул. И каждый раз Славка чуть качал трубку, и все рассыпалось, но на месте прежнего витража возникал новый, еще более красивый. "Пойдем на речку, наберем стёкол и сделаем тебе такой же", - сказал Славка. Прибежали мы на речку, стали ходить по берегу, искать отшлифованные водой стеклышки, цветные камушки и осколки ракушек. Набрали целую горсть, пришли к Славке и стали делать калейдоскоп: свернули из картона трубку, приклеили внутри куски зеркала, насыпали стекол с осколками ракушек и закрепили с обеих сторон бумагой. Калейдоскоп получился что надо. После этого мы со Славкой целыми днями изготавливали калейдоскопы: большие и маленькие, с двумя зеркалами и четырьмя. Я так увлёкся новым занятием, что позабыл о своем янтаре" (Сергеев, 1986, 72-73).

О середине 1950-х гг. (из сказочной повести) "Старый год побарабанил пальцами по прилавку, взял в руки калейдоскоп, который только что рассматривали другие, и поднёс к глазу. Волшебные разноцветные сочетания загорелись в трубке: целое мироздание жёлтых, зелёных, синих, оранжевых огней. Они никогда не повторялись, и это чем-то было похоже на звёздное небо из какой-то таинственной и ещё не сочинённой сказки. "Целый год живу, - восторженно сказал Старый год, - а не знал, что есть на свете такая прекрасная вещь!"… Старый год меланхолически опустил калейдоскоп. "Я останусь здесь до закрытия магазина...", - сказал Старый год и поднёс калейдоскоп к глазам… Старый год смотрел в калейдоскоп, радовался разноцветной игре стёклышек и думал о течении времени" (Виткович, Ягдфельд, [1959] 1961, 147).

"КАЛЕЙДОСКОП" - газета для детей, выходила с 1860 по 1862 год.

"…В 1860 году в Петербурге появилось необычное издание "Калейдоскоп" с подзаголовком "Еженедельная газета для русских детей среднего возраста" (1860-1862, редактор-издатель С.П. Бурнашева). Она не публиковала на своих страницах больших лит. произв-ий. Любимым жанром газеты стал очерк о народностях страны, о быте населения окраин России. Тщательно разрабатывался раздел хроники, который именовался то "Мозаика", то "Вестовщик", то "Новости и мелочи". Обилие разных шрифтов, линеек, рисунков отличали оформление "Калейдоскопа" от др. изданий. Однако стать настоящей газетой "Калейдоскоп" не смог: дет. периодике категорически запрещалось освещать полит. вопросы, злободневные события, обуздать конкр. ситуации, взятые из самой быстротекущей действит-сти - всё то, без чего трудно представить этот тип издания. К тому же у газеты не нашлось… массового читателя. А поэтому вполне закономерен дальнейший путь превращений "Калейдоскопа" в обычный альманах: уменьшается площадь страниц с одновр. увеличением их количества, реже появляются "Новости", издание приобретает ярко выраженный лит. хар-р" (РЖДД, 1982, 53).

КАЛЕНДАРИКИ - небольшие карточки, на одной стороне которых размещен календарь на год, а на другой - картинка (изображение). С 1970-х гг. являются предметом детско-подросткового коллекционирования.

О вт. пол. 1980-х гг.: "Когда я была маленькой, было модно собирать вкладыши от жвачки. Девочки и мальчики обменивались ими, пересчитывали и всячески наслаждались обладанием. Мне же все это было до лампочки. У меня было две страсти: читать книжки и ходить в библиотеку. То есть, по сути, страсть была одна. "Она странная, - говорили про меня сверстники. - У неё нет даже календариков с кошечками"..." (Радулова, 2006, 62).

КАЛЕНДАРЬ ПОГОДЫ - лист ватмана с таблицей, в которой школьники ежедневно отмечали погоду.

О 1954 годе: ""…Дай сама себе слово: буду оглядеть только в тетрадку. И на доску. А больше никуда, ни за что! Называется зарок"… "За-рок, - задумчиво повторила Лида. - А если всё-таки посмотрится… на Маню Гусеву или вон на тот наш календарь погоды?" "А нельзя, раз зарок! На перемене посмотришь календарь. Убежит он, что ли?..."" (Котовщикова, 1956, 52-53).

О 1950-х гг.: "Таня выскочила из класса и побежала искать Аришу. Ариша сидела в пионерской комнате и что-то раскрашивала цветными карандашами… "Смотри, какая картиночка! - сказала Ариша. - Дед Мороз идёт с ёлкой, а на ёлке сосульки… А здесь будут цветы и солнышко. Это я для вашего класса календарь погоды делаю" (Воронкова, 1961, 41-42).

"КАЛЕНДАРЬ ШКОЛЬНИКА" - отрывной календарь, выпускался в 1959-1961 гг. (Старцев, 1961, 447).

КАЛИНКА - крошечное волшебное существо ("…Снежный вихрь промчался по комнате… …Девочки увидели фигурку, маленькую, не больше полутора ладошек. Она была одета во всё красное: красные сапожки и красные колготки, клетчатую красную юбочку и красный пушистый свитер"), героиня книг С.Ю. Сахаровой "Академия Домашних Волшебников" (М., 1980, 1985, 1988, 1989, 1992-1993) гг.); "Чудеса в решете, или Калинкина школа для первоклассников" (М, 1986, 1994); "Домашний повар, или Калинкины записки для начинающих" (М., 1991, 1992). Обучает домоводству девочек-подростков.

КАЛОШИ - обувь (большей частью резиновая), надеваемая поверх сапог, башмаков для предохранения ног от сырости и грязи.

О Ленинграде во вт. пол. 1920-х гг.: "...Он стал объяснять им, что после окончания учебного дня в раздевалку устремляется много учеников, и начинается толкотня и неразбериха, и с калошами происходит путаница, - не сразу каждый свои находит… Несколько слов о калошах. В те времена их носили почти все - от мала до велика, так что перепутать эту уличную обувь было нетрудно. Правда, в обувных магазинах продавались спец. медные буковки - на весь алфавит. Такие буковки - свои инициалы - каждый мог закрепить внутри своих калош, чтобы было ясно, кому принадлежат данные мокроступы. Но этими медными инициалами пользовались только взрослые, а молодежь считала, что неудобно, мелкобуржуазно подтверждать таким способом свою личную собственность" (Шефнер, 1999).

О первоклассниках в конце 1930-х - начале 1940-х гг.: "Зима не наступала долго. Все время шли дожди. Из водосточных труб, как из водопровода, хлестала вода. В школу надо было ходить в калошах, и это было очень неприятно. Но спорить не приходилось. По дороге встречались такие лужи, что их невозможно было перейти даже в калошах" (Могилевская, [1941] 1958, 38).

Калоши у девочек.

О 1932 годе: "Ровно в четверть девятого я, как всегда, выбежала из подъезда и, спрятав под крыльцо ненавистные калоши, перебежала улицу… Утром, ровно в четверть девятого, мы [с бабушкой] отправились в школу. На этот раз идти пришлось в калошах" (Либединская, 1966; 53, 60).

О конце 1940-х гг.: ""Мама, ты спишь?" - тихонько окликнула Марина. "Марина, твой дождик идет, - сказала она сонным голосом. - Не забудь сегодня надеть калоши. И плащ". - И она повернулась на другой бок. Ох, уж эта мама! Обязательно ко всему примешает калоши!" (Эмден, 1952, 59).

О девочке 12 лет в детском загородном лагере в начале 1950-х гг.: "Калоша - серьезная вещь, без нее не пройдешь в учебный корпус по сырой аллее среди луж по глине, не прорвешься и в столовую, не пустят" (Петрушевская, 1999, 11).

О второй половине 1950-х гг.: "Недавно она пришла к Феде, стала снимать в передней калоши… Симочка поспешно надела только что снятые калоши и шагнула к входной двери" (Кудряшова, 1961, 95);

О 1950-х гг.: "Таня пришла в школу нарядная… Только калоши у неё очень загрязнились дорогой и даже на башмаки грязь попала… Но калоши Таня сняла, а башмаки вытерла тряпкой" (Воронкова, 1961, 8).

О 1950-х гг.: "[Девочка Наташа] подбежала к шкафу, вытащила плащ, надела и опять в ванную. Потом, немного подумав, вернулась, взяла ещё ботинки с калошами" (Комар, 1961, 49).

О 1950-х гг.: "Ребята торопливо стаскивают калоши с валенок, снимают шубы" (Браиловская, 1962, 18). Судя по картинке в этой книге, ребята, сняв калоши и шубы, остались в свитере, платье, штанах и валенках. Следовательно, наличие калош превращало валенки в "домашнюю обувь".

Калоши у мальчиков.

О конце 1890-х - нач. 1900-х гг.: "Я стал ходить в школу, и мне купили резиновые калоши. Ну и натерпелся я с ними мучений! Калоши тогда были у нас внове. Фасон у них был не теперешний, а высокий, выше щиколотки. А в школе настоящие ребята ходили в сапогах, штаны в заправку, и калош не носили - калоши были признаком барства, изнеженности. Мальчиков в калошах встречали насмешками, гиком, песенкой: "Эй, извозчик, подай лошадь! Иль не видишь: я в калошах?" - дескать, такому щеголю не пристало ходить пешком, а надо ездить на извозчике. Во избежание позора я, не доходя до училища, снимал проклятые калоши и прятал в сумку, а в прихожей украдкой совал их за ларь. После уроков приходилось пережидать всех и уходить последним, чтобы достать калоши из тайника, сложить в сумку, а перед самым домом надеть их на ноги и явиться домой в калошах. "Где ты их так изнутри загваздал?" - удивлялась мать. Так продолжалось все три года, пока я был в нач. школе. Впрочем, зима у нас морозная, зимой все ходят в валенках. В "градском" училище мои калоши вышли из подполья и зажили нормальной жизнью. Здесь калошеносителей было большинство. Я вспоминаю, как два ученика заспорили у вешалки из-за калош: чьи - чьи? Дело кончилось дракой. В спор пришлось вмешаться инспектору" (Кузьмин, [1964] 1990, 39).

О 1941-1945 гг.: "Отличные были валенки! Но к весне, когда мама заставила надеть сверху ненавистные мне калоши, на каждой ноге словно добавилось но кирпичу. В такие минуты я казался себе неуклюжим и неповоротливым, а то и вовсе - еле шаркающим валенками дедом" (Леонов, 1983, 61).

О конце 1940-х - начале 1950-х гг.: "Вот и осень пришла. "Надевай-ка пальто и калошки, на дворе холодно", - сказала Павлику бабушка, когда он утром собрался идти в детский сад" (Носов, 1953, 37).

О нач. 1960-х гг.: "… Опять стал для всех прохожих просто неизвестным мальчиком в расстегнутой драповой курточке в новых блестящих калошах…" (Цюрюпа, 1964, 18).

О мальчике в пионерском лагере в 1960-е гг.: "С босыми ногами становиться в строй не разрешают. И когда горнисты созывают всех на линейку, он вытаскивает из-под вешалки новые калоши. Эти калоши дал ему Николка Морозиков. А Николке дали их дома - на тот случай, если будут дожди и холод… Калоши хлюпают на босых ногах, шлёпают резиновыми пятками по песку… Все остальное время он ходит босиком. Не в калошах же ходить! А сандалии утонули в озере. Он послушно шагает вперед, и калоши хлопают громко и отчетливо" (Крапивин, [1968] 1981).

См. также: Галоши; Мешок калошный.

КАЛОШНЫЙ мешок - см.: Мешок калошный.

КАЛЬСОНЫ - "нижнее мужское бельё" (Словотолкователь, 1877, 255); "нижнее мужское бельё" (Словарь, 1894, 360); "нижние мужские штаны, подштанники" (Словарь, 1956-5, 717); "мужское нижнее бельё в виде длинных штанов" (Ожегов, [1960] 1970, 257; Ожегов, 1972, 242).

О мальчике, сбежавшем из детдома в Петрограде в 1924 г.: "Нижнее бельё я раза два стирал в реке… …В паху и под мышками появились зудящие болячки… …За ночь к болячкам прилипали нижняя рубаха и кальсоны, при ходьбе они отдирались, и выступала кровь" (Маринов, 1978, 30).

О деревне в 1946-1947 гг.: "Сняв рубаху и штаны, [Васька] остался в белых кальсонах, развязал тесемки, закатал подштанники повыше и удивленно взглянул на меня: "Колька! Дак ты чо?"… В закатанных кальсонах Васька и правда был не больно-то привлекателен. Тем более что подштанники были ему велики и сползали" (Лиханов, [1971] 1986-1; 220, 222).

О восьмиклассниках в конце 1950-х гг.: "Секция бокса помещалась на третьем этаже. Мы поднимались по широкой, покрытой ковром лестнице. Борисов вздохнул и неожиданно сказал: "Я в трусах пришел. Мать шипела, но я ни в какую! Вдруг тренироваться дадут? Я больше никогда в жизни кальсоны не надену. "Герой! - сказал Гуреев. - Я вообще ни разу в жизни их не надевал". Синицыну я сказал, что он тоже ни разу в жизни не надевал. Все ребята стали говорить, что они круглый год ходят в трусах. Я тоже сказал, что хожу в трусах, хотя это была неправда. Но я ничем не рисковал: не заставят же они меня на лестнице задирать штанину!" (Зелеранский, 1961, 113).

"КАМА" - марка велосипеда.

О девочке 8-10 лет в с. Б.-Курейное Макушинского р-на в 2006-2008 гг.: "Мой велосипед "Орленок" был из лучших… …Потом мне пришлось подарить его своей младшей сестренке. А мне потом купили другой велосипед, который уже назывался "Кама"" (239-2).

""КАМАЗ", "КамАЗ", я на целый час!" - формула, произнесение которой предоставляло возможность участнику на время выйти из подвижной игры.

О Шадринске в начале 1990-х гг.: "Выражение "КамАЗ, КамАЗ, я на целый час" использовалось, если одному из участников нужно было отлучиться (например, поесть), не прекращая игры. То есть после ухода одного участника игра не останавливалась, а он потом возвращался в той роли, в которой уходил. Например: если игра была "выше ноги от земли" и он был не водящим, то и возвращался как неводящий, а не выбирался, как остальные" (012).

О середине 1990-х гг. в г. Далматово: "Фразу ""КамАЗ", "КамАЗ", я на целый час!" я знаю примерно с 1993 года от девочек-соседок. Мы так говорили во время подвижных игр (например, догонялки, вышибалы и т. д.), когда нам надо было отлучиться, если уставали бегать" (136).

О с. Половинном Половинского р-на в 1993-1999 гг.: "Играя, в подвижные игры, сильно устаёшь. И если хочешь отдохнуть или прекратить игру, при этом не оказаться "галящим" или "водящим", существуют различные фразы прерывания игры. Мы использовали такие, как: "Волга, Волга я надолго"; "КамАЗ, КамАЗ я на целый час"; "Утки, утки я на три минутки"; "Семь, семь я вышел насовсем"; "Я в домике" (руки над головой в виде крыши)" (016).

"КАМЕНЬ, ножницы, бумага" - игра, существующая с 1960-х - 1970-х гг.

Игроки по сигналу одновременно протягивают вперед руку, изображая либо камень (сжатый кулак), либо ножницы (расставленный средний и указательный пальцы), либо бумагу (раскрытую ладонь). Камень побеждает ножницы (он может их сломать), ножницы побеждают бумагу (могут разрезать), бумага побеждает камень (бумагой можно обернуть камень).

Автору словаря доводилось играть в эту игру в 1970-е гг.

Из книги О. Шатохиной "Камень, ножницы, бумага" (2007): "Наверно, жизнь играет со мной в детскую игру "камень, ножницы, бумага". Ножницы страшны для бумаги… камень, конечно, круче ножниц, а бумага, как это ни удивительно, сильнее камня. Можно ли выиграть? Не знаю" (цит. по: Коржавина, 2007, 4).

В статье 1967 года игра называется "Камень, мешок и ножницы": "Таким примером может служить игра "Камень, мешок и ножницы". Она не требует никакого спец. оборудования, и правила её предельно просты. Два участника игры одновременно изображают жестом один из трёх перечисленных в названии игры предметов (при этом символом камня является кулак; мешок обозначается полусогнутой ладонью, а ножницы - растопыренным указательным и средним пальцами). Если оба игрока изображают одинаковые предметы, то выигрыш каждого равен нулю. В остальных случаях "камень" выигрывает один против "ножниц" (камень ломает ножницы) и проигрывает один против "мешка" (мешок прячет камень), а мешок в свою очередь проигрывает против "ножниц" (ножницы режут мешок)" (Воробьев, 1967, 9).

О восьмиклассниках в Шадринске в 1999 г.: "У нас было распространено играть в школе на… фишки… Каждый играющий ставил по фишке в одну стопку, затем проводился жребий, кто вступит первым в игру. Жеребьевка выглядела следующим образом. Участники вставали напротив друг друга, вытянув одну из рук, пальцы которой были сжаты в кулак. Затем, поднимая и опуская руку со словами "чин-гач-гук", или "камень, ножницы, бумага" показывали на пальцах условные символы. Символов три: кулак означал камень, который побеждает ножницы, но проигрывает бумаге; раскрытые пальцы означают бумагу, побеждающую камень, но проигрывающую ножницам, и раскрытый указательный и большой пальцы символизируют ножницы. В случае совпадения фигур спор повторялся. После того как была выяснена очередность вступления участников, наступал сам процесс игры" (444).

"Камень, ножницы, бумага и бутылка лимонада"

О 1986-1988 гг.: "Затем ещё такая игра (играли в возрасте 6-8 лет). Слова: "Камень, ножницы, бумага и бутылка лимонада. Раз, два, три". На каждое слово есть свои обозначения: камень - держать руку в кулаке; ножницы - два пальца; бумага - просто кисть руки параллельно полу показывается; бутылка лимонада - рука в кулаке и большой палец направлен вверх. После слов "Раз, два, три" каждый должен показать что-то. Если один показывает камень, а другой - ножницы, то выигрывает тот, кто показал камень, так как может придавить ножницы. Если один - камень, другой - бумагу, то тоже [выигрывает] камень, так как камень раздавит бумагу; то же самое и с бутылкой, так как она бумагу, то побеждают?разобьётся. Если один показывает ножницы, а другой - ножницы, так как они разрежут бумагу. Если ножницы против бутылки, то побеждают ножницы. Если один показывает бумагу, а другой бутылку, то побеждает бутылка" (609).

КАМЕШКИ, камушки - 1. Игра на ловкость с подбрасыванием камешков в воздух. Существовала с ХІХ по середину ХХ века.

Описание игры в камешки конца ХІХ века: "Пять камешков берётся в горсть правой; один из них бросается вверх, а остальные четыре кладутся на землю; затем кинутый кверху тотчас же ловится той же рукой. Теперь этот камешек снова бросается вверх, затем берутся с земли в горсть лежащие на земле камешки и к ним ловится из воздуха первый кинутый камешек… Один камешек бросается вверх, а прочие разбрасываются порознь и затем каждый по одиночке схватывается… Четыре камешка кладутся в ряд, пятый бросается вверх, четыре схватываются с земли и к ним прилавливается пятый…" (Покровский, [1895] 1994, 341-342).

О перв. пол. 1910-х гг.: "…А то и в камешки поиграть можно. Подкинуть камешек одной рукой, а изловить другой, а потом ещё камешек да ещё. Все поймать надо, чтобы ни один не упал мимо" (Павлова, 1980, 51).

О девочках в Москве в 1908-1910 гг.: "Соня и Саша ходили обнявшись по коридору или садились на пол, играли в камушки… Девочки послонялись по двору… Прыгать в классы - грязно… Поиграть в камушки - негде, лавочка совсем мокрая... Они играли в камушки, в "классы"" (Воронкова, 1959-а; 216, 240, 292).

О конце 1910-х гг.: "Моя бабушка Наталья Трофимовна Степашкина, 1913 года рождения, рассказывала, что из детских игр в деревне Ериловке Липецкой области были только камешки. "Берешь в горсточку пяток голышей и туда-сюда подкидываешь. Кто больше всех камней обронит, тот и проиграл", - вспоминала она" (Кумейко, 2006-3, 2).

О Харьковском институте благородных девиц в 1915-1917 гг.: "Из комнатных игр мы знали одну - в камешки. Камешки нам заменяли кусочки пиленого сахара, который мы получали в столовой к чаю… Стены здания были очень толсты, подоконники очень широки. На этих подоконниках мы и подбрасывали кусочки сахара в разных вариантах. Это была игра младших классов, и движения здесь было очень мало". (Морозова, [1994] 2001, 410).

О 1930-х гг.: ""Нет! - отец засмеялся… Он нашарил подле себя камешки, отсчитал пяток покруглее. - Знаешь, когда я ещё в школу не ходил, мы во дворе в камешки играли. На ступеньках. У нас ступеньки были широкие, деревянные. Старинный барский дом. Играли мы, значит, в пять камешков. Подбросить - поймать. Сначала один, потом два. Или наоборот - сначала пять. Маша, а я ведь забыл, оказывается, правила. Простые были, а позабылись. - Он подбросил на ладони камешек покрупнее, и пальцы шустро сгребли с земли остальные. Отец засмеялся, очень довольный: - Голова забыла - рука вспомнила! Вспомнила! Руки у человека памятливые…"" (Стрелкова, 1977, 36).

О конце 1930-х гг.: "Мы сидели на траве и играли в камушки. Эту игру, а вместе и сами камушки мы привезли с Украины, где побывали в начале лета, и весь наш двор, все мальчишки и все девчонки научились играть и играли в эту игру и утром, и вечером, пока не заходило солнце. Темнеет, все камушки кажутся серыми, подбрасываем их и ловим и никак не оторвемся от этой игры. Попробуйте сами, это очень интересная игра… Соединив ладони ковшиком одна к другой, погремите камушками, смешайте их и, отняв ладони, высыпайте их перед собой. Кучка из шести-двенадцати камушков. Подбросив один камушек кверху, хватаешь с земли другой и в ту же ладонь подхватываешь падающий сверху. Удалось поймать, откладываешь в сторонку оба, подбрасываешь третий камушек и хватаешь с земли четвертый, пока все камушки не переловишь и не схватишь… И вот наступала моя очередь. Я один за другим брала в ладони тёплые камушки, подбрасывала их и забывала про все на свете. А когда камушки подбрасывали Света, Лузочка или Наташа, я смотрела на бабочек. Много-много крупных разноцветных бабочек… Вот так и летают весь день перед глазами то легкие бабочки, то тяжелые камушки" (Александрова, 1992).

О начале 1940-х годов: "…Дети [могли] … днем, когда нет взрослых, поиграть на крыльце в камешки. Их подкидывали из горстки и ловили по-разному - или по одному, или все вместе вывернутыми ладошками, кто ловчее. Ростислав владел замечательными камешками, которые хранились в зеленом атласном кисете. Их привезла ему из Крыма мать. Тут были и черные, и полупрозрачные, и гладкие зеленые, и шершаво-коричневые, прилипавшие к языку, если взять их в рот, и нежно-желтые, и розоватые камешки. Последние мать называла сердоликами и играть ими на крыльце не разрешалось" (Холопов, 1995, 102).

О 15-летней девочке в середине 1940-х гг.: "И вдруг он увидел Лену. Она сидела на крылечке и играла с братишками в камешки. ""По четыре!", "Гром!", "Солнышко!"" - весело приговаривала она. Заметив Володю, Лена опустила руки. "Проиграла, проиграла! - закричал старший братишка, одетый в чистую вышитую рубаху. - Теперь моя очередь"" (Печерникова, 1971, 222).

О деревенских детях в 1950-е - 1960-е гг.: "[Тамарка] не любила вялые девчоночьи игры в "классы" и в "камешки". Она как угорелая носилась вместе с мальчишками, играя в футбол и "казаки-разбойники"… Кроме груш, брат привёз с юга винограду и пять камешков: три белых и два чёрных. Они были круглые и гладкие, а если играть в них, то стучат они по-особому, совсем не так, как у других девчонок. Не только Варьке, но и её подружкам понравились камешки. "Варь… давай в твои поиграем", - часто просили они" (Глебов, 1979, 284).

О вт. пол. 1980-х гг.: "В игру "камешки" играли только девочки. Нужно было пять небольших камешков, желательно галек, таких, чтобы они поместились в ладонь. Кон первый: перетрясешь камешки в ладонях и выкинешь на пол. Затем берут любой один камень и подбрасывают правой рукой и правой рукой подобрать один камешек с пола и поймать этой же рукой подкинутый камень. Один камешек из ладони отложить в сторону. Затем таким же образом поднимают следующий камень с пола и т.д. Пока не поднимешь все четыре камешка. Кон второй: опять бросаешь пять камешков на пол. Один подбрасываешь, берешь в ладонь уже два камешка и ловишь этой рукой подкинутый камень и т. д. остальные два камешка. Кон третий: здесь нужно поднять сначала один камешек, а затем остальные три сразу. Можно подкидывать камешек правой рукой и правой же рукой подвигать камешки друг к другу поближе, чтобы было удобнее поднимать. Кон четвертый: четыре камешка берутся в ладонь правой руки, зажимаются, а пятый камешек зажимается между пальцами большим и указательным этой же руки. Зажатые между пальцами камешки подкидываются, а четыре камешка кладутся на пол так, чтобы они остались в одной кучке, не разлетелись. Потом ловят подкинутый камешек, опять подбрасывают и подбирают те четыре камешка. Кон пятый: также держат камешки как и в четвертом коне, только когда подбрасывают камешек, остальные четыре остаются в ладони, а указательным пальцем надо поставить на полу точки и запятую и потом поймать подкинутый камень. Кон шестой: все камешки бросаются на пол. С помощью указательного и большого пальца левой руки делают как бы воротца, а остальные пальцы приподнимают вверх. Правой рукой подбрасывают один камешек и этой же рукой, загоняют по одному камешку в "ворота". Кон седьмой: С помощью указательного и среднего пальца левой руки делают "воротца" в виде буквы "Л" и подкидывая камешек правой рукой, загоняют все остальные камешки в эти "воротца". Кон восьмой: Соединяют пальцы указательный и большой левой руки в виде кольца, остальные отставлены в сторону. Рука лежит на полу. Правой рукой подбрасывают камешек и этой же рукой по одному камешку загоняют в кольцо, при этом, когда камешек загоняют, пальцы размыкают, как бы разорвав кольцо. Кон девятый: всё то же самое, только кольцо не размыкают. Кон десятый: из левой руки делается как бы стена: все пальцы сомкнуты между собой, рука ставится перпендикулярно полу. Правой рукой подкидывается камешек, перекидываются через "стену" все камешки по одному. Ход переходит к другому человеку тогда когда не успеваешь поймать подкинутый камешек" (552).

См. также: "Пять камушков".

"КАМЕШКИ" - 2. Игра-состязание с перемещением камешков по поверхности.

О г. Новоаганске Нижневартовского р-на Тюменской обл. в 1988 гг.: "Точно помню, что в 9 лет моей самой любимой игрой была игра в "камешки". Мы находили более-менее красивые камешки, наверное, около 8 штук, но можно и больше, трясли их и бросали по очереди на ровную поверхность. Затем выбирали среди них ворота. Все оставшиеся камешки нужно было по одному выбить пальцем (подтолкнуть) в эти ворота, да так, чтобы их не задеть. Если все камешки выбил, то "ворота", то есть камешки из "ворот" нужно было столкнуть друг с другом (ударить один об другой). Если все вышеописанное сделал правильно, то убираешь один камень и трясёшь оставшиеся, бросаешь… Так до тех пор, пока не ошибешься - пропускаешь ход" (503)

КАМНЯМИ кидать - преимущественно мальчишеское времяпрепровождение. Вероятнее всего, о первой половине 1930-х гг.: "...А ещё, - продолжал директор задумчиво, - камнями швырялись. Наберём полную пазуху и ну - кто кого. Чаще всего со станционными мальчишками воевали. Это нехорошее дело… Я своему дружку Мише Бударину голову камнем проломил…" (Дягилев, 1961, 79).

КАМУШКИ, игра(ть) в камушки - см. Камешки.

"КАМЧАТКА" - самые дальние от стола учителя парты.

О Пажеском корпусе в 1880-х - 1890-х гг.: "Была, конечно, в каждом классе своя "камчатка", восседавшая на задней парте, но они обычно выделялись не недостатком воспитания и недисциплинированностью, а слабыми успехами в науках" (Энгельгардт, 1994-7, 80-81).

О середине 1910-х гг.: "Пикар сначала издали поглядывала на Ирину. Потом молча встала, направилась к окну. От окна - вдоль парт. Затем прошлась до двери и оттуда, обогнув "камчатку", бесшумно подошла к Ирине" (Филиппова, 1938, 102).

О 1929-1930 гг.: "Каким-то образом нам троим удалось угнездиться на задней парте (тогда ее еще называли, следуя гимназической традиции, Камчаткой), и теперь школьные занятия проходили мимо нас" (Лупанова, 2007, 42).

О 1944-1945 гг.: "Моя парта находилась в последнем ряду, "на Камчатке". Я пошел к доске, и головы соклассников с любопытством повернулись в мою сторону" (Бакинский, [1955] 1956, 370).

О 1950-х - 1960-х гг.: "[Калитин] путешествовал между рядами парт к своему месту на так называемой "Камчатке"" (Носов, 1982-4, 441).

"КАНАДКА" - мужская прическа.

О конце 1950-х гг.: "Вместо стриженных затылков стали носить довольно длинные волосы, доходящие до ворота, гладко зачесанные назад за уши, а надо лбом приподнятые в виде кока, как у театрального Хлестакова. Такая вот усложненная буржуазная гадость под названием "канадская полька" или просто "канадка"" (Дервиз, 2008-2).

О 1964 годе: "Младших мальчишек стригли под "полубокс", старших - под "канадку"" (Киршин, 2002)

"КАНАДКИ" - см.: "Канады", "канадки".

"КАНАДЫ", "канадки" - разновидность коньков (см.).

О Москве 1950-х гг.: "В те времена в Москве были в почете "гаги" и "канады", откуда пошло выражение "крутить канаду", теперь навсегда утраченное. …"Канады" имели закругление спереди и сзади, что полезно и требуется для канадского хоккея". (Чугунова, 1991, 31).

О 1950-х гг.: "…Дядя Сережа… всегда угадывал моё настроение, и подарки под Новый год и в дни рождения я получал - гантельки, перевязанные лентой; простенький транзистор; коньки-"канадки" с приподнятой пяткой и высоким задником; теннисные ракетки для пинг-понга; клюшку с загнутым крюком..." (Рыков, 2002, 17).

О мальчике-подростке в Москве начала 1970-х гг.: "Коньки: наследство от отца - беговые "ножи", а не суетливые, рассчитанные на короткие пробежки и главным образом на маневренность хоккейные "канады"" (Бараш, 2006).

"КАНАРЕЙКА" - детская звуковая игрушка. См. "Соловей".

КАНАТ - толстая верёвка из волокон. Подниматься вверх по канату, висящему на прикреплённом к потолку крючке - вид физкультурного упражнения.

О мужской школе в 1948-1949 гг.: "Уроки физкультуры у нас всегда были какие-то дурацкие… Толкались мы в спортзале, корячились на шведской стенке, лазали по канату к потолку, прыгали через козла…" (Лиханов, 1995, 138-139).

О середине 1970-х гг.: "Боря… вздохнул и принялся изучать будни 512-й школы. На первой… фотографии два первоклассника поливали на окне цветы! На второй фотографии была… куча улыбающихся… ребят… На третьей фотографии какая-то девчонка в спортивных трусах лезла по канату" (Пивоварова, 1977, 28).

КАНАТЬСЯ, конаться - участвовать в жеребьевке перед началом игры, чтобы определить, кому первому "водить" в игре - перехватывать поочередно палку руками от одного конца до другого.

О конце ХІХ века: "Меряться на палах, канаться (Олонец[кая] губерния, Самарск[ая] г[уберния]). Способ этот употребляется большею частью тогда, когда приходится выбирать одного из немногих или решать: какой партии начинать игру, причем меряются на палках представители той и другой стороны. Простой прием для этого мерянья состоит в следующем: берется палка, приблизительно около аршина длины, если играющих не более 2-3 человек, или несколько длиннее, если их побольше; затем один из играющих берет правою рукою за нижний конец палки, - непосредственно за ним выше берет палку другой, рядом с ним третий, потом четвертый и т. д. После того нижний из играющих, взявший палку раньше всех снизу, переносит свою руку выше руки верхнего, взявшегося за палку после других; за ним переносят свои руки остальные до тех пор, пока наконец вся палка окажется вымеренною, и чья рука захватит верхний конец палки, на того и выпадает жребий. Но иногда при этом возникает недоразумение, состоящее в том, что при решение жребия в благоприятную сторону очередной меряльщик старается захватить палку хотя бы и не полной рукой; наоборот в виду неблагоприятного решения, тот, кому предстоит получить его, не редко отказывается последним захватить за верхушку палки под тем предлогом. что нельзя взяться за нее полной рукой. Для решения таких случаев существует условие: тот, кому достанется хоть маленький остаток верхушки палки, во всяком случае должен хоть частью ладони захватить этот остаток и затем попытаться обвести палку кругом своей головы и плеч. Если он может это сделать, то жребий остается за ним; если нет, то за тем, кто брался под ним, или же жеребьевка начинается снова. Иногда кананье (в Олон[ецкой] г[убернии]) делается с крышкой таким образом: когда один из игроков ухватит верхний конец палки, следующий за ним закрывает конец палки ладонью, а тот, кому следовало бы за ним брать, обязывается водить" (Покровский, 1895, 61).

"КАНДАЛЫ" - детская подвижная игра.

О конце ХІХ века: "Кандалы. Участвующие в этой игре становятся в два ряда, каждый лицом к противоположному, на расстоянии нескольких саженей один от другого. "Кандалы!" - кричит кто-нибудь из одного ряда. "Скован!" -отвечает кто-нибудь из другого. "Раскуй!" "На кого?" "На друга твоего!" "На какого?" "На Серегу!" (например). Серега тотчас же после того бежит из своего ряда в противоположный, преследуемый пинками от своих бывших товарищей и беспрепятственно становится среди новых. После того из другого ряда кричат также ("Кандалы!") и пр. Сущность игры, очевидно, состоит в обмене мест и развитии скорости в беге" (Покровский, 1895, 138-139). По нашему мнению, смысл и технология игры описаны неверно.

О 1980-х гг.: "Большой популярностью пользуется игра "Кандалы" ("Цепи кованые", "Конница"), но она утратила некоторые черты, характерные для неё в первой половине ХІХ века, когда она была одновременно мужской и детской игрой. В наши дни дети, произвольно разделившись на две партии, берутся за руки и становятся одна шеренга лицом к другой. Диалог: "Цепи". "Кованые". "Разбейте (раскуйте) нас". "Кем из нас (кого)?" "Колей (Колю)". Названный бежит, стараясь разорвать противоположную цепь. Разорвал - забирает одного из игроков противоборствующей партии" (Мельников, 1987, 114).

О Шадринске в 1992-1994 гг.: "В 1992 г., когда мне было 5 лет, летом я играл в разные игры: прятки, вышибалы, чижика… Также любили играть в кандалы - это встаешь в ряд, берёшься за руки, и другой разбивает… И в эти игры играли примерно до 7 лет" (058).

См.: "Кондалы".

КАНИКУЛЫ - установленный перерыв в занятиях в учебных заведениях в течение учебного года.

О Харьковском институте благородных девиц в 1915-1917 гг.: "Волнующими и радостными были разъезды на каникулы. …Тосклива и однообразна была бы наша затворническая жизнь в институте, если бы не было этих просветов, этих выходов в мир родных, близких, друзей - на свободу. Нас отпускали под Рождество до 8 января. Эти каникулы совпадали с праздниками: Рождество, Новый год, Крещение. Затем были пасхальные каникулы и, наконец, лето" (Морозова, [1994] 2001, 401). См. также: Рождественские каникулы.

В 1958 году в СССР каникулы были "установлены в следующие сроки: осенние - 5 дней (с 5 по 9 ноября), зимние - 12 дней (с 30 декабря по 10 января), весенние - 8 дней (в городских - с 24 по 31 марта, в сельских - по усмотрению местных орг-ций). Летние каникулы продолжаются со дня окончания учебного года по 1 сентября" (ПС, 1960-1, 495).

В 1970-е-1980-е гг. в нашей стране школьные каникулы были четыре раза в год: с 5 по 9 ноября (осенние), с 30 декабря по 10 января (зимние), с 24 по 31 марта (весенние) и самые длинные - летние каникулы, с момента окончания учебного года по 31 августа.

О перв. пол. 1970-х гг.: "Школа, внешкольные учреждения, пионерская и комсомольская орг-ция уделяют большое внимание орг-ции отдыха школьников во время каникул. Часто устраиваются экскурсии, поездки по городам страны, походы по местам боевой и трудовой славы нашего народа, туристические походы и пр. Зимние каникулы школьников совпадают с празднованием Нового года. Для детей устраиваются праздники Новогодней ёлки, для старшеклассников - молодёжные балы. Часто школьники уезжают на зимние каникулы в пионерские и спортивные лагеря. Летние каникулы большинство детей пионерского возраста проводит в пионерских лагерях. Для старших школьников организуются лагеря труда и отдыха" (Денисова, 1978, 120-121).

О 1990-х - нач. 2000-х г.: "В Российской Федерации в дневных общеобразовательных школах традиционно проводятся каникулы осенние (5 дней; начало ноября), зимние (12 дней; конец декабря - начало января), весенние (7 дней; конец марта), летние (в соответствии со ступенью обучения от 2,5 до 3 месяцев: от окончания занятий до 1 сентября)" (ПЭС, 2003, 113).

КАНТОНИСТ - солдатский сын, прикреплённый со дня рождения к военному ведомству и подготовлявшийся к несению солдатской службы в особой низшей воен. школе (в России перв. пол. ХІХ в.).

"Начало сословию кантонистов было положено еще Петром І учреждением в 1721 году гарнизонных школ при каждом полку на 50 человек солдатских детей для обучения их грамоте и мастерству. При Николае І число этих школ и их воспитанников постоянно увеличивалось. Появились спец. кантонистские школы: аудиторская, артиллерийская, инженерная, военно-медцинская, школа топографии и т. д. При Александре ІІ началось постепенное упразднение кантонистских школ" (Степанов, 2003, 425).

О 1890-1910-х гг. в Петербурге: "Интересным явлением были кантонисты (с самого рождения принадлежавшие военному ведомству) при Измайловском полку. Набирались они в 5-6-летнем возрасте из сирот или незаконнорожденных, а иногда и от бедных родителей. Они поступали на казенное содержание, их одевали в форму того полка, в котором они воспитывались…. Их обучали грамоте в пределах городской начальной школы, игре на духовых инструментах и пению. По окончании учения они отбывали военную службу в этом же полку… Харчи у кантонистов были общесолдатские. Содержали их очень строго, главными воспитателями и наставниками их были сверхсрочные военнослужащие, фельдфебели и унтеры под наблюдением офицеров. Провинившихся пороли, ведь это были дети "черной кости"… По большим праздникам родственникам кантонистов разрешалось их навещать. Смотришь, во дворике на скамейке сидит женщина рядом с маленьким солдатиком, оба вздыхают, иногда плачут… Свидание скоро прекращается, окрик унтера заставляет… поспешно разойтись… Кантонисты были наследием режима Николая I, который хотел всю Россию сделать казармой. В наше время это учреждение казалось пережитком…" (Засосов, Пызин, [1976] 2003, 237-238).

О 1910-х гг.: "Колька и Александр - музыканты. На корнетах играют. Пять лет учились в кантонистах. Но Колька музыку бросил, служит в банке курьером, а Александр продолжает заниматься и играет в военном оркестре" (Белых, [1930] 1965, 10).

См. также: Кантонистские школы.

КАНТОНИСТСКИЕ ШКОЛЫ - учебные заведения для детей военных поселян. Обучение продолжалось с 7 до 18 лет.

"Имели своей целью подготовку хорошо обученных и верных престолу солдат. Возникли в России в 1805 году в результате реорг-ции гарнизонных школ, основанных Петром І. Подчинялись военному ведомству. В школах учение продолжалось с 7 до 18 лет. Кроме грамоты, обучали мастерствам и элементам военной науки. Существовали инженерные, топографические, артиллерийские и другие кантонистские школы. Режим в них отличался исключительной суровостью, преобладала военная муштра. Окончившие школу зачислялись в солдаты на общих основаниях. С 1856 года кантонистские школы были превращены в начальные военные училища" (ПС, 1960-1, 498).

См. также: Кантонист.

КАПИТАН Врунгель - персонаж книги А.С. Некрасова "Приключения капитана Врунгеля".

"КАПИТАНКА" - название мальчишеской курточки.

Об Украине 1910-х гг.: "…Рядом сидели совсем маленькие мальчики в вязаных капорах и мордастые оболтусы в капитанках" (Ямпольский, 1964, 312).

О мальчике 4-5 лет в Москве 1938 года: "Мама купила мне зимнее пальто, в котором я потом уехал в эвакуацию, очередную курточку-"капитанку", сшила бархатные костюмчики, раздала долги..." (Воронцов, 1998, 137).

"КАПИТАНСКАЯ дочка" - повесть А.С. Пушкина.

С 1940-х гг. изучалась в 7 классе школы.

О нач. 1950-х гг.: "Материалы детских и школьных библиотек красноречиво свидетельствуют о том, что "Капитанская дочка" - одно из любимейших пушкинских произв-ий учащихся VII, VI и даже V классов. Эта повесть захватывает детей своим сюжетом, мастерством его построения, правдивостью изображения характеров. (Бочаров, 1952, 41).

"КАПЕЛЬКИ" - серёжки особой формы и конструкции.

О середине 1990-х гг.: "Уже в 4-5 классах я носила серёжки, которые девочки называли "капельками". Это такие сережки в виде гвоздиков, чтобы закрепить их, "застегнуть", - сзади металлическая клёпка, она служит замком" (064).

"КАПЛИ датского короля" - "грудной эликсир", рецепт которого пришел в Россию в конце XIX века из Германии. "Капли датского короля" включают в себя нашатырно-анисовые капли и слизистый отвар из корней солодки.

И.Л. Толстой (1866 г. р.) о начале 1870-х гг.: "Когда я кашляю, [мам?] даёт мне лакрицу или капли "Датского короля", и я поэтому очень люблю кашлять… И я ни за что не засну, пока она не прибежит и пока не накапает в рюмку ровно десять капель и не даст их мне" (Толстой, 1969, 39).

[Автор 1929 г.р. о 1930-х гг.??:] "Капли датского короля [заголовок]. Спасибо датскому королю, / Я очень капли его люблю! / (Их эликсиром теперь зовут. / Но в детстве все их, как прежде, вьют!) / Они сластят и снимают боль. / Бывало, мама мне их даёт / По десять капель…" (Граубин, 1985, 155).

КАПОР (у девочек) - детский головной убор, надеваемый обычной в холодное время, с лентами или тесемками, завязываемыми под подбородком.

Ношение капора в 1890-е - 1910-е гг.

О нач. 1890-х гг.: "Матушка приняла у кучера спящую девочку, сняла с нее меховой капор, - из-под него сейчас же рассыпались светлые, золотистые волосы, - и поцеловала её" (Толстой, [1919-1922] 1984, 28).

О начале ХХ века: "Зимой… девочки носили суконные или бархатные капоры, отделанные мехом, или меховые и к ним отделанные мехом бархатные и суконные муфточки на ленточке или шнурке" (Ривош, 1990, 184).

Об одежде девочки конца ХІХ - начала ХХ вв.: "К этой одежде [шубке] прекрасно подходит капор на девочку 5 лет из зеленой тафты, поля которого отделаны мелкими сборочками, образованными продетыми внутрь шнурочками; завязки и оборка сзади сшиты из тафтяных лент того же цвета" (Алёшина, 1995, 21).

О событиях 1903 года в Москве: "По субботам, около пяти вечера, Ксенька и Аришка всегда встречали остроносую девочку в капоре и в синей бархатной шубке. Это была дочь военного доктора Матвеева с Большой Пресни… Подруги называли девочку в капоре "докторская" или "дылда"… Возле часовни мученика Пантелеймона девочка в капоре остановилась. Она пошарила в карманах шубки и сказала: Трофим, дай гривенник!"" (Бродская, Голубева, 1938, 7-8).

Из повести о Москве 1911 года: "Соня подняла воротник пальто и потуже завязала капор. Капор у нее был темный, простенький - мама сама сшила его… У стены, недалеко от алтаря, молилась барыня…. Около неё стояли две девочки в бархатных капорах с лентами" (Воронкова, 1959-а; 123, 209).

О десятилетней девочке в 1918 году: "Лишь пробежав палисадник, стукнув калиткой, Ася догадалась застегнуть пальто. Пальцы возились с тесёмками капора" (Лойко, 1964, 3).

Ношение капора в 1940-е - 1950-е гг.

О Ленинграде 1942 года: "В самом деле, одетая в тёплую кофточку и капор, [годовалая] Леночка сидела у [12-летней] Киры на коленях… "Вы лучше напишите про Киру из седьмого номера. Она взяла маленькую девочку и купает её, и гуляет с ней, и кашу ей варит. Даже платье сама ей сшила и капор"" (Карасёва, 1960; 17, 55).

О детях 5-6 лет в Ленинграде в середине 1940-х гг.: "А впереди бежали, взявшись за руки, вприпрыжку, две одинаковые девочки: и шубки у них были одинаковые, меховые, и капоры, и даже косички с ленточками... Девочка ничего не ответила. Она всё так и стояла, в шубке, в вязаном капоре, в ботиках, в варежках, и даже не думала раздеваться… Вдруг к девочке-кукле подбежали две другие девочки в голубых халатиках и стали её тормошить. Одна расстёгивала ей шубку, другая снимала с неё капор" (Гринберг, 1949; 26,27).

О конце 1940-х - начале 1950-х гг.: "В капоре, в шубке, румяная от мороза, Оля появилась в дверях" (Матвеев, [1947-1954] 1956, 185).

О начале 1950-х гг.: "…Он вёл за руку девочку лет пяти в красном капоре, то и дело сползавшем ей на затылок" (Георгиевская, 1954, 9).

О девочке 12-15 лет в нач. 1950-х гг.: "Наташа стоит, как снегурочка, в белой меховой шубке, в белом капоре, с белой муфтой. Кругом заснеженные ели" (Белахова, 1963, 46).

О вт. пол. 1950-х.: "Это сказала маленькая девочка в широком, как колокол, пальто и в остроконечном капоре" (Ефетов, 1963, 82).

Ношение капора в 1990-е гг.

О Шадринске в 1991-1992 гг.: "Капор - ужасный головной убор для девочек. Когда я была в классе 5, 6, очень стали модными капоры. Он был у каждой девочки. Разыми яркими цветами. Мне купила сестра капор болотного цвета. Он обтягивал лицо до самого подбородка, и цвет был ужасный. Я отказалась его носить. Потом мне купили чёрный капор. Он был свободнее и свисал по бокам" (1001).

О 1990-х гг.: "Капор - головной убор, который закрывал не только голову, но и шею. Я помню, что он у меня был вязаный и очень теплый, имел форму трубы" (070).

О нач. 1990-х гг. в с. Погорелка Шадринского р-на: "В 1994 г. произошёл случай, связанный с этой вещью. Девочки моего (и старше) возраста ходили в капорах. Мама купила мне ярко-красный капор. Мне очень нравился. Так как я училась со второй смены и была зима, я возвращалась домой, когда уже темнелось. Однажды, когда я только надела новый капор, мы с подружкой шли домой. По дороге на нас напали двое мальчиков. Юлька убежала, я осталась биться одна. Но это было недалеко от моего дома. Вышел папа, мальчишки убежали. Я со слезами пришла домой. На вопрос мамы: "Что случилось?" Я ответила: "У меня капор хотели украсть"" (021).

О 1993 г.: "Огромным успехом среди головных уборов примерно в 1993 году пользовался "капор". Появившись у одного-двух людей, он стал просто необходим практически каждой девочке и в конечном итоге весь наш класс, школа пестрела разноцветными "головами". Капоры были изготовлены из ангорки и покрашены в самые различные цвета (голубой, красный, черный, бордовый и др.). Популярностью в классе пользовался капор голубого цвета, так как он был у трёх девочек. У меня капор был бордового цвета, но носить мне его не нравилось, так как он постоянно мешался на шее, поскольку, как правило, такие головные уборы не было принято снимать. Но всё же в моем гардеробе капор имелся, чтобы не отличаться от других. Та же самая история произошла с весенними кепками из ангорки, которые появились вскоре после капоров" (449).

О с. Ильино Шатровского р-на в середине 1990-х гг.: "Капор - вид головного убора, связанный из ангоры (пушистой шерсти). В основном, шерсть однотонная - бордовая, красная, малиновая, т.е. разные оттенки красного. Капор представляет собою связанные воедино шапку и шарф, поэтому прикрывал не только уши, но и шею" (502).

О середине 1990-х гг.: "Был такой период, когда почти все надевали капор, лосины, мокасины, футболки в полоску. Надевался капор через голову и был похож на капюшон. Он был удобен тем, что его легко можно было скинуть, но при этом полностью не снимая. Капор был различных цветов: красный, зеленый, фиолетовый, черный и др." (450).

О дер. Павелево в 1995-1997 гг.: "Капор - это головной убор, похожий на капюшон, с плотностью шарфа; в нашем классе и по школе в целом многие девчонки его носили. Они были разных расцветок: сиреневые, голубые, красные, зеленые. Мне тоже хотелось как бы не отставать от моды, но мама говорила, что их и так вся деревня носит, она любила иметь вещь, которая есть не у всех… И сама мне связала, подобно капору, но было лучше - из кроличьего пуха (был свой), а шейка (как короткий шарфик) - из цветных, шерстяных ниток. Я в нём проходила долго (с 5 по 7 класс), пока не выросла из него. Я любила его надевать - удобно, тепло и такой только у меня" (110).

О 1998-1999 гг. в селе Красная Звезда Шадринского района: "Капор - головной убор, тёплый; можно носить осенью и весной. Одевался через голову. Капор имел фасон по типу шапки-ляльки, закрывал еще и шею. В фаворе были капоры голубого и сиреневого цвета. Носили мы капоры в классе 7-8" (011).

КАПОР (у мальчиков) - детский головной убор, надеваемый обычной в холодное время, с тесемками, завязываемыми под подбородком.

Об Украине 1910-х гг.: "Здесь не было строгого разграничения на классы, рядом сидели совсем маленькие мальчики в вязаных капорах и мордастые оболтусы в капитанках" (Ямпольский, 1964, 312).

Кинорежиссер и сценарист Леонид Моисеевич Бердичевский (1945 г.р.) вспоминает о начале 1950-х гг.: "Когда мне было лет пять или шесть, я гулял с "группой" детей в Ильинском саду, в Москве… Была зима. Я носил белую шубку и коричневый меховой капор" (Бердичевский).

КАПОТ - "Домашнее женское платье свободного покроя" (Словарь, 1956-5, 786).

О перв. пол. 1860-х гг.: "Мне шесть лет... Сестре Лиде пять... Няня одела нам темные капотики и белые передники. …В детстве мы ходили в особенных платьях: капотиках на кокетках и в белых передниках. Капотики были очень короткие и пышные, а из-под них выглядывали длинные-предлинные, до самых ног, панталоны с оборками и кружевами..." (Лукашевич, [1918] 1994, 9-10).

КАПРОН

Капроновое платье - см.: Платье, Капроновое платье.

КАПРОНОВЫЕ колготки - см.: Колготки, Капроновые колготки у девочек.

КАПУСТА - "Огородное растение сем. крестоцветных, листья которого употребляются в пищу в свежем и квашеном виде" (Словарь, 1956-5, 793).

В капусте нашли (версия родителей, объясняющая ребёнку, как тот появился на свет).

О нач. ХХ в.: "Если не мать, - пишет Л.М. Василевский, - то старая няня или соседка клятвено уверяют малыша, что нового братца или сестрицу принес "аист в клюве", или "послал боженька", или младенца нашли "под капустным листом в огороде". А то и прямо "купили на базаре"" (Василевский, 1924, 29).

О селе в Ташкентской обл. в конце 1960-х - нач. 1970-х гг.: "Когда я была маленькой, меня интересовал вопрос: "Откуда я появилась?" Мама уверяла меня, что меня нашли в капусте. Я часто бегала на огород, рассматривала капусту, но никого там не видела" (485).

О 1989-1990 гг.: "Когда я была маленькой, мама говорила, что нашла меня в сугробе, так как я родилась зимой, а мои сестры родились летом - их она нашла в капусте. Так я и думала, что дети, которые родились зимой - они из сугроба, а те, которые летом - из капусты" (247).

О девочке 4-х лет в с. Тагильское Каргапольского р-на в 1990 г.: "Мне было 4 года, когда у меня появилась сестра. Сначала я с нетерпением ожидала ее появления, представляла, как буду играть с ней и всем хвастать во дворе, что моим родителям аист подкинул девочку в капусту. Когда же она появилась, мне это уже не так нравилось. Сначала меня выселили в кроватку, а ее клали с спать с мамой и папой (на мое-то место!), ей уделяли горы внимания, все говорили, какая она красивая, а про меня забыли. Тогда я стала просить маму вернуть ее туда, где взяли. Мама с улыбкой ответила, что это невозможно, ее не примут обратно. Тогда у меня появилась мысль, что мама надо мной смеется и что-то скрывает. Во-первых, они взяли ее не в капусте (какая капуста 7 декабря? Мама не смогла мне ответить на этот вопрос и отправила к папе!), а во-вторых, они просто не хотят её возвращать, она им нравится больше меня. Они ее любят. Значит, меня они разлюбили! Я им больше не нужна" (229).

Ср.: Аист, Аист принёс; Сугроб, В сугробе нашли.

Поедание капусты способствует росту груди у девочек-подростков (поверье).

О г. Ульяновске в перв. пол. 1970-х гг.: "Говорили, что кто много ест свежей капусты, у того растут груди" (587).

О г. Шадринске в 1996 г.: "Груди начали расти у меня в 9 классе. Хотя почти у всех моих одноклассниц были довольно большие. Они ходили все важные и гордые и говорили мне: "Ешь больше капусты!". Я старалась на самом деле есть побольше капусты, хотя и ненавидела её. Когда у меня начали расти груди, они очень сильно болели. Я не могла даже спать на животе. Потом постепенно стали опухать соски и… Они начали увеличиваться! Моей радости не было предела: я буду такая же, как все. Думала, что капуста помогла" (1000).

"КАПУСТА" - существовавшая, по-видимому, в 1920-е годы детская игра.

Из книги 1930 г.: "…Дети сами составляют считалочки для разных игр (в прятки, в горелки, в лошадки, в жмурки, в коршуны, в бабки, в зорю-зоряницу, в капусту, в городки, в классы, в кошки-мышки, в лебеди и т. д.)… [Словесный компонент игры находит себе воплощение] в описании какой-нибудь захватившей детвору игры (как играют в прятки, в горелки, в жмурки, в коршуны, в бабки, в зорю-зоряницу, в капусту, в городки, в классы, в гуси-лебеди и т. д.)…" (Бархин, 1930, 243-244).

КАПУСТНИК - "Вечеринка у актёров или студентов с самодеятельными номерами шутливо-пародийного характера" (Словарь, 1956-5, 793-794).

О вт. пол. 1950-х гг.: "Словом, Митьку - весёлого, компанейского парня-заводилу - любила вся наша школа. И вот, когда осенью прошлого года было у нас школьное отчетно-выборное комсомольское собрание, мы выбрали Дмитрия Сигайло в комитет. Стал наш Митька секретарем… Митькина одноклассница… начала сбивчиво рассказывать: "Мы решили устроить вечер отдыха… Вот! Нам нужен плясун, свистун и конферансье. Потом в капустнике главную роль сыграть надо…"… Неожиданно к Митьке побежала Милка Ахинеева, наш культмассовый сектор. Она молча схватила секретаря за руку и… затараторила: "Капустник горит! Понимаешь?! Колька Семечкин в футбол играл и пятку себе отбил. А он у нас в капустнике главную роль играет. Помнишь, там стиляга такой буги-вуги танцует? Без капустника, сам понимаешь, концерт провалится…" Митька её почти не слушал. "Представляю, думал он в это время, - только я начинаю выступать, приходит секретарь горкома… Скандал! Секретарь комитета комсомола играет в капустнике! И кого? Стилягу! Кошшмаррр!..."" (Никитин, 1959, 118-119).

О Москве конца 1960-х - нач. 1970-х гг.: ""Ну вас, - машет рукой Полина Васильевна. - Девятый "А" поет, а с вами каши не сваришь". "Девятый "А" поет?" - встрепенулась Моргунова. - Да там и петь-то никто не умеет! Этот девятый "А" вообще". "Ничего не "вообще", - отвечает Полина Васильевна. - Они и "капустник" готовят давно, а вы только собираетесь. То у вас комсорг болеет, то еще какие-то причины…"" (Матвеева, 1977, 136-137).

О Москве 1970-х гг.: "Выпускной бал… Первым номером шло торжественное вручение аттестатов зрелости. Процедура эта, конечно, была "торжественной частью" - нудной, как всё обязательное. Кто ж не знает, что следует за этим. Правильно - концерт самодеятельности. В хороших школах это был не концерт, а капустник. Вот когда можно было шаржировать еще недавно неприкасаемых учителей. И даже завуча, - директора чаще всего не трогали. Ведь капустник - это праздник освобождения, это день карнавала, когда шут становится королем, - спросите у актеров. Но вот все нарадовались и насмеялись, и пора к столу. Здесь тоже все необычно и перевернуто, и можно впервые запросто чокнуться с самим директором…" (Климонтович, 2004, 8).

"КАРА-БУГАЗ" - книга (1931) К.Г. Паустовского.

"Долговечна истинно художественная публицистика со значительным содержанием, как… очерковая книга К. Паустовского "Кара-Бугаз" (1931). Её читают и в наши дни, охотней всего - старшеклассники, несмотря на то, что в книге нет острого сюжета. Центр. образ книги и единственный сквозной персонаж её очерков и новелл - мрачный залив Кара-Бугаз с охватывающей его пустыней и прилегающим со стороны моря безжизненным островом Кара-Ада" (Глушков, 1979, 5).

О конце 1930-х гг.: "По-моему, [Пустовский] был для нас прежде всего автором "Кара-Бугаза" и "Колхиды". О "Кара-Бугазе", передавая повесть из рук в руки, школьники коротко говорили, что она - книга про путешествия. Это было верно и в то же время - приблизительно. Таких книг про путешествия мы прежде не читали" (Бременер, 1982, 29).

"КАРАВАИ катать" - развлечение девочек подросткового возраста, существовавшее на Европейском Севере России в первой трети ХХ века. "Так обычно развлекались на средних ("середовых") вечёрках 13-16-летние девочки до прихода парней: наклонившись и перекрестив руки, захватывали большие пальцы ног, а затем катались по полу кубарем. Это называлось "катать караваи"…." (Морозов, Слепцова, 2004, 789).

"КАРАВАЙ" - шуточная народная песня-игра, исполняется главным образом на днях рождения у детей.

См. о 1910-х гг.: "Начались игры. Марийка всё ещё сидела в углу за пальмой. Она смотрела, как девочки и мальчики, взявшись за руки, топчутся в хороводе и поют: "Как у Ванды на именинах / Испекли мы каравай / Вот такой широты. / Вот такой высоты.... / Каравай, каравай, / Кого любишь, выбирай!" Ванда стояла посреди хоровода и думала, кого бы ей выбрать. Вдруг она увидела, что Марийка сидит за пальмой и от нечего делать щиплет волосатый ствол. "Я выбираю Марийку, - сказала Ванда. Она привела Марийку за руку и поставила на своё место. Хоровод завертелся вокруг Марийки. "...Ка-равай, ка-равай, / Кого любишь, выбирай!" - пели дети. Марийка выбрала крохотную двухлетнюю девчушку, которая с трудом поспевала за хороводом на своих кривых ножках. "Не хочу больше играть в каравай! - вдруг закричала Ляля, выходя из круга. - Это игра для малышей. Давайте лучше играть в фанты!" (Бродская, [1938] 1957, 59-60).

О середине 1910-х гг. в г. Петрограде: "Во время империалистической войны четырнадцатого года на Крестовском… был организован комитет по оказанию помощи семьям ушедших на фронт "нижних чинов". Мои родители принимали активное участие в работе комитета… и, кажется, были инициаторами устройства детских праздников… Меня звали на них потому, что я мог быть кем-то вроде "заводилы". Я знал много игр, таких, как "Море волнуется", "Каравай", "Золотые ворота" и др." (Штерн, 2000).

См. воспоминания о школе І ступени 1919-1923 гг. в Шадринске: "В перемены и после уроков очень любили играть. Сами организовывали игры "Каравай", "Кошки и мышки", "Жила-была царевна"…" (Плотникова, 2003, 19).

О детях 6-12 лет в конце 1920-х - начале 1930-х гг. в селе Межборном Притобольного района: "А это как игра: встают в круг девочки, мальчики, а на середину круга встаёт именинница. [Девочки, мальчики] берутся за руки и медленно движутся, напевая: "Как на Танины именины испекли мы каравай, вот такой вышины…" (поднимают все руки кверху), "…вот такой ширины" (поднимают руки в стороны), "вот такой ужины…" Все сходятся в кружок, тесно прижимаясь друг к дружке и напевают: "Каравай, каравай, кого хочешь выбирай". И в круг выходит тот, кого выбрала именинница, и повторяется игра несколько раз заново" (119).

Писатель В. Берестов вспоминает себя в возрасте 6 лет (1934 год): "С местными мальчишками решил не связываться. Давал им понять, что я здесь случайно… Зато девочек не боялся. Они тут все ходили в золотых венках и браслетах из одуванчиков и любили водить хороводы: "Как на Лидины именины испекли мы каравай". Какие-то у них вечные именины!" (Берестов, [1968-1996], 1998, 564-565).

Академик В.Н. Топоров вспоминает о своем московском детстве 1930-х гг.: "И последний пример, относящийся к очень распространённой … детской игре "в каравай". Дети берутся за руки, образуя замкнутый круг; в середине его сидит на корточках, опустив голову и закрыв глаза, мальчик; хоровод начинает двигаться "посолонь" с песней: "Как на Яшины именины испекли мы каравай, вот такой вышины, вот такой нижины, вот такой ширины, вот такой ужины (при этом на минуту останавливаются и движением рук показывают размеры каравая)… Каравай, каравай, кого хочешь выбирай! Чок-чок, пятачок, вставай, Яша-дурачок, где твоя невеста, в чём она одета, как её зовут?" (позже появился вариант: "и откуда привезут?"). Яша поднимался, открывал глаза и, к общему веселью, выбирал себе невесту. Я Готов был играть в эту игру в качестве участника хоровода, но быть Яшей (кажется, кроме одного-двух случаев) решительно отказывался…" (Топоров, 1997-2, 9).

О 1940-х гг.: "На зелёной лужайке среди улицы маленькие ребятишки играли в "каравай". Тут был и Ваня Берёзкин, и Дёмушка - Алёнкин брат, и Катя Перепёлкина, и Костя Беляк… С ними была и пионерка Ариша Родионова; она учила ребятишек петь: "Каравай, каравай, / Кого любишь, выбирай!" Пионеры часто устраивали всякие игры с маленькими ребятишками. Ариша увидела Таню и позвала её: "Таня, иди с нами в "каравай" играть!" (Воронкова, [1948] 1959, 11-12).

О конце 1940-х - начале 1950-х гг.: "В этот погожий день детвора Горы Железной шумно доигрывала лето, торопясь перебрать все известные ей игры и забавы. Что только творилось на улицах! …Девочки расчертили тротуары классами…, фокусничали с мячиками, пели про каравай и жито" (Ликстанов, [1953] 1964, 420).

О второй половине 1950-х гг.: "Внутри помещения [школы], в небольшом зале, молодая учительница, собрав девочек, водила хоровод и громче всех пела "Каравай, каравай, кого хочешь, выбирай". Мальчишки в игре не участвовали" (Баздырев, 1961, 32).

О 1960-х - 1970-х гг.: "Анализ песенно-игрового творчества детей [19]60-[19]70-х годов дает основание утверждать, что в игровых приговорах сохраняются только рудименты хороводных песен, привлекающие детей, видимо, не столько своими худ. достоинствами, сколько простотой исполнения и лёгкостью запоминания. Широко распространена шуточная народная песня "Каравай". Она исполняется на именинах, служит средством развлечения детей в другое время: "Как на (Тани) именины / испекли мы каравай: / Вот такой вышины! / Вот такой низины! / Вот такой ширины! / Вот такой ужины! / Каравай, каравай, / Кого хочешь выбирай!" Слова песни сопровождаются игровыми действиями" (Мельников, 1987, 112).

О детях 6-7 лет в Ленинграде в 1975 г. (запись А.Н. Мартыновой): "В центре круга, образованного играющими, - мальчик (или девочка); двигаясь вокруг него (или неё), хоровод поёт… "Как на Колины именины / Испекли мы каравай: / Вот такой ширины, / Вот такой ужины, / Вот такой вышины, / Вот такой нижины! / "Каравай, каравай, / Кого хочешь выбирай!" / "Я люблю вас всех, / А вот эту больше всех""… Когда поют "Вот такой ширины", круг расширяется до предела, при упоминании "ужины" круг сжимается, дети плотно окружают стоящего в центре. При словах "вышины" и "нижины" руки играющих поднимаются или опускаются. Когда поются последние стихи, стоящий в центре хоровода выбирает кого-либо из товарищей, и тот становится в круг вместо него. Всё начинается сначала" (ДПФ, 1997, 539, 369).

"КАРАВЕЛЛА" - детский внешкольный разновозрастный отряд, в котором ребята занимались журналистикой, парусным делом, спорт. фехтованием и съемками фильмов. Создан в 1961 году 23-летним Владиславом Крапивиным. Название "Каравелла" отряд получил в 1968 г. По предложению зам. глав. редактора журнала "Пионер" Владимира Матвеева, каравелловцы стали коллективным корреспондентом журнала на Урале. Им выдали спец. удостоверения, флаг и объявили особым пионерским отрядом. Это вызвало негодование во всех гор. и обл. органах, как педагог., так и комсомольских. С этих пор хлопот у ребят прибавилось. С одной стороны, одолевала масса важных дел: надо было снимать кино, писать материалы для журнала, заниматься спорт. фехтованием, строить парусники, участвовать в походах и соревнованиях. С другой, приходилось постоянно отстаивать свою независимость.

"Владислав Крапивин дарит юным читателям светлую мечту о подвиге и вместе с ними дает клятву по-рыцарски высокую и отважную: "Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью. Где бы их не встретил. Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня". Таков он в жизни. Таков и в своих пионерских повестях. Высокая клятва эта стала его девизом. Она же стала девизом внешкольного пионерского отряда, созданного им в Свердловске. В крапивинский отряд, образованный на базе туристической спортивной группы, влились многие из тех малолетних "мушкетеров", с которыми Владислав подружился, ещё будучи студентом фак-та журналистики Уральского гос. университета имени Горького. Он не порвал с ними связей и потом, когда стал работать в газете "Вечерний Свердловск", в журнале "Уральский следопыт". Вокруг него всегда толпилась детвора. Они вместе ходили в походы по Уктусским горам, занимались фехтованием, устраивали гонки на яхтах по водной глади Верх-Исетского озера, изучали морское дело и даже соорудили свою пионерскую парусную флотилию. Неутомимый ребячий комиссар "Слава" - так его звали пионеры - не просто прививал своим питомцам мечту о безбрежном море, которое плескалось где-то далеко-далеко от… уральского водохранилища, но и учил их собственными руками расправлять на ветру упругие паруса… В сборнике "Чем крепче ветер" - коллективном сочинении ребят крапивинского отряда "Каравелла", который стал корреспондентским морским отрядом журнала "Пионер", - приводятся стихотворные строки, вписанные пионерами в вахтенный отрядный журнал… [Романтический герой, смелый и бескорыстный, выделяющийся] среди своих сверстников чрезвычайно обостренным чувством справедливости…, который решительно не приемлет мещанскую мораль и обывательский образ жизни, который выше всего дорожит пионерской честью, верностью, дружбой, активно вмешивается в жизнь и под флагом романтики спешит туда, где труднее всего, где требуется его участие в благородных и славных делах, - такой герой, рождающийся в пионерских буднях отряда "Каравелла", по праву занял центральное место в повестях и рассказах Владислава Крапивина, созданных им в последние десятилетия… Об одном из таких героев - Серёже Каховском из повести "Мальчик со шпагой", в адрес которого юные читатели до сих пор пишут письма, считая его реальной личностью, автор так написал в предисловии к книге: "Сережи Каховского не было. Не было и отряда с названием "Эспада", но все время, когда я писал "Мальчика со шпагой", рядом со мной были ребята, очень похожие на Сережу. Рядом со мной, вместе со мной, рос и работал, шагал через поражения и радовался победам такой же, как "Эспада", пионерский отряд - отряд юных моряков, юнкоров и фехтовальщиков. Я точно знаю: не будь этих ребят - не было бы и книг "Всадника со станции Роса" и "Мальчик со шпагой", и потому эту книгу я посвящаю своим лучшим друзьям: матросам, подшкиперам и барабанщикам, штурманам и капитанам, флаг-капитанам и флагманам отряда "Каравелла"" (Разумневич, 1986; 199-200, 202, 203).

В.П. Крапивин возглавлял отряд "Каравелла" до начала 1990-х гг.

Из статьи 2002 г.: "…Детский отряд "Каравелла" существует и в настоящее время. Десятки юных екатеринбуржцев - питомцев отряда - продолжают постигать здесь основы журналистики, морского дела и фехтования" (ВК, 2002, 8).

КАРАМЕЛЬ, карамелька - род конфет, леденцы из сахара и патоки с примесью красящих и ароматических веществ.

О 1950-х гг.: "На лавочке… часто сидели торговцы с ручными лотками, наверное, частники. А торговали они карамельками на палочках: красными, желтыми, зелеными петушками, уточками, зайцами, рыбками. Этой же сладкой массой обливались небольшие, ещё кислые яблоки. Яблоко обсосешь и выбросишь, а петушок надолго" (Казарма, 2000).

О конце 1950-х гг.: ""На, Тимка, - Костик разжал потную руку. Карамельки приклеились к его ладошке. - Одну тебе, одну мне". Посасывая кислую стеклянную карамельку, Тимка как-то загадочно посмотрел на брата" (Баныкин, [1961] 1969, 147).

Ср.: "Радий"; "Барбарис"; Тянучка; Шоколад.

КАРАНДАШ - "Тонкая палочка графита или сухой краски и т. п., обычно вделанная в деревянную оболочку; употребляется для письма, черчения и рисования" (Словарь, 1956-5, 802).

Карандаш как школьная письменная принадлежность.

Из постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 14 сент. 1935 г.: "Особенно неудовлетворительны по качеству ученич. тетради, карандаши… Карандаши изготовляются из недоброкачественной древесины и плохого графита, ломающегося при очинке" (НО, 1974, 519).

О 1950-х гг.: "Людочка решительно прошествовала к первой парте… и стала по-хозяйски располагаться на ней. Ах, как все было аккуратно! Карандашик, хотя и исписан почти наполовину, блестел будто новенький, ручка - точно только-только из магазина... Если б положить рядом мой обгрызенный карандаш и самодельную ручку-палочку с примотанным ниточкой пером, то, наверное, эта чистюля презрительно хмыкнула бы. Была и у меня ручка хорошая, но я её где-то посеял" (Акулинин, 1985, 140).

Красный карандаш - карандаш, оставляющий линию красного цвета; в 1940-е - 1950-е использовался для исправления ошибок в работах учащихся и выставления отметок в тетрадях.

О конце 1940-х - нач. 1950-х гг.: "На моём столе стопка принесённых тетрадей. В моей руке красный карандаш, но когда я раскрываю первую тетрадь с классным сочинением, я кладу карандаш на стол… Конечно, и при первом чтении рука невольно потянется к карандашу, чтобы как-то отметить или вопиющую нелепость, или ошибку…" (Литвинов, 1951, 265).

КАРАНДАШ - Персонаж сказочных повестей Ю.М. Дружкова "Приключения Карандаша и Самоделкина" (1964) и "Волшебная школа" (1984). Один из "весёлых человечков", постоянно изображавшихся с очиненным карандашом на месте носа на страницах журнала "Весёлые картинки" в 1970-х - 1980-х гг.

Из "тетради для второго класса" "Математика", использовавшейся в Шадринске в 2006-2007 гг.: "Карандаш рисовал по 9 картин в неделю. Найди число картин, нарисованных им за 3 недели"; "Сколько картин нарисовал Карандаш за 3 недели, если он рисовал по 9 картин в неделю?" Возле задач нарисовано лицо человечка с очиненным карандашом на месте носа (Бененсон, 1998, 18).

КАРАНТИН - система мероприятий в детских учреждениях по предупреждению инфекционных заболеваний.

Карантин заключается в проведении обеззараживания тех помещений, где находился больной, его одежды, постельного белья, посуды, игрушек и инвентаря и в том, что дети, соприкасавшиеся с больным ребенком, не допускаются в детское учреждение. "Срок карантина зависит от заболевания (для скарлатины - 12 дней, свинки - 21 день и т. д.)… На время карантина приём новых детей в детское учреждение, а также проведение в нём массовых и культурных мероприятий запрещается" (ПС, 1960-1, 500-501).

О девочке 6-7 лет в перв. пол. 1960-х гг.: "А когда в детсаде был карантин, меня отводили к старикам в соседний дом. Старуха все время шила, и я целый день продевала ей нитки в иголки. Она меня хвалила, кормила кашей, томленной в русской печи, и я готова была сидеть у них целую вечность" (Чаплыгина, 2006).

КАРАЦУПА - пограничник, персонаж детского мифологического сознания 1930-х гг.

О мальчике в г. Каменск-Уральский Свердловской обл. 1930 г. р. в 1934-1938 гг.: "…Для меня… выписали детский журнал "Мурзилка". Некоторые рассказики оттуда я всё ещё помню… О легендарном пограничнике Карацупе и его собаке Индусе, задержавших просто-таки невероятное количество врагов и диверсантов, я впервые узнал из детского журнала на пятом году жизни" (Деркач, 2009).

КАРБИД - "Спец. Соединение металла с углеродом" (Словарь, 1956-5, 810).

В детской "культуре озорства" под названием "карбид" фигурирует обычно карбид кальция. При его соединении с водой образуется бесцветный газ ацетилен.

О конце 1940-х гг.: "Какая была Зинка красивая - дух замирал!.. Пацаны-однолетки и чуть старше всю дорогу ее изводили, чтоб понравиться: портфель прятали…,; зазывали слазить в чужой сад, а потом спасали" от злого хозяина… Были и такие тёмные придурки, что вызывали к себе внимание самыми странными способами: положат ей карбиду в чернильницу и лыбятся, когда зашипит и пена пойдет…, а на переменах подножку ставили" (Иванов, 1985а; 148, 149).

О Ленинграде в 1950-е гг.: "Устраивали "дымовухи"… Ещё было одно развлечение с карбидом кальция, которое называли просто "карбидом". Бросали его в лужу, сверху накрывали кастрюлей вверх дном, а в дне кастрюли гвоздиком заранее пробивали дырочку. Когда запах ацетилена становился ощутимым, поджигали его струю из дырочки спичкой. Кастрюля взлетала вверх. Чем дольше проявишь терпения, не зажигая спичку, тем больше накапливалось внутри газа, и тем выше взлетала кастрюля. Иногда выше четвертого или пятого этажа. Но однажды мне все-таки долбануло по лбу дном кастрюли, когда мы ждали долго, и я не успел голову убрать" (Байков, 2009).

О 1953-1954 гг. в мужской школе: "Почудить - это было одно из самых любимых занятий Парамонова. Он приносил в класс кусочки карбида и клал их в чернильницы. Чернила пенились, и по классу шел тяжёлый запах ацетилена. Потом он любил во время уроков незаметно привязывать ребят за ремешок к партам" (Дик, 1956, 101).

О мальчике 9-10 лет в пос. Свердловской обл. во вт. пол. 1950-х гг.: "И наконец, получил настоящее ранение я - мы баловались карбидом - сейчас эти серые камушки редко применяются, а тогда ацетилен в баллонах был большой редкостью, бутылка взорвалась, парню, который держал ее в руке, - ничего, а мне пробило щеку, так что потом пришлось накладывать швы, и шрам от того ранения я ношу всю жизнь…" (Чуманов, 2002).

О восьмиклассниках в конце 1950-х гг.: "…Мы всегда готовы были устроить "ашкам" [ученикам 8 "А" класса] пакость. Подсыпать карбиду в чернильницы" (Зелеранский, 1961, 16-17).

О середине 1960-х гг.: "Но Феликс был… главным нашим изобретателем. Карбидные гранаты, трубки, из которых можно было стрелять бузиной…, воздушный змей… - всё это было его рук дело" (Туинов, 1985, 4).

О конце 1960-х гг.: ""Ты просто сбежал, - сказал Венька. - А Мишка со своим Савельевым вытворяют что хотят. Насыпали карбида Анне Петровне в чернильницу, вот. Она плакала…"" (Драбкина, 1975, 103).

КАРЕТА - "Закрытый со всех сторон четырёхколесный конный экипаж на рессорах" (Словарь, 1956-5, 815).

Карета как предмет детских вызываний.

О Шадринске в 1993-1994 гг.: "Вызывание чёрной и белой кареты. Вызывали, когда мне было примерно 8-9 лет. Брали 2 стула, поворачивали их стенками друг к другу и натягивали черную и белую нитку. Всю эту конструкцию помещали в ванную, выключали свет, запирали двери. А затем сидели и ждали, когда поедут кареты. Считали, что кареты, выехав с противоположных сторон ниток, встретятся в центре. За всем этим нужно было внимательно следить, и когда кареты доедут до центра, нужно было загадать желание, которое обязательно сбудется" (103).

КАРКУША - кукольная ворона, персонаж телепередачи "Спокойной ночи, малыши!".

О Шадринске во перв. пол. 1990-х гг.: "Когда я была маленькая - до 1996 года, пока не пошла в школу, - я очень любила смотреть телепередачу "Спокойной ночи, малыши". Она шла каждый день, и я не могла лечь спать, не посмотрев её. Мой любимый герой этой передачи была Каркуша. Она казалась мне самой умненькой и очень красивой, модной птичкой" (050).

"КАРЛ Бруннер" - книга венгерского писателя Белы Балаша (1884-1948, настоящее имя - Герберт Бауэр, с нач. 1930-х гг. жил в СССР); издавалась в 1937, 1938, 1941 и 1972 гг.; пьеса того же автора (издавалась в 1937 и 1939 гг.); фильм, снятый в 1936 году по сценарию Белы Балаша (режиссер - Алексей Маслюков). Книга и спектакль по пьесе пользовались популярностью среди детей во второй половине 1930-х гг.

О лете 1936 года: "Митька… остановился перед коричневой афишей. На афише нарисованы были остроконечные дома и маленькие марширующие фашисты. Все - коричневой краской. А на этом фоне выделялись две главные фигуры: крючконосая тетка в длинном чёрном платье со стёклышком в глазу (стеклышко называлось "монокль") и мальчишка в таком же, как у Митьки, матросском костюме, только не в белом парусиновом, а голубом. Тётка - баронесса - выглядела рассерженной. А мальчишка хитро смотрел в сторону и прятал за спиной смеющуюся куколку с красной звездой на шапке. Это был немецкий пионер Карл Бруннер. Пьеса так и называлась - "Приключения Карла Бруннера". Митька два раза ходил на этот спектакль в летний театр сада "Спартак". И не он один, а почти все ребята из его класса. Взрослым спектакль не так сильно нравился. Они говорили, что артисты эти будто бы не настоящие, а из какого-то клуба. Ну и что? Пьеса всё равно была совершенно правильная! Митька мог это полностью доказать, потому что он и книжку про Карла Бруннера читал. А то, что артисты ненастоящие, так это даже лучше. У настоящих артистов мальчишек играют женщины, а на это просто смешно смотреть… А Карла Бруннера играл настоящий мальчик, такой же, как Митька! И правильно. Разве какая-нибудь тетенька сумела бы трахнуть штурмовика головой в пузо или свистеть в четыре пальца? А как этот мальчишка пел в конце пьесы знаменитую песню "Бандьера росса"! Два раза Митька был на спектакле, и оба раза весь зал подхватывал песню. А баронесса - настоящая змея! Ну ладно... … В самом начале урока… Павлик Шагренев спросил у Адели Францевны, понравилась ли ей пьеса "Приключения Карла Бруннера". "М-м? - удивилась Адель Францевна. - Ах, ты имеешь в виду эту постановку... Ну конечно, вам она должна нравиться. Но когда вы повзрослеете и станете смотреть на вещи более взыскательно, то поймете, что это совсем не блестяще"… "Вполне, - сказал Павлик. - Только... Вот всем нам кажется, что игра не такая уж плохая. Наоборот. Вот помните баронессу? Как она..." "Да-да, - снисходительно согласилась немка. - Эта дама играет действительно несколько лучше остальных". "А Карл?" - воскликнул Митька. Он по правде обиделся и разозлился. Будто его самого задели. Адель Францевна устремила на Митьку своё пенсне. "Ты говоришь о мальчике, исполнявшем роль Бруннера? Ну что же, он достаточно мил... Но это просто мальчик, а не актер. Он ведет себя так, словно всё это происходит у нас в городе, а не в Германии. А там иной уклад жизни, иные обычаи и мальчики тоже другие"…"Они такие же пионеры", - агрессивно сказал Митька. "Ну безусловно. Я имею в виду не классовые различия, а некоторые особенности... Впрочем, это сложно для вас. Я только хочу сказать, что для этого мальчика полезнее было бы не играть на сцене, а без пропусков занятий учиться в школе. Театр отвлекает его от учебного процесса"… Эмка Каранкевич ехидно оглянулась на Митьку. "Это они, Андрей Алексеевич, из-за пьесы спорили. Вершинин воображает, что он на Карла Бруннера похож…"… "А кроме того, - добавил Виталька, - это будет месть Адель Францевне за то, что она плохо отзывалась о Карле Бруннере (вернее, не о Карле, а о том пацане, который играл эту роль, но это ведь все равно)" (Крапивин, [1971], 2001; 12-13, 22-23, 32, 56).

"30 июля 1941 года… в Детгизе была подписана к печати… книга… "Карл Бруннер". Я впервые увидела "Карла Бруннера" зимой сорок первого в Котельниче… Мы успели уехать оттуда за неделю до того, как [немцы] вошли в город… В Котельниче было много таких же, как мы, эвакуированных, беженцев. Мы жили в чужой квартире. Там, в Котельниче, сестра - она уже училась в школе - принесла однажды из библиотеки книжку. Прочитала вслух неск. страниц и дальше читать мне не стала. Это не был педагогич. прием: просто ей не терпелось самой скорей прочитать всё до конца, а вслух читалось медленнее. Почти физически до сих пор ощущаю свои мучения. Я разглядывала картинки в книжке, пытаясь угадать, что же будет дальше, я ненавидела буквы, которые не хотели складываться в слова. Никогда так остро не ощущала я свою беспомощность, свою зависимость от взрослых! Судите сами: можно ли было закрыть книгу и забыть про неё? Мальчик - у него непривычное имя - Карл - возвращается из школы домой, он идёт и насвистывает песенку. И не знает, что дома всё перевернуто вверх дном, что там побывали штурмовики ("фашисты" - объяснила сестра, это было уже понятно) и мать Карла - она коммунистка - бежала, и не как-нибудь, а через окно, по крышам домов… Успеет ли она скрыться? Что будет с Карлом? Встретится ли он с матерью?.. Так я научилась читать - от отчаянного желания знать, что же сталось с немецким мальчиком Карлом. И в сознание в первый год войны вошли две Германии: одна - враждебная, несущая горе, и другая - страна Карла Бруннера, страна мужественных отважных людей - антифашистов. Потом, уже в школе, этой книгой мы зачитывались, и став старше, я узнала, что повесть о немецком мальчике написал венгерский писатель, или, как мы с подругами считали, писательница, потому что звали его Бела: Бела Балаш. До войны книга эта выдержала несколько изданий. Шла пьеса "Карл Бруннер". И даже, кажется, был фильм. После сорок первого года её издали однажды - [в 1972 г.] (в новом переводе она называется "Карчи Бруннер"). Прослышав тогда об этом, я кинулась в один книжный магазин, другой, третий, затем в библиотеки - продавцы и библиотекари разводили руками: разошлась мгновенно" (Яковлева, 1982, 26-27).

"Первая военная зима 1941 года…Мне десять лет, и мама отправляет меня в глубокий тыл - маленький городок Ветлугу, к родственникам. Я живу на Братской площади, в большом доме, когда-то принадлежавшем моему прадеду… Библиотека - в двухэтажном доме… Помню уютное тепло топящихся печей, смолистый запах деревянных стен и непередаваемо тонкий аромат, исходящий от книг… Первая моя детская любовь - "Карл Бруннер" - книга Белы Балаш о мальчике-антифашисте. Какая же ещё могла совпасть с чувствами девочки, вместе со всей страной переживавшей отступление наших войск… Наверное, у героя повести был какой-то реальный прототип, но для меня именно этот Карл был тогда настоящим боевым товарищем по духу, по ненависти к чёрной чуме" (Чадаева, 2008).

"КАРЛИКИ-ВЕЛИКАНЫ" - детская игра.

О перв. пол. 1990-х гг.: ""Карлики-великаны". Участник становится в круг, его раскручивают, затем останавливают, он должен сказать, за сколько плевков (маленьких, больших - например, "за шесть маленьких, три больших") дойдет до ведущего. Сделав это, участник игры должен поймать ведущего, в противном случае, он опять становится участником" (559).

КАРЛСОН - живущий на крыше забавный, толстенький и самодовольный человечек с пропеллером на спине, озорник и проказник, главный герой трилогии Астрид Линдгрен (см.: "Малыш и Карлсон, который живет на крыше"), друг Малыша.

Персонаж русского детского сознания 1970-х - 1980-х гг.

Возможно, немаловажную роль в "прорыве" Карлсона в число любимых персонажей русских детей сыграли мультфильмы "Малыш и Карлсон" (1968) и "Карлсон вернулся" (1970), где Карлсона озвучил Василий Ливанов. Отметим попутно, что сыгранный (и озвученный) В. Ливановым Шерлок Холмс стал неотъемлемой ("культовой") фигурой уже взрослого культурного сознания. "Пеппи-Длинныйчулок", наиболее популярная в мире книга А. Линдгрен, не обрела воплощения в отечественном мультфильме, именно этим, на наш взгляд, в немалой степени объясняется то обстоятельство, что Пеппи не стала "общепризнанным" персонажем русского детского сознания.

О 1968 г.: "Когда писательница [А. Линдгрен] приехала в Москву…, она воочию убедилась, как прочно вошли в жизнь советских детей её герои Карлсон и Пеппи: массовые тиражи книг, пластинки, игрушки; тысячи ребят носят значки с изображением Карлсона и Пеппи" (Брауде, 1987, 96).

О конце 1970-х гг.: "…Детские письма… приходят в Дом детской книги по нескольку тысяч в год со всех концов страны… "Эту книгу я перечитывала много раз и могу перечитывать её ещё столько же и даже больше. Мне очень нравятся приключения доброго толстенького человечка с пропеллером на спине и маленькой кнопочкой на животе. Конечно же, всё это выдумка, но Линдгрен писала так задорно и правдоподобно, что казалось, так было на самом деле. И злая Фрекен Бок, и маленький мальчик, очень хотевший щенка, могли быть на самом деле. Некоторые повадки Карлсона тоже были правдоподобны" (Д[евочка]. 5 кл., г. Москва). "Эту книгу я читаю второй раз, а когда я прочитала первый раз, то даже поверила, что Карлсон существует. Если бы это было так! Тогда я мечтала, что Карлсон когда-нибудь прилетит и скажет: "Привет! Можно мне здесь на минуточку приземлиться?" (Д[евочка]. 4 кл., г. Красный Луч). "...Я думаю так, как и родители Малыша, что Карлсон выдумка. Но дело не в том. Карлсон выдумка или не выдумка - это все равно, но он для меня существует..." (Д[евочка]. 5 кл., Уральская обл.)" (Малахова, 1982; 28, 36-37).

КАРМАН

Руки держать в карманах как знак взрослости, независимости.

О мальчике 6 лет в 1914-1915 гг.: "Рука матери мечется над куделькой… "Вечор расстаралась у пряшника веретешко…. К весне вытку тебе на ченбары (брюки из грубой домотканины)" "С карманом сошьешь?" "С думя, как у больших!" Давно завидую Ваньке Комаренку: он всегда держит руку в кармане" (Титов, 1965, 23).

КАРТ - "гоночный микролитражный автомобиль упрощённой конструкции без кузова, предназначенный для соревнований на небольшой площадке - картинге" (СИ, 1994, 266).

О г. Кургане и Шадринске в 1975 г.: "Недавно в Кургане… прошло первенство области по картингу. От Шадринска выступали две команды - профтехучилища № 8 и станции юных техников… 18 мая в 12 часов дня в [Шадринске] впервые пройдут областные соревнования по картингу в честь дня рождения пионерской орг-ции…" (Попов, 1975, 4).

О Шадринске в 1975 г.: "Идея создания картингов, или, как их сокращенно называют, картов, в автомотоконструкторском кружке станции юных техников была подана в прошлом году шестиклассником школы № 9 Сережей И… Что такое карт? Это маленький спортивный микроавтомобиль, высота которого всего 50 сантиметров и длина - полтора метра, а скорость - до 100 километров в час. Идея была одобрена руководителем кружка Григорием Архиповичем Поповым, в с восторгом подхвачена юными конструкторами. За опытом съездили в Каменск-Уральский, спортсмены-картингисты которого имеют уже большой опыт. Получили массу советов, чертежи, отдельные детали будущих машин, изучили правила дорожного движения, соревнований, устройство двигателей и основных узлов автомобилей… 60 кружковцев принимали участие в создании картов. Нашли в металлическом ломе трубы для рам. Сами их обрезали, гнули, сваривали. Всё свободное от занятий в школе время проводили за монтажом и настройкой моторов восьмиклассник Коля В…. и девятиклассник Гена К… - учащиеся школы № 32. Частенько руководителю приходилось охлаждать пыл своих воспитанников вопросом о школьном домашнем задании. Старались, подтягивались в учебе и дисциплине, лишь бы не быть отстраненным от занятий в кружке. Весной на дворе станции опробовали моторы четырех новеньких картов. Тренировки по вождению машин с разрешения городской автоинспекции проводили на асфальте улицы" (Борцов, 1975, 3).

"КАРТА" - подростковая игра поцелуйного характера.

О с. Глядянском в 1997-1998 гг.: "В 13-14 лет после школы обычно с друзьями мы собирались в подвалах, там были у нас сарайки. Там обычно мы играли в различные игры, о которых не знали наши родители. Это "Спичка", "Бутылочка", "Карта"… "Карта" - все садятся по кругу: мальчик, девочка. Берется одна игральная карта. Суть игры в том, что нужно губами втянуть карту и передать следующему игроку. Если карта упала, то нужно поцеловаться в губы. Мальчишки, как обычно, "халтурили", потому что специально опускали карту. Им хотелось не то чтобы поиграть, а поцеловаться. Вот в такие игры мы играли" (106).

"КАРТИНА Репина "Приплыли"" - комментарий к чьей-то неожиданной мелкой неприятности.

О с. Ожогино Шатровского р-на в середине 1990-х гг.: "Одноклассники пришли на историю, а на перемене выясняется, что никто из нас не готов. Вот здесь-то и можно было услышать: "Картина Репина "Приплыли"". Я тоже употребляла данное выражение, когда ждала чего-то, надеялась на хорошее, а в итоге разочаровывалась, и мои ожидания, надежды терпели поражение: "Ну, вот… картина Репина "Приплыли"" (154).

О мальчике 13 лет в с. Осиновском Каргапольского р-на в 2001 г.: "Когда я захотел прокатиться на мотоцикле, но там не оказалось вдруг бензина, я был очень расстроен. И про себя вдруг подумал, что очень жалко, не удалось покататься, а сестра, выйдя на крыльцо, вдруг сказала: "Картина Репина "Приплыли"" [и], посмеявшись, ушла домой" (238-4).

О девятиклассниках Крутихинской средней школы Далматовского р-на в 2001 гг.: "Когда кто-н. опаздывал на урок, а при входе в класс говорил учителю: "Можно войти?", то кто-нибудь из одноклассников негромко говорил: "Картина Репина "Приплыли""" (211).

О девочках и мальчиках 15-17 лет в Шадринске в 2001 г.: "Когда мы с друзьями собирались и сидели на веранде детского садика и кто-то подходил тогда, когда все уже начинали расходиться, этому человеку говорили: "Картина Репина "Приплыли""" (233).

КАРТИНГ - "1) вид автомобильного спорта - гонки на картах; 2) специально оборудованная площадка, где производятся такие гонки" (СИ, 1994, 266); разговорное название карта (см.: Карт).

КАРТИНКА для прикрепления закладки к тетради.

О реальном училище в 1900-е гг.: "Виктор Аполлонович [надзиратель] подвёл его к конторке. Там лежали карандаши, резинки, перья, шелковые ленточки - закладки для тетрадей, картинки-печатки для приклеивания закладок. Картинок было много; на них нарисованы были тигрята с полосатыми мячами, птички с письмом в клюве. "У тебя все школьные принадлежности имеются?… А это?" - И он покачал перед самым носом Григория Шумова лиловой ленточкой. Григорий молчал. "Возьми, - великодушно сказал Виктор Аполлонович.- И ещё вот это! - Он порылся в конторке, вытащил оттуда картинку величиной с пятак и подал её вместе с ленточкой Грише… "…Ленточка с печаткой стоит всего шесть копеек…" [Григорий] внимательно разглядел свою… покупку. Муаровая ленточка отливала живым волнистым блеском. На картинке была птичка неизвестной породы - с зелеными перьями и изумленно вытаращенными коралловыми глазками. Это были прекрасные вещи - с такой закладкой тетрадь для чистописания будет выглядеть совсем по-другому..." (Кононов, 1958, 129-130).

Ср.: Ленточка и картинка для прикрепления промокашки к тетради.

КАРТОЧНЫЙ домик - "Домик, построенный из игральных карт для детской зхабавы" (Словарь, 1956-5, 843); неусточивое сооружение из игральных карт, отдалённо напоминающее дом, замок или дворец.

О нач. 1820-х гг.: "Мальчик, кажется, крестник няни, который строил со мной карточные домики, вышел, сказав, что сейчас вернется, и пропал" (Полонский, [1886] 1986-2, 14).

О мальчике (р. 1909) в Москве во вт. пол. 1910-х гг.: "Я жил так, как жило большинство детей в тогдашних интеллигентных семьях. Я строил домики из кубиков, из карт, я забавлялся всеми играми, которым меня учили и которые мне покупали…" (Жуковский, 1992, 24).

Дети, сооружающие на столе карточный домик, изображены на картине "Карточный домик" (1919) Зинаиды Серебряковой (1884-1967).

КАРТОЧНЫЙ ЗАМОК - сооружение, построенное из карт; то же, что карточный домик.

Из стихотворения М. Хераскова "К дитяти" (1816): "Играй, дитя, играй в глазах у некой мамки; / Верти кубарик свой, ставь карточные замки. / Твой замок рушится, и ждет тебя лоза, / Учительская ждет угрюмость и гроза" (Цит. по: Гриценко, 2007, 148).

"КАРТОШКА" - популярная с 1920-х гг. пионерская песня.

Из публикации 1971 года об истории песни: "Её автор - талантливый журналист В.А. Попов. Почти десять лет он был редактором журнала "Вокруг света"… Владимир Алексеевич… дружил с ребятами и придумывал для них увлекательные беседы, игры и походы. Кажется ясно, что такому человеку могла удаться пионерская песня. Но все дело в том, что "Милая картошка" была написана задолго до появления пионерского движения, до революции, где-то в первом десятилетии века! Конечно, в её словах первоначально не смогли быть и упоминания о пионерах. Но первые пионеры сделали эту песню своей, и тогда появились строчки о пионерском лагере и знаменитый куплет "Ах, картошка - объеденье, пионеров идеал" (его сочинил поэт А. Жаров)… В разные годы в разных отрядах и лагерях к ней придумывали новые куплеты, которых не было в песне Попова. Но печатались обычно те, что утвердились с начала жизни пионерской орг-ции" (Гольденштейн, 1971, 63).

Из публикации 1973 года об истории песни: "Если "Взвейтесь кострами, синие ночи" - первая и главная пионерская песня, то второй песней, родившейся как бы вместе с пионерской орг-цией, можно считать задорную и веселую песню "Картошка"… "Картошка" запелась в 1922 году. За полвека песня вошла в обиход и память многих миллионов людей… А вот история создания песни этой потерялась... Есть две версии возникновения песни "Картошка"… …Некоторые разыскатели утверждают, что автором слов и музыки песни "Картошка" является литератор Владимир Попов, редактировавший с 1907 по 1916 год журнал "Вокруг света". Был Попов и путешественником, и журналистом, и любил подбирать музыку на пианино. "Картошка" была песней бойскаутов, пользовалась популярностью. Я читал о том, что печаталась она с указанием: автор музыки Владимир Попов. Готов поверить этому, хотя сам никогда не видел ранних изданий песни, а при нынешних… публикациях обычно упоминается, что мелодия обработана композитором Михаилом Иорданским. Не приходилось мне видеть своими глазами и текста песни, которую пели бойскауты… Нет никакого сомнения в том, что если музыка "Картошки" действительно принадлежит перу дореволюц. редактора журнала "Вокруг света", то текст её подвергся переработке, да такой, что от старого остался только остов. Ведь не могли же скауты петь "ах, картошка - объеденье, пионеров идеал", и пионеров еще не было, да и по размеру, по ритму ни слово "скаут", ни "бойскаут" не умещаются в строку. Вот ещё одна история написания текста "Картошки", относящаяся к 1923 году. Один из зачинателей пионерского движения Василий Кузин пишет мне…, что песня родилась летом 1923 года у тульских пионеров, в лагере на берегу реки Оки. Текст (состоявший всего из 12 строк) написал пионер Коля Рожков. Ныне Николай Рожков - известный киносценарист, лауреат Гос. премии СССР. Василий Кузин утверждает: "Пели "Картошку" на разные мотивы. Пионеры Центрального района - на один мотив, пионеры Чулковского и Зареченского районов - на другой. Вскоре пришли к одному мотиву, задорному, маршевому, а сама песня (текст) отшлифовалась". Бывший председатель бюро юных пионеров при Тульском губкоме комсомола Василий Кузин полагает, что до революции не было песни "Картошка", что бойскауты не могли так восхвалять картошку. Не будем отбрасывать ни одну из версий, послушаем автора песни "Взвейтесь кострами, синие ночи" Александра Жарова: "Существовала песня о картошке ещё до революции. Не знаю, когда и кто её написал в первом варианте. Знаю только, что песня была детская". О песне "Картошка" рассказала Жарову писательница Маргарита Владимировна Ямщикова (она выпускала книги под псевдонимом "Ал. Алтаев"), бывшая редактором журнала "Юные товарищи". Она попросила юного Жарова подновить текст "Картошки" и напела мотив. Жаров, по собственному признанию, подправил лишь несколько слов. И всё же, прочитав внимательно текст "Картошки", убедишься, что это песня первых лет после революции. Строки "наши бедные желудки были вечно голодны" вряд ли относятся к скаутской жизни до первой мировой войны. Вот уже точный "знак времени" - разруха, недоедание. Я прихожу к выводу, что песня "Картошка" сложилась из неск. стихотворений и мелодий. И пионер Николай Рожков, и молодой в ту пору композитор Михаил Иорданский, и комсомольский поэт Александр Жаров, и ещё, наверное, другие люди - авторы этой песни, обновленного сочинения старого редактора журнала "Вокруг света". Таким образом, все версии возникновения песни "Картошка" сливаются в одну…" (Долматовский, 1973, 83-86).

В записной книжке пионера "Товарищ" (1961 год) "Картошка" обозначена как "шуточная пионерская походная песенка". Автор музыки не указан, "слова В. Попова", песня содержит 6 куплетов: "[І] Ну, споёмте-ка, ребята, / Жили в лагере мы как / И на солнце, как котята, / Грелись этак, грелись так. [2] Наши бедные желудки / Были вечно голодны. / И считали мы минутки / До обеденной поры. [3] Дым костра, углей сиянье, / Серый пепел и зола. / Дразнит наше обонянье / Дух картошки у костра. [4] Здравствуй, милая картошка, / Низко бьём тебе челом! / Даже дальняя дорожка / Нам с тобою нипочём! [5] Чем картошечка в мундире, / Лучше блюда не найдешь / Ни в Крыму, ни на Памире, / Целый свет хоть обойдешь. [6] Ах, картошка, объеденье, / Пионеров идеал! / Тот не знает наслажденья, / Кто картошки не едал!" (Товарищ, 1961, 130).

О Минске 1922 года: "Весной 1922 года… …организовали отряд юных Спартаков… Особенно нравились нам сборы отряда. Они обычно начинались и заканчивались песнями "Варшавянка", "Наш паровоз", "Мы кузнецы", "Ты, моряк, красивый сам собою" и, конечно же, "Картошка". Затем проводились беседы "О положении в нашей стране"…" (Патент, 1984, 20-22).

О 1922 годе на Дальнем Востоке: "Мы проводили отряд [пионеров] до самого конца предместья…, и, возвращаясь, горланили пионерскую: "Здравствуй, милая картошка-тошка-тошка! / Подружились мы с тобой-бой-бой"" (Чаусов, 1963, 221-222).

О середине 1920-х гг.: "Не так давно муз. потребности ребят можно было удовлетворить песней "Картошка", которую ребята орали до звона в ушах" (ШО, [1928] 1992, 53).

О начале 1930-х гг. в Шадринске: "…Мне поручили работать пионервожатой одного из пионерских отрядов школы… Пионерские сборы проводили по-деловому: составляли план работы, давали задание каждому звену…, разучивали пионерские песни. Нашими любимыми песнями были: "Взвейтесь кострами", "Баклажечка", "Картошка", "Маленький барабанщик", "Орленок", шуточная "Ты канава, ты канава"" (Такунцева, [1989] 2002, 40-41).

О перв. пол. 1960-х гг.: "Дядя Саня… сказал: "Песня у нас, пионеров, тогда хорошая про картошку была. Не знаете её?" "Я по радио слышал", - сказал Колька. А мы все закричали: "Спойте, дядя Саня!.. Спойте, спойте!" Дядя Саня засмущался и закашлялся. "Да у меня, ребята, ни голоса, ни слуха... Ну да ладно... Только - условие: всем подпевать!" И запел. А сам улыбается, такой весёлый стал и правда на пионера сделался похож. "Здравствуй, милая картошка-тошка-тошка, / Пионеров идеал-ал-ал. / Тот не знает наслажденья-денья-денья, / Кто картошки не едал-дал-дал". И мы все дружно подпеваем: "Дал-дал..." Дядя Саня дальше: "Дым костра, углей сиянье-янье-янье, / Серый пепел и зола-ла-ла./ Дразнит наше обонянье-нянье-нянье. / Вкус картошки у костра-ра-ра…" Так распелись, что и в самом деле картошки захотелось" (Минчковский, 1966, 178-179).

"КАРТОШКА" - организованная школой уборка учениками картофеля на колхозных полях в сентябре.

О 1942 годе: "Вот, оказывается, какой у них в этом году сентябрь! Не похожий на остальные сентябри. Картофельный месяц! Прежние сентябри они с самого первого числа усаживались за парты. А в этом году вместо учёбы - картошка. Сперва свою убрали, теперь идут колхозную убирать. И если пришлось оторвать всех старших школьников Советского Союза от учёбы на целых тридцать сентябрьских дней, значит, стране очень понадобились рабочие руки. И, значит, им нужно очень постараться, чтобы с пользой прошли дни, которые они проведут не за партой, а в поле, на уборке картофеля. Так им вчера на собрании говорили… Да, это хорошо и очень важно, что они будут работать в колхозе, думала Катя… Но всё-таки жаль, что ещё долго не придётся бегать в школу, долго они не будут писать мелком на классной доске, отвечать уроки, решать задачи. Ещё очень долго. До самого конца сентября…" (Могилевская, [1949] 1966, 120-121).

О г. Владимире-Волынском (Западная Украина) в 1941-1944 гг.: "Копаем картошку. [назв.] Не играли в "классики" / мои одноклассницы. / Была одоклассникам / не в игру игра. / Девочки? / Мальчики? / Какая разница? / Всем на картошку / с восьми утра. / Мучим землю / вязкую, / тяжёлую, / липкую. / Выще голов - / лопат черенки. / Чтобы не заплакать, / смеёмся над Лидкою - / выкопала / вместо / картошки / черепки. / Нет конца делянке. / Мешки - бездонные. / А во рту / ни крошки / не будет / дотемна. / Что там ждёт дома? / Может, похоронные? / Копаем картошку. / Идёт война" (Дихтярь, 1965, 9-10).

О Шадринске во вт. пол. 1980-х - нач. 1990-х гг.: "Каждую осень мы ездили на картошку. В школе отменяли занятия. Мы брали с собой еду, чаще всего помидоры, хлеб и ездили убирать картошку. На поле стояли большие железные контейнеры, в них сбрасывали картошку, собранную в ведрах. Был чистый воздух, теплая осень, но собирать картошку - это изматывало. Зато весело было ехать в автобусе. Там были парни из старших классов, можно было пококетничать. Несколько раз мы ездили на черноплодную рябину - собирали ее ведрами в мешки. Объедались её ужасно" (1001).

См. также: Колхоз; Сельхозработы.

"КАРТОШКА" - детская игра с мячом.

О г. Свердловске в середине 1960-х гг. "Лето… Компания наша очень большая и разномастная: от пятнадцатилетнего Весика до шестилетней меня. Вернее, мне уже шесть с половиной. Игры у нас разные: "войнушка", "цепи кованые", "вышибалы", "двенадцать палочек", "лапта", "картошка" … и другие" (Смирнова, 2005).

Первая разновидность "Картошки" - играющие становятся в круг и перебрасывают мяч друг другу.

О начале 1970-х гг.: "Играющие встают в круг и, как в волейболе, перебрасывают мяч друг другу. Тот, кто упустит мяч, садится в центр. Когда в центре набирается компания из 5-6 человек, те, что стоят в круге, "гасят" о них мяч, то есть сильно бьют сверху вниз. Если игрок из центра во время "гашения" умудрится поймать мяч, тогда все снова встают в круг, а в центр садится человек, от кого был пойман мяч" (Томилова, 2006).

О перв. пол. 1970-х гг.: "Эта жизнь начиналась там…, где строили на деревьях шалаши…, клали пятикопеечные монеты под паровоз, играли в ножички, "двенадцать палочек", штандер, "американку", просто футбол и настольный теннис и от души дуплились в "картошку", вечерами жгли костры и пекли в золе картошку настоящую…" (Варламов, 2000).

О девочке 10-15 лет в с. Ново-Ильинском Петуховского р-на в 1996-2000 гг.: "Играли в "картошку" обычно 6-7 человек. По считалке выбирали того, кто будет картошкой. Остальные становились в круг, брали мяч. Картошка (ребёнок) садилась в центр на корточки, мы начинали перебрасывать друг другу мяч, так, чтобы ребенок в центре не смог поймать мяч, так как никому не хотелось оказаться картошкой. Картошка постепенно росла, и когда удавалось ловить мяч, то он становился на место того, кто только что бросил мяч, а человек из круга садился вместо картошки в центр" (143).

О в г. Лянторе Сургутского р-на Тюменской обл. в 2001 г.: "В эту игру мы играли во дворе, когда мне было 15 лет. Мы вставали в круг и начинали перебрасывать друг другу мяч. Тот кто не поймал мяч посланный ему, садился в центре круга на корточки. Он - картошка. Остальные продолжали перебрасывать мяч, при этом они могли пятнать сидящего в кругу мячом. Если мяч не поймает еще один игрок, он тоже садился в круг и так далее. Если сидящий в центре ловил мяч, не коснувшийся земли, то все, сидящие в центре были свободны, расходились по своим местам, а в центр садился тот, кто неудачно попытался запятнать картошку" (015).

Правила второй разновидности "Картошки" аналогичны правилам игры "Вышибалы с картинками".

О первой половине 1980-х гг. в Каргаполье: "Принцип игры "Картошка" заключается в том, что в неё может играть любое количество детей (больше трёх). Выбирается участок примерно 10-15 метров. На этом расстоянии чертятся две линии друг против друга. Выбираются два водящих, которые становятся за чертами. Для игры нужен мяч, он находится у водящих. Все остальные игроки встают в пространство, очерченное линиями. Задача водящих - постараться выбить участников, задача игроков - как можно дольше остаться внутри этих линий (принцип игры "Вышибало"). Во время игры водящие могут усложнять задачу для игроков. При броске мяча один из водящих кричит: "Картошка" и при этом мяч катает по земле. Участники, стоящие внутри линий, должны выстроиться так, чтобы мяч прокатился у них между ног, но не прикасаясь к нему, если же кто-то не успевает выполнить это движение, тот выходит из игры. Кроме слов "картошка" водящие могут катнуть мяч по земле и сказать: "Огонь", участники же должны отскочить подальше от мяча. Если кто-то из участников по ошибке выполнит движение как при слове "картошка", тот тоже выходит из игры. Но водящие при броске могут крикнуть "Свечка", тогда кто-то может поймать мяч, если тот не коснулся земли, тогда у игрока, поймавшего мяч, прибавляется жизнь. Этой жизнью он может спасти кого-то из выбывших или оставить её себе. В последнем случае у такого игрока есть шанс остаться подольше в игре, так как при случайном попадании в него мяча у него сгорает "свеча", а жизнь остается (по-другому это называется "шкурка"). "Шкурка" остается и тогда, если игрок неправильно выполнил движения при словах "огонь" или "картошка". Как правило, водящие "свечки" кидают очень редко, а чаще всего кричат: "Картошка", "Огонь". Иногда в игре встречаются ситуации, когда мяч "застревает" на территории, очерченной линиями, и если водящий крикнет: "Мяч горяч", то тогда никто не имеет права взять этот мяч, кроме самих водящих или уже выбывших; если же водящий крикнул: "Мяч не горяч", то любой участник может подать мяч водящему. Игра продолжается до тех пор, пока не выбьют всех участников, стоящих внутри линий" (525).

КАРТУЗ.

О мальчиках 7-9 лет в 1907-1909 гг.: "…Весёлая голытьба пензенской окраины - детвора рабочего люда. Веселый, неунывающий народ! Летом похожие друг на друга… Зимой и вовсе одинаковые: в старых латаных валенках, треух на голове иль картуз, надвинутый сверх платка…" (Карасев, 1967, 14).

КАРТЫ - "Набор листков из плотной бумаги одинакового размера с изображёнными на них фигурами или очками четырёх мастей, служащий для игры" (Словарь, 1956-5, 828).

Гадать на картах.

О конце 1970-х гг.: "Старшие девочки на даче в Лианозово пробовали гадать и меня учили. Толкования были записаны в специальных тетрадках. Очень сложные. Я запомнила, что черные шестерки к поздней дороге, а красненькие - к ранней… Но это не главное. Главное загадать, что ты - дама, а он - король. Любит или не любит. Гадаешь на короля. Понятно? Но вот этого я не понимала. Короли были толстыми бородатыми дядьками. При чём тут "любит - не любит"!" (Метелица, 2005, 88).

О девочке во вт. пол. 1980-х гг.: "Первый раз на мальчишек мне погадала подруга моего сродного брата. Это было тогда, когда я уезжала с сестрой к бабушке в Кемеровскую область в г. Мариинск. Гадание было на картах. [Описание видов гадания.] 1. Гадание называлось "Как он к тебе относится?" Выбрасываются карты одна за другой. Если выпадают шестерки бубей и червей, то боится, если крести и вини, то раздражает, семерки - боится встречи с тобой, восьмерки - ревнует, девятки - любит, валет - нравится, дама - ненавидит, король - переменит отношение к тебе, туз - если черви, буби, то влюблен, а если пики, крести, то издевается. 2. А ещё другое гадание на картах. "Любит? Не любит?" Раскладываются карты девять колод по три ряда. Раскладывается вся колода. Затем сверху, слева направо открываются первые карты. Нужно по порядку брать карты, у которых совпадают цифры. И если все карты совпадут (брать нужно по две). Например, две шестерки убираем, а на их месте, когда придет очередь, открываем снова первую карту. И так пока вся колода не совпадёт. Если совпала, то любит, а если нет, то нет. 3. Выбрасывается карта из всей колоды. Гадание называется "Есть ли у него другая". Если выпадает шестерка - много, семерка - только ты, восьмерка - нет, девятка - первая и последняя, десятка - может быть, валет - ты не первая и не последняя, дама - было, но он не любил, король - сходит от тебя с ума, туз - ты одна единственная" (499).

О девочках в конце 1980-х - нач. 1990-х гг.: "Очень часто гадали на картах. Вытаскиваешь из колоды всех королей, загадываешь мальчиков, которые тебе нравятся, и которым как ты думаешь, ты нравишься. И если на одного или нескольких королей сошлась вся колода, от шестерки до туза, то значит тот, кого загадали, тебя любит; если не хватило туза или дамы, то ты ему не нравишься; если не совпалось ничего, то, соответственно, не любит. Если карты врали, то мы перетаскивали их через ручку двери или давали посидеть на них тому, кто не целованный. Считалось, что тогда карты начнут говорить правду" (576).

О девочках 12-15 лет в Шадринске в конце 1990-х гг.: "Гадали. 1. [Первый вид гадания.] На карту определённого короля загадывается имя мальчика, потом карты тасуются, просто выкладываются из колоды по одной рубашкой вниз, и на каждую карту перечисляется, где сейчас этот мальчик. Когда выпадает загаданный мальчик, значит он в этот момент это и делает (либо так к тебе относится). Приговорка была такая: "на пороге, на дороге, на кровати, за столом, крепко любит, крепко спит, поцелует, всё простит". 2. [Второй вид гадания.] Загадывали на четырёх королей по конкретному мальчику, четыре карты закрывались рубашками вниз, перемешивались и раскладывались рядом, на расстоянии друг от друга. Все остальные карты равномерно распределялись между этими четырьмя королями (было не видно, кто какой), и потом открывались. То есть каждому королю соответствовал определённый набор карт. Подсчитывается, сколько в его куче "червей", "бубей", "крестей" и "пик". Были виды трактовок такие: "черви" - любовь, то есть: сколько карт червей - столько будет с ним любви; "буби" - 1. дети (сколько детей), 2. дружба (насколько дружеские отношения будут между супругами); "крести" - деньги (чем больше крестей - тем большей денег); "пики" - 1. ссоры (лучше, когда пик мало или совсем нет), 2. сор (насколько грязно будет у вас в доме). Девушка выбирает, какой вариант для неё самый худший, и этот король вместе с выпавшими к нему картами убираются, но девушка сначала не должна видеть, кого она убрала до самого конца гадания. Потом такая же процедура производится между тремя королями, потом между двумя. Тот король, который остался, и есть "суженый" девушки, которая гадала" (1003).

О девочках 13-14 лет в п. Тикси-3 Булунского улуса Республики Саха (Якутия) в 2001 г.: "Мне 13 лет, Лиде - 14. Я вела тетрадку-гадалку, куда записывала гадания, стихотворения. Сама ничего не сочиняла, переписывала у подруг или из журналов для девочек. Моя соседка пришла ко мне в гости со своей тетрадкой, такой же, как у меня. Лида переписала новое гадание у своей подруги и предложила мне погадать и записать его к себе. Я взяла колоду карт, и мы приступили к гаданию. Я выполняла то, что написано в гадании, а Лида сидела рядом. Нужно было загадать желание, что я и сделала. В левой руке у меня была колода, я накрыла её правой рукой и мысленно минуты две повторяла своё желание. Затем взяла из колоды вразнобой три карты и положила перед собой. В гадании написано: если все чёрные масти - желание не исполнится; две черные и одна красная - для исполнения твоего желания потребуется много времени и сил, но неудача все же возможна; две красные и одна чёрная - желание исполнится, но не сразу; все красные - всё, что задумано, очень скоро исполнится. У меня все три карты были чёрной масти: по гаданию это означало, что желание не исполнится. Я очень расстроилась. Но гадание переписала. И раз 7-8 в день таким образом гадала, так как у меня было много желаний, и я хотела знать, исполнятся они или нет. Гадать можно было в любой день, кроме понедельника. Считалось, что в этот день карты "говорят" неправду. Это мне сказала моя мама, а ей - бабушка. Я верила в это. Гадала я лет до 15, потом мне это стало неинтересно" (245).

Раскладывать пасьянс на желание.

О девочке в с. Бороздинка Альменевского р-на в 1998 г.: "В 13 лет я очень любила гадать на картах. Раскладывала пасьянс "Любит, не любит", на королей, на желание. Желание, чтобы что-нибудь купили родители, хорошо написать контрольную работу по какому-либо предмету" (230).

Сидеть на картах при гадании.

О вт. пол.. 1970-х гг.: "…"Сидеть на картах". Что это значит: когда мы с подругами собирались и гадали на картах, [то] прежде чем гадать, надо было посидеть на картах, чтобы они "говорили" правду. Мы в это верили, что если посидит целованный, то правды не жди…" (479).

Играть в карты для развлечения.

О 9-14-летней девочке в 1914-1919 гг.: "У нас в доме и прежде иногда играли в карты: то преферанс составлялся, то винт. Играли и мама, и бабушка Надежда Николаевна, и дядя Володя. С нами детьми, тоже играли в разные невинные игры - в "свои козыри", "Акульку" (она же "ведьма"), "подкидного дурака", "комбинацию"" (Панова, 1980, 68).

О 1970-х гг.: "В тёплое время года все свободное время [девочка] проводила на окрестных крышах. Там можно было много чего делать: загорать, играть в карты, курить, рассказывать всякие истории" (Коршунова, 2004, 9).

Играть в карты на материальный выигрыш.

О начале 1940-х гг.: "Играли мы, конечно, и в карты, но не на деньги, а на те же стречки, спички, вяленую галаночную или репную пареницу, либо на стручки зеленого гороха, когда приходило лето. На гороховые стручки была самая безопасная, хотя и азартная картежная игра" (Белов, 2002-2).

О мальчике-подростке в Шадринске в 1999-2000 гг.: "Апогеем игры в карты у меня был 9 класс. Мы играли сначала в "секу", позже кол-во игр увеличилось, появились "очко", "сека с козырями", "фараон", "тысяча". Со своими друзьями мы могли и в "пьяницу" играть на что-н., но с ребятами извне, а именно с друзьями и знакомыми моего брата, обычно играли только в "секу" или "очко". Играя между собой, мы обязательно регламентировали время игры, после которого можно было покинуть игру или по обоюдному согласию продолжить. Если игра шла с другими ребятами, время не оговаривалось, и процесс проходил либо до чьего-то банкротства, либо по взаимному согласию большинства, хотя в принципе можно было уйти хоть когда, но вполне возможно, что после играть с тобой бы никто не стал" (444).

Играть в карты на выполнение желания.

О девочке 7-8 лет в 1993-1994 гг.: "Когда мне было 7-8 лет, я пристрастилась играть в карты. Играла я в любую погоду. Это было как болезнь. А летом, когда родители были на работе, я, даже не поев, бежала на улицу к дворовым девчонкам, чтобы поиграть с ними в карты. Один раз я чуть не упала в обморок, так как было очень жарко, а я ничего не пила и не ела с самого утра с 8 до 13 дня. Но это меня не останавливало. Сначала, когда я только увидела карты, я не умела отличать вальта от дамы и т. д. и не понимала, кто кого старше. Но мне быстро объяснили более старшие друзья. Играли мы когда как, когда малой компанией от 4 до 6 человек, а иногда нас было 12 и более человек (тогда было намного интереснее), тогда приходилось объединять 2-3 колоды карт вместе, так как одной уже не хватало. Я все схватывала на лету и вскоре обыграть меня не могли даже многие взрослые. Но всё же все наши игры были безобидные. Так, например, мы играли в "Дурака" - простая, всем известная игра. Играли в "Девятикратного" - сначала раскладывают по кругу 9 карт из колоды, в центр кладется козырная карта и оставшаяся колода. Затем все по очереди берут карты (забирают только те, что подходят друг к другу по масти, а козырной можно было взять любую карту, какая понравится). А когда все карты будут разобраны участниками, то игра идет по принципу "Дурака". Играли мы на желания, например, игра "Чесотка"… И кто последний зачешется, тот и проиграл, и именно он будет выполнять желание того, кто первый вышел из игры. Задания были различные. Один раз моей подружке Лере, очень тихой и скромной девочке, задали залезть на беседку, повиснуть с неё на одной руке, чесать бок и кричать: "Я макака! Я макака!" - я точно знаю, что ей было стыдно, горько, может, даже противно, но уговор есть уговор. Может, со стороны это и выглядело смешно, потому что все смеялись, но мне было сильно обидно за мою восьмилетнюю подружку. Много раз мне самой доставалось. Приходилось бежать в подъезд на 5 этаж и кричать на всю лестничную площадку всякую чушь. Например, кукарекать, гавкать, как собачка, мяукать, как кошечка. И многое-многое другое. Некоторым задавали залезть под лавочку и кричать: "Я сошла с ума!" и т. д. Когда я сама что-то задавала, было почему-то приятно, но когда мне задавали задания, я выполняла их с неохотой. Но потом все эти игры мне изрядно надоели, и я нашла себе другое занятие" (234).

О конце 1990-х гг.: "Когда мне было 13 лет, в наш двор пришла новая забава - играть в карты на желание. Для этого использовалась карточная игра "в дурака", которая приобретала новое значение - обычно, в данной игре неважно, кто выигрывает, важен проигравший (он же "дурак"), а в новой вариации игры важен не только проигравший, но и победитель (кто первый вышел из игры). Этот победитель и говорит своё желание, а "дурак" должен его выполнить. Желания были самые разнообразные, так, в 13 лет самыми распространенными были формы-кричалки (например: "Я лечусь в ПНД", "Я дура(к)", "Я вижу море"), в 14 лет - формы желаний были вербально-коммуникативными, то есть нужно было с кем-то познакомиться либо просто спросить имя, узнать возраст, рассказать про себя; в 15 лет игры на желание носили эротический характер (например, обнять Диму, сесть на колени Саше, поцеловать Олю; здесь же присутствовали элементы раздевания). В более старшем возрасте игра в карты на желания перешла в игру в карты на раздевание" (012).

О девочке 14-20 лет в с. Кундравы Чебаркульского р-на Челябинской обл. в 2001-2007 гг.: "Лет с 14 я и мои друзья начали играть в карты на желание. Обычно играли в "дурака". Кто проигрывал, тот и исполнял желание - по договоренности, или одно желание от всех игроков, или каждый загадывал своё. Часто желания носили унижающий характер, то есть проигравший должен был что-то прокричать (например: "Я дурак, я вижу море, осторожно, вон корабль") или сделать в общественном месте (попрошайничать) и пр." (141).

Играть в карты на раздевание.

О с. Понькино Шадринского р-на в 1980-е гг.: "Играли на раздевание в карты в дурака. Кто дурак, тот что-нибудь снимает. Но раздевались не сильно, так, например: носки, верхнюю кофту, часы, цепочку, заколку. Ну, а парни, бывало, что и рубашку снимали. Затем игра под каким-нибудь предлогом заканчивалась" (514).

О Тюменской обл. в 1986 г.: "В школе, в 8 классе мы собирались вместе с мальчишками-одноклассниками вечерами. Иногда уходили к девочке Лене домой, человек 6-7. Начинали играть в карты в "дурака" или "девятку". Я была болтлива и говорлива. Естественно, когда выдвигалась идея, чтобы играть на раздевание, я была первая "за". Так как одета я, как капуста, всегда. Но дальше снятия носок эта игра у нас никогда не заходила. Зато насмеемся вдоволь" (590).

О поселке Уренгой в конце 1980-х гг. - начале 1990-х гг.: "Так как у нас зимой бывало очень холодно на улице и долго там не погуляешь, мы любили играть в игры в подъезде. Площадки в подъездах у нас очень большие… Очень часто играли в подъезде или у кого-нибудь в гостях в карты на раздевание. Выбиралась игра, например, "дурак", и кто проигрывал, тот что-нибудь с себя снимал. Обычно, мальчики мухлевали, а девчонки из-за того, что боялись остаться, не видели мухлежа" (550).

О конце 1990-х гг.: "Когда мне было 13 лет, в наш двор пришла новая забава - играть в карты на желание… В более старшем возрасте игра в карты на желания перешла в игру в карты на раздевание" (012).

Карты с эротическими изображениями.

О школьниках в конце 1980-х гг.: "Приносили они [мальчики] карты с изображением "голых баб" и показывали их нам [девочкам], смеясь при этом. Или вырезали из журналов и клали на парты или молодой учительнице на стол. Мы смущали[сь], краснели и хихикали" (489).

Строить карточный домик - см.: Карточный домик.

КАРТУЗ - "Мужской головной убор с козырьком" (Словарь, 1956-5, 844).

Об Украине 1910-х гг.: "Самые маленькие [мальчики], те, что и штанишек ещё не имеют, а разгуливают в бумазейных платьицах, играют в классы. А уважающий себя мальчик, с глубоко надвинутым на самые глаза картузом, никогда не станет играть в классы, а играет в "расшибаловку" или в орехи..." (Ямпольский, 1964; 262-263, 281-282).

О 1930-х гг.: "Вы знаете, до войны [1941-1945 гг.] мальчишки, особенно в деревнях, часто и летом ходили в каких-нибудь картузах или кепках" (Якуб, 1988, 67).

О конце 1950-х - нач. 1960-х гг.: "И она … вытащила из-под дивана… корзинку; в ней были сложены старые игрушки, в которые я уже не играл. Потому что я уже вырос и осенью мне должны были купить шк. форму и картуз с блестящим козырьком" (Драгунский, [1966] 1975, 38).

Ср.: Каскетка; Кепка; Фуражка.

КАРУСЕЛЬ - "Вращающаяся площадка с сиденьями в форме лошадок, экипажей, лодок и пр., служащая для катанья на ярмарках, народных гуляньях и т. п." (Словарь, 1956-5, 845).

О девочке 11 лет в Москве в 1914 г.: "Клаше очень нравилось, что дядя называет её по имени и отчеству, что он разговаривает с ней, как со взрослой. В это же воскресенье они пошли гулять за Пресненскую заставу. "Есть у нас большой капитал, Клавдия Петровна, пятиалтынный. На что тратить будем?" ­ спросил дядя Семён. Они шли мимо ларьков, балаганов и лотков со сладостями, приценивались и перебирали все удовольствия, которые можно было получить на гулянье за пятнадцать копеек. Их выбор остановился на карусели. За катанье на карусели брали пятачок с человека за один круг. Дядя Семен и Клаша выбрали самых страшных деревянных коней, серых в черных яблоках, с оскаленными зубами и с ярко-малиновыми седлами. Они уселись верхом на коней: на одного - дядя Семен, на другого ­ Клаша. И тут-то началось веселье, от которого сладко замирало сердце. Сверкая бисерной разноцветной бахромой, мелькая расписными колясками, толстобрюхими слонами и красавцами конями, под гармошку и бубен закружилась карусель. Всё веселее заливалась карусель под "польку-бабочку". "Держись, Клавдия Петровна: конь с норовом!" - кричал дядя. После карусели они выпили на оставшийся пятачок по стакану сладкого грушевого кваса и купили жареных семечек. Но кататься каждое воскресенье на карусели было не по карману дяде Семену, и он придумал другое, бесплатное развлеченье ­ отправлялся с Клашей гулять на Ваганьковское кладбище, неподалеку от Преснеской заставы" (Голубева, 1971, 23-24).

О 1930-х гг.: "Заиграла музыка, / Карусели кружатся, / Закружились карусели, / На коней мальчишки сели./ Кони мчатся / Круг за кругом, / Гривы шелковисты, / Полетели друг за другом / В бой кавалеристы. / Заиграла музыка, / Карусели кружатся, / Закружились карусели, / На коней девчонки сели. / Друг за другом, / Круг за кругом - / Что нам торопиться! / Не в поход спешить подругам - / Сели прокатиться!" (Барто, [1933] 1969-1, 59).

О середине 1930-х гг.: "Под шатром каруселей по кругу плыли, вися в воздухе, пары коней, а за ними коляски, потом опять кони и опять коляски. Внутри кто-то весело играл на гармони русские народные песни. В очереди много мальчишек, и каждый мечтает прокатиться на лошади. Если же лошади не доставалось и приходилось ехать в коляске да сидеть на обычной скамейке с девчонками и малышами, половина удовольствия была безвозвратно потеряна. Разве только под конец кружение и музыка ослабят разочарование" (Богданков, 1972, 27-28).

О начале 1940-х гг.: "Карусель. Под шатром широким кругом / Мчатся кони друг за другом, / Стройные, точеные, / Сбруи золоченые. / Едут девочки в санях, / Руки в муфты прячут. / А мальчишки на конях / За санями скачут. / Едут девочки в санях, / Лаковых, узорных, / А мальчишки - на конях, / Серых или черных… / В блеске пестрых фонарей, / В удалой погоне / Пролетают все быстрей / Всадники и кони. / А кругом бегут дома, / Тумбы и панели. / Площадь движется сама / Вроде карусели..." (Маршак, [1945] 1968-1, 133).

О карусели-кружале см. Кружало.

КАРЦЕР - помещение для временного одиночного заточения лиц, провинившихся в чём-либо. В учебных заведениях России заключение в карцер практиковалось как наказание до 1917 года.

О гимназии в Саратове конца 1890-х гг.: "Отношения к ученикам были сухо формальными и чиновничьими. Нас не считали за детей, а скорее за солдат штрафного батальона, где за каждым малейшим нарушением следовало соответствующее наказание - без обеда на один или два часа со внесением в кондуит; за более серьёзные нарушения классной дисциплины сажали в карцер, который помещался под лестницей главного входа в гимназию с улицы" (Золотарев, [до 1975] 1995, 60).

Генетик Н.В. Тимофеев-Ресовский (1900-1981) о 1910-х гг.: "Учился я во времена знаменитого Кассо. При Кассо гимназисты находились на таком, значит, полувоенном положении: после восьми часов вечера на улицу выходить не имели права, к различным неполадкам в форме строжайшие были придирки... …Так называемые классные надзиратели и их помощники могли остановить, записать, и потом происходили от этого всякие неприятности. Никакого телесного наказания в наши дни, конечно, не применялось, но карцер существовал. Можно было получить карцер на один день, а можно было и на две недельки получить. Это не значит двухнедельная отсидка, карцер означал отсидку в течение трех асов по окончании уроков. Ежели карцер давался на неделю, то всю неделю каждый день нужно было три часа отсидеть в карцере. Ну, конечно, это была неприятная штука. На неделю, на две недели получали редко, за наиболее крупные преступления. Ну, так на день-два-три - это довольно часто можно было получить" (Автобиографии, 1998, 351-352).

О реальном училище во вт. пол. 1900-х гг.: "Эта мера наказания - оставить без обеда - считалась в то время достижением педагогики. Карцер был упразднен не так уж давно - в 1905 году" (Кононов, 1958, 268).

См. также: Наказания в учебных заведениях (официальные).

КАСКЕТКА - "мужской и мальчиковый головной убор, кепка-восьмиклинка с пуговицей наверху, была в моде в начале ХХ века" (Терешкович, 1999, 97).

Об Украине во вт. пол. 1910-х гг.: "Овечка, беленький, как шарик мороженого, в новой соломенной каскетке с голубым ободком и в новых жёлтеньких сандалиях, стоит, смотрит и важно надувает щеки" (Ямпольский, 1964, 257).

Об Украине в конце 1920-х гг.: "Паренёк в разноцветной каскетке стоял на углу улицы, заложив руки в карманы брюк, и насвистывал. Каскетка придавала ему чужеземный вид, он похож был на гонщика, на жокея, на юнгу, вернувшегося из дальнего плавания, и ещё на знаменитого голкипера" (Ямпольский, 1964, 560).

КАССА букв и слогов.

О вт. пол. 1940-х гг.: "Работа с разрезной азбукой проводится систематически на каждом уроке. Для удобства пользования разрезной азбукой применяются два приспособления: буквенная касса и наборное полотно. Буквенная касса представляет собой развернутую обложку тетради, на каждой стороне которой наклеены или нашиты 16 кармашков для хранения букв - по числу букв русского алфавита. Наборное полотно представляет собой картонный прямоугольник с нашитыми или наклеенными на нем двумя-тремя узкими полосками картона с отгибающимся верхним краем; за этот край и закладываются буквы при работе с разрезной азбукой. Буквенная касса и наборное полотно должны быть у каждого ученика" (НШ, 1950, 263).

О 1965 г.: "Я пошла в 1 класс в 1965 году в Новокузнецке… Все было, как полагается: …коричневое форменное платьице, …новенький портфель. А в нем - вещи, которые незнакомы нынешним школярам, - чернильница-непроливайка, перочистка, деревянная ручка-вставочка... Была еще в портфеле тряпичная, сшитая мамой касса букв и слогов…" (Политова, 2006, 3).

О Челябинске в 1979 г.: "А еще я помню… коробку "Подарок первокласснику". В ней лежали… точилка, кассы букв и слогов. Щитки для кассы, обтянутые дерматином, покупали отдельно. Помню, бабушка подтягивала резиночки на щитке, чтобы бумажки с напечатанными буквами не вылетали" (Высочина, 2007).

О девочке 6-7 лет в 1991-1992 г. в с. Костыгин Лог Целинного р-на: "В первый класс мама купила мне кассу букв и слогов. Это была красно-коричневая, как кожаная, папочка размером с книгу со спец. полочками-ячейками для букв. А в ней листы с напечатанными прямоугольничками, в которых напечатаны буквы, слоги и знаки препинания. Их надо было вырезать перед тем, как работать с кассой. Я с мамой вместе вырезала все прямоугольнички. Мне было интересно вырезать их" (137).

О 1992 г.: "Касса букв и слогов появилась у меня в 7 лет. За год перед школой мама учила меня составлять слова из слогов. Обложка была сделана из кожи. Снаружи - зелёная, изнутри - коричневая с небольшими карманчиками с обеих сторон. Буквы и слоги были небольшие по размеру, прямоугольные. Карточки сделаны из плотной бумаги. Цифры и картинки с животными были в два раза больше, и кармашки были соответственные. С одной стороны кассы помещались буквы и слоги, с другой - цифры и картинки. Мама доставала несколько слогов: слово целиком и ещё лишние слоги. Из этой кучки мне нужно было составить слово. Если у меня не получалось, то мама говорила мне слово, и я должна была правильно найти слоги и поставить их в правильном порядке. Что касается цифр, то их я выбирала сама, а мама говорила, правильно ли я сосчитала. Сначала я училась считать на картинках, так как там нарисовано определенное количество животных и их легче сосчитать" (017).

О девочке 7-8 лет в с. Кодском Шатровского р-на в 1993-1994 гг.: "Когда я училась в первом классе, у нас у всех была касса букв и слогов. Её все родители покупали. Эта касса выглядела как кожаная папочка с карманами. Отдельно продавались картонные листы формата А 4, где были изображены буквы и различные слоги. Ещё было табло, где на уроках мы составляли различные слова или словосочетания, предварительно вырезав из листов все буковки и слоги" (235).

О девочке 10 лет в Шадринске в 1997 г.: "Касса букв и слогов сохранилась до сих пор. Мама мне её покупала. Она была кожаная, внутри коричневая, а снаружи красная, узорчатая. Мы ей пользовались на уроке русского языка в первом классе. Учительница называла буквы, а мы составляли из них слова" (232).

О девочке 8 лет в с. Б.-Курейное Макушинского р-на в 2004 г.: "Когда я пошла в 1 класс, нужна была касса букв и слогов. Мама сама сшила её мне. Она была синего цвета с кармашками. Сначала шёл весь алфавит от А до Я. Затем внизу мы составляли различные слоги, и тогда уже получалось слово. Сначала были короткие слова, например, "Кот", а дальше более длинные, например, "Крокодил"" (239-2).

О 2006 г.: "…Многие вещи остались совершенно без изменений - я этому удивляюсь каждый вечер, когда разбираю своему первокласснику его "Кассу букв, цифр и слогов". Мне почему-то казалось, что слоги должны были как-то отмениться вместе с советской властью; какая-то ужасная глупость эти слоги. Нет, оказывается, действуют до сих пор. И сама "касса" сделана из чистого, беспримесного дерматина канонически-коричневого цвета" (Метелица, 2006, 12).

КАССИЛЬ - Лев Абрамович Кассиль (1905-1970), автор книг "Вратарь республики", "Кондуит и Швамбрания", "Улица младшего сына" (в соавт.) и "Черемыш - брат героя".

КАСТЕТ - "Род холодного оружия в виде металлической пластины с отверстиями для пальцев, которая зажимается в кулаке" (Словарь, 1956-5, 856).

О конце 1950-х?- нач. 1960-х гг.: "Я пионер… / Я прихожу из школы - галстук прочь, / В карман - кастет и между пальцев - бритву…" (Дидуров, [1976] 1992, 76).

КАСТОРКА - касторовое масло бледно-жёлтого цвета, употребляемое как слабительное.

О 1880-х гг.: "Никита и Виктор Бабкин… насупясь глядели друг на друга. "Я тебя помню", - сказал Никита. "И я тебя отлично помню, - сейчас же ответил Виктор, - ты у нас в Самаре был один раз, ты ещё тогда уткой с яблоками объелся, тебе касторки дали"… Матушка стала замечать, что Никита ходит скучный, и говорила об этом с Аркадием Ивановичем. Решено было… пораньше отсылать Никиту спать и "закатить ему", как очень неумно выразился Аркадий Иванович, касторки. Все эти меры были приняты. По наблюдению Аркадия Ивановича, Никита повеселел…" (Толстой, [1919-1922] 1984; 28, 57).

О конце 1920-х - нач. 1930-х гг.: "Когда Аня болеет и плачет оттого, что ей больно, или оттого, что приходится принимать невкусное лекарство, Алёна тоже начинает тереть кулаком глаза и просит, чтобы и ей дали касторки" (Смирнова, 1963, 26-27).

О конце 1930-х - нач. 1940-х гг.: "Вид у Вовки был подавленный… Проговорил, стараясь не встретиться с Петей глазами: "Сначала съел молочное с вафлей. За девять копеек. Потом эскимо на палочке за одиннадцать. Потом захотел стаканчик фруктового..." Ну, теперь-то для Пети все яснее ясного! Болит живот, и придется принять касторку. Велика беда! Если хорошенько зажать нос... Но Вовка лишь рукой махнул. Какая там касторка! Касторку он бы с удовольствием..." (Могилевская, [1941] 1958, 20). Касторка имела, по-видимому, неприятный вкус: "Доктор Пилюлькин… сказал, что если [Незнайка] не прекратит свои ночные спектакли, то придётся… давать [ему] на ночь касторки. Незнайка испугался касторки и стал вести себя тише" (Носов, [1958] 1959, 5).

Об 11-летней девочке в 1941-1942 гг.: "Наташа покосилась на белую дверь, за корой находился врачебный кабинет… Что и говорить, у Наташи до сих пор сохранилось неприятное воспоминание о ложке касторки, которую, несмотря на слёзы и стоны (это вам не мама и не бабушка), пришлось всё-таки проглотить в этом самом кабинете из рук Зои Георгиевны… "… У меня прямо полный живот огурцов" "Про касторку не забывай!" - говорит Аркаша, и они вместе громко смеются. Ох, уж эта касторка! Как её забудешь? В детдоме все они свели с ней знакомство.." (Могилевская, [1949] 1966; 9-10, 48).

О нач. 1960-х гг.: "Егорка, касторка и пятерка": "Всех уверить старался Егор: / "Неспособный я, просто беда..." / Но сказали ребята: "Вздор!.. / Посиди-ка часок или два…" / Как захнычет Егорка тут: "…Крутит живот…" / "Что ж, касторки глотни-ка вот". / "Ой, не надо! Прошло! Не болит!" / Посмотрели - за книгой сидит" (Преображенская, 1963, 34-35).

О 10-летнем мальчике в перв. пол. 1970-х гг.: "…Папа, пристально глядя мне в глаза, спросил: "Ты помнишь, как ровно год тому назад я спас тебя от ложки касторки и выплеснул её в окно?" "Помню", - сказал я" (Алешковский, 1975, 49).

КАТАЕВ - Валентин Петрович Катаев (1897-1986), русский писатель. Автор сказки "Цветик-семицветик".

Произведения В.П. Катаева "Сын полка" и "Белеет парус одинокий" в 1950-е - 1980-е гг. входили в число произведений, изучавшихся в школе.

"В.П. Катаев - один из самых популярных детских писателей. Миллионы школьников в числе своих любимых книг постоянно называют "Белеет парус одинокий" и "Сын полка"" (Зепалова, 1976, 157; Зепалова, 1989, 121).

"КАТАНИЕ яиц" - см.: "Катать яйца".

КАТАТЬ на велосипеде девочек (о мальчиках) - вид проявления симпатии, род ухаживания.

О 1919 годе: "Мне четырнадцать лет. Это, стало быть, 1919 год. Я вытянулась и поздоровела…, у меня выросли порядочные косички…, и я переживаю свой первый роман. Это несомненно (для меня) настоящий роман, так как он, этот Коля Ф…. качает меня на качелях и катает на своем велосипеде, усадив на велосипедную раму перед собой…" (Панова, 1980, 61).

О Свердловске в нач. 1950-х гг.: "Кто-то стройный и легкий вертелся на турнике. Мальчики катали девочек на рамах велосипедов. Молчаливые и серьезные, они следовали один за другим по обычному маршруту, объезжая длинное приземистое тело барака, пропадали за углом барака и через некоторое время возникали с противоположной его стороны, и, казалось, там, пока они были невидимы, между мальчиком и девочкой что-то происходило - объяснение? поцелуй? Там, за бараком, дорожка некоторое время шла между глухой стеной за бараком и высоким забором - самое уединенное место во дворе… Они приезжали другими, но здесь, на виду у двора и окон, торопились принять прежний вид, и снова, молчаливые и серьезные, укатывали за угол барака. Солнце разбивалось в спицах велосипедов. Самым естественным было участвовать в этом празднике жизни: выбежать, выжаться на турнике, ударить по мячу… или усадить на велосипед девочку и покатить за барак, на ту уединенную тропинку, меж стеной и забором, вьющуюся среди высоких, в рост колеса, лопухов…" (Дробиз, 2006).

КАТАТЬ на палках - см.: Игровые наказания.

КАТАТЬ на санках - детское развлечение.

О детях 8-11 лет в Петербурге в 1905 г.: "Я вертелся в сквере, поджидая, не появится ли девочка в беличьей шубке и розовом капоре. Она, конечно, появилась. Долго не решался я подойти к ней, а потом все-таки подошел и, наверно, больше часа катал её на щегольских, с красными помпонами и серебряными бубенчиками саночках. Изображая лихого коня, я ржал, брыкался. Надин заливалась счастливым смехом… Я забыл, что на мне старая, потрепанная шубейка, а на Надин дорогая беличья шубка. Мы были детьми, мы играли" (Игнатов, 1957, 74)

О детстве в Свердловске в перв. пол. 1960-х гг.: "Двоюродный брат Юрка катает меня на санках. Он большой, ему одиннадцать лет, и он быстро бегает. Мне нравится, что он завозит меня в сугробы, резко останавливает санки и переворачивает их в снег. У меня бывают полные валенки снега. Штаны намокают и покрываются ледышками" (Смирнова, 2005).

"КАТАТЬ яйца" - детское развлечение на Пасхальной неделе. По особому желобку катали яйца, нацеливаясь на разбросанные по ковру другие яйца, кто больше выбьет.

Описание игры имеется в книге Е.А. Покровского 1895 года: "Катание яиц по-русски… Устанавливается лоток…, то есть небольшой желобок…, по которому можно было бы свободно катать яйца. Этот лоток устанавливают наклонно… Впереди лотка "ставят на кон", то есть кладут для игры по одному или по два яйца с игрока… Потом игроки по очереди подходят к лотку, спускают оттуда яйца…, направляя на которое либо уже из лежащих яиц. Если скатившееся яйцо ударит которое-либо из лежащих, то это яйцо считается выигранным, - после чего кативший берет его себе и, взявши свой каток обратно с кона, вновь катит им до тех пор, пока не сделает промаха…" (Покровский, [1895] 1994, 233-234).

О 1860-х гг.: "Разве возможно было не покатать яиц в первый день Пасхи? Из года в год это было наше традиционное удовольствие. Мы всегда у дедушки с бабушкой катали яйца, и, кажется, всегда для нас эта игра кончалась слезами. На полу в зале расстилалась большая старая ковровая шаль бабушки, посредине ставилась горка. Дедушка сам ее делал. Бабушка, няня, тети давали нам яички куриные и деревянные. И начиналась игра сначала с тётями. С ними играть было так весело... Если мы даже проигрывали, то они нам всегда возвращали выбитые яички. Но вдруг отворялась дверь из кабинета, и появлялся дедушка. Он нес корзину с яичками. Они так заманчиво пестрели в сене. "А ну-ка, девицы, примите и меня в игру для праздника..." Мы, конечно, не смели отказать дедушке… Дедушка намечал яйцо и приговаривал: "А вот мы этого пана в желтом кафтане да по лбу". - И он метко выбивал намеченное жёлтое яйцо. "Клавденька, клади яйцо на горку тупым концом... Тогда непременно попадешь", - учила меня тетя Надюша. "Тупым концом - это дело важное, целься верней, кати быстрей!" - шутил дедушка. "Лиденька, выбивай средним, не то большое далеко катится", - волновалась тетя Манюша. Но ни тупой конец ни среднее яйцо не помогали. Наши яички одно за другим переходили к дедушке… Дедушка забирал выигранные яйца и с победоносным видом отправлялся в свой кабинет… Игра кончалась слезами. Тёти и бабушка не знали, как нас утешить, как приласкать" (Лукашевич, [1918] 1994, 57-60).

О катании яиц детьми в конце ХІХ - начале ХХ века: "Так я это помню. Паркет, солнце, гардины, черный яркий лак рояля и мы, склонившись к красной горке - желобком, спускаем по ней яйца. Они катятся как-то неуклюже, вразвалку. Иногда под рояль, иногда к чехлам кресел … и там останавливаются. Что-то милое и беспомощное в этом тяжелом беге "вареных", "крутых" яиц. Иногда они скатываются с красного желобка, точно с натугой, описывают потом по паркету плавное полукружие, стукают другое яйцо. Стало быть, выиграл… И чехлы, свежестиранные, … только что надетые, и то, что нас пустили в гостиную, - всё это праздник. Мы присели на корточки. У одного два синих и одно красное. У другого два красных и одно грязно-палевое, луковое. Точно клоуны, кувырком, на голову, скатываются яйца. Тяжело…, в развалку, милое. Вот возьмите в руки эту подставку. Видите! она красная, легкая, деревянная. Сзади строганая, некрашеная. И цена где-нибудь сбоку карандашом поставлена… Называлась эта деревянная горка "катком". Устье имело странное, вырезанное, что-то вроде раздвоенной подковы, плоский конец. А под ней была подставка. Потому она и стояла крепко и не падала. Пахло от всех этих вещей … игрушечным магазином… Яйца, понятно, трескались. Без этого нельзя. И если хотелось есть, то можно было просто тихонько надавить на скорлупу, там, где оно и без того смялось, и испортить яйцо. "Для игры не годится. Можно его съесть, мама?" "…Ну, это съешь"…" (Горный, [1927] 2001).

Об Одессе конце 1900-х - начале 1910-х гг.: "На пустынных, чисто выметенных улицах не было даже мальчиков: они катали в глубине дворов и пустырей крашеные пасхальные яйца" (Катаев, [1972] 1983-1, 184).

О начале 1920-х гг.: "Илюша в щелку забора смотрел на улицу. Там девочки затеяли игру: катали с горки пасхальные яйца. Варька ловко обманывала подруг, притворялась неумелой и все жаловалась: "Ой, девочки, обыграете вы меня", а сама то и дело прятала выигрыш за пазуху…. Когда у девочек ничего не осталось, Варька предложила играть в долг: под конфеты, под шелковую ленточку… …Когда [Илюша] снова подошел к окну и тайком приоткрыл занавеску, девочек на улице уже не было. Там собирались мальчишки, они тоже играли. Пестро раскрашенные пасхальные яйца, переваливаясь и ковыляя, скатывались с бугорка, стукались, вызывая среди ребят ожесточенные споры. Подошёл Степа, церковный прислужник… Степу обыграли скоро: ребята жульничали, пользуясь тем, что он плохо видел. Потом подбежал Егорка… "Вот как надо стараться! - похвалился он и показал полную шапку пестрых пасхальных яиц - голубых, жёлтых, коричневых и зеленых… [Илюша] вышел за калитку… Степа уже вернулся, узнал Илюшу и предложил: "Будешь играть за меня?" "А если проиграю?" "Ну и ладно. Бери, не стесняйся. Одно треснутое, но это ничего". "Годится…" - согласился Егорка… "Сначала надо померяться", - потребовал Степа… Померялись на палке. Выпало начинать Егорке, вторым - Кощею Бессмертному и, наконец, Илюше… Илюшина бита катилась с горки, точно сломанное колесо: проковыляло и застряло в канавке. Здесь оно было в безопасности, и никому не удалось попасть в него. Когда снова подошла очередь Илюши, он нацелился в ближайшее, очень красивое, разрисованное под мрамор яйцо. На этот раз его бита покатилась прямо в сторону и легонько стукнулась о бок желтого яйца. "Молодец, выиграл! - похвалил Егорка. - …Кати еще раз". Счастье сопутствовало Илюше. Его бита ударилась о бок малинового яйца, перевалила через бугорок и ткнулась в другое - синее, как небо…" (Жариков, 1971, 91-94).

О вт. пол. 1920-х гг.: "На Пасху красили и разрисовывали яйца, пекли сдобные куличи, готовили сырные пасхи… Крашеные яйца не только лупились друг о друга, чтобы узнать, у кого крепче, была и особая игра с ними - наклонный лоток, по которому яйца скатывались на плоскость, часто усеянную молодой травкой. При этом каждому важно было, чтобы пушенное по лотку-желобу свое яйцо разбивало чужое, уже лежащее внизу" (Федосюк, 2004; 197, 198-199).

О 1930-х - 1980-х гг.: "Пожалуй, наилучшим образом среди календарной обрядности Муромского района сохранилась обрядовая игра "Катание яиц", до недавнего времени этим занимались повсеместно и регулярно - начиная с Пасхи и до петровского поста каждое воскресенье ("катальные" дни). И это был подлинный апогей совместной обрядовой деятельности взрослых и детей: "катались" от мала до велика - дети, парни, мужики, молодые бабы, старухи. "Ой, я была лютая кататься", - говорили нам многие о себе. "Варили по несколько штук. Я знаю, вот у нас бабушка целый чугун сварит, так поровну всем детям делились. И еще у нас гуси были. Давали по одному гусиному, мне они очень нравились, хотя у них белок грубоватый, но мне они нравились на вкус. И вот выходили - около дома уже стояли дети. Но не только дети катали яйца, но и взрослые. Женихи и невесты катали. Так во время этой игры набирали очень много яиц и приносили домой" (зап. в 2003 г. В.В. Журавлевым и О.А. Теплухиной от Нины Петровны Золотухиной, 1929 г. р., с. Чаадаево); "Катали, милый! И здесь недавно тока перестали катать. Вот в этом доме вот жила тетя Маня Куприна. Она было на Пасху заводила.... И лунку приготовит, и яйца. Ребятишки мои только бегают: "Давай, ма, давай, ба, яиц!" - "Да каких тебе яиц?" - "Проиграли, яиц давай!". Вот опять им даешь. Прокатали - опять бегут за яйцами! Катались..." (зап. в 2005 г. И.Н. Райковой от Зинаиды Павловны Белкиной, 1928 г.р., с. Булатниково)" (Райкова, 2006, 79).

КАТАТЬСЯ, зацепишись крюком за борт грузовика - см.: Грузовик, Кататься, зацепившись крюком за борт грузовика.

КАТАТЬСЯ на велосипеде - см.: Велосипед.

О вт. пол. ХХ в.: "…После девяти лет… обычно… ребёнок получает в своё пользование подростковый велосипед… Это первая крупная и практически ценная собственность, полновластным хозяином которой становится ребенок. По возможностям, открывающимся перед юным велосипедистом, это событие аналогично приобретению автомобиля взрослым человеком. Тем более что родители детей после девяти лет заметно смягчают свои пространственные запреты и ничто не мешает группам детей совершать далекие велосипедные прогулки по всей округе. (Речь идет, конечно, о летней загородной жизни.) Обычно в этом возрасте дети группируются в однополые компании. И девочек, и мальчиков роднит страсть к исследованию новых дорог и мест. Но в мальчишеских группах больше выражен дух соревнования (как быстро, насколько далеко, слабо или не слабо и т. п.) и интерес к техническим моментам, связанным как с устройством велосипеда, так и с техникой езды (посадка в седло с разгона, катание "без рук", виды торможения, способы прыжков на велосипеде с небольших трамплинов и т. д.). Девочки больше интересуются тем, где они едут и что они видят. Можно выделить два главных типа свободных прогулок детей на велосипеде между девятью и двенадцатью годами: "исследовательские" и "инспекционные". Главная цель прогулок первого типа - открытие еще неезженых дорог и новых мест… "Инспекционные" прогулки - это регулярные, иногда ежедневные поездки по хорошо знакомым местам. В такие поездки дети могут отправиться как в компании, так и в одиночку. Их главная цель - проехать по одному из любимых маршрутов и посмотреть, "как там всё", всё ли стоит на месте и как там жизнь идет. Это своего рода хозяйская проверка территории - всё ли на месте, всё ли в порядке - и одновременное получение ежедневной сводки новостей - знаю, видел все, что произошло за этот срок в этих местах" (Осорина, 1999, 122-123).

См. также: Катать на велосипеде девочек (о мальчиках).

КАТАТЬСЯ на "колбасе" - см.: "Колбаса".

КАТАТЬСЯ на коньках по льду.

О посл. трети ХIХ в.: "Дети в России очень любят кататься по льду. Едва легкий морозец образует сколько-нибудь прочные льдинки по замерзшим лужам, как дети спешат уже из своих душных хат на улицу и в запуски друг перед другом скользят по этим льдинкам на своих собственных ногах… В средней полосе Poccии в виде коньков употребляют круглые или книзу несколько суженные, в виде трехгранной призмы, деревяшки, привязываемые к ступням бечевками, пропускаемыми сквозь дырочки, сделанные в этой самой деревяшке. По нижней части таких коньков, чтобы они с одной стороны лучше скользили, с другой - чтобы были устойчивее, иногда натягивают одну или две проволоки, а иногда и прямо делают коньки железные, иди даже стальные, которые скользят по льду еще лучше и ровнее первобытных костей и деревяшек, - этих прототипов современных, образцовых английских коньков" (Покровский, 1895, 146-147).

См. также: Коньки.

КАТАТЬСЯ на ледяных дорожках.

О середине 1930-х гг.: "И на ледяных дорожках кататься без неё не очень интересно - ведь лучшие ледяные дорожки возле третьего подъезда: там живет много больших мальчишек из пятых-шестых классов, они лучше всех раскатывают эти дорожки, даже поливают их потихоньку от взрослых…" (Александрова, 1992).

КАТАТЬСЯ на льдинах - см.: Льдина, кататься на льдинах.

КАТАТЬСЯ на трамвае - пользоваться трамваем для развлечения, как средством путешествия по городу, без цели прибытия в определённый конечный пункт.

О мальчиках в 1942-1944 гг.: "Во время войны нашу семью эвакуировали в Казань… Иногда мы с соседским мальчишкой Вовкой садилисьв первый попавшийся трамвай и ехали. Нам было всё равно, куда он идёт, вед мы никуда не спешили. Мимо мелькали мощёные переулки, вывески и лотки…Однажды мы с Вочской приехали на конечную остановку и увидели вокзал" (Сергеев, 1986, 6).

КАТАТЬСЯ с горки в автомобильной камере.

О Свердловске в середине 1960-х гг.: "Весик откуда-то приволок огромную камеру от "БелАЗа", мальчишки её надули и стали в ней кататься с горы. Делалось это так: садишься в середину камеры, поджимаешь колени, сгибаешь голову и держишься руками за торчащий ниппель. Мальчишки пускают колесо с горы. И весь мир начинает стремительно мелькать и вращаться вместе с тобой и колесом. Ты визжишь то ли от восторга, то ли от ужаса. И когда колесо наконец останавливается и падает набок, вываливаешься из него на траву или на дорогу и не можешь прийти в себя. Ноги дрожат и не держат тебя, земля и небо то и дело опрокидываются и меняются местами. Непонятная сила швыряет тебя из стороны в сторону. Тошнота подкатывает к горлу, и ты долго ещё лежишь в траве и смотришь в синее кружащееся небо" (Смирнова, 2005).

О 1970-х гг. и 1990-х - 2000-х гг.: "Мы катались с горок на автомобильных камерах, накачанных велосипедным насосом. Нынче такие камеры модифицировались в так называемые "Ватрушки". Та же камера, заправленная в яркий чехол с пришитыми ручками" (Жавелева, 2006).

КАТАТЬСЯ со снежных (ледяных) горок - распространённая детская забава.

О конце ХІХ века: "Катанье с гор. Для этой цели дети выбирают или естественные горы, или делают их искусственно. Всякий пригорок, высокая покатость у моста, или другой какой-либо спуск, а нередко и прямо снежный нанос у какого-нибудь забора составляют для детей уже естественную гору, которую они, несколько выровнявши и поливши водой, приспособляют для своих бесконечных катаний. Иногда же устраивают ледяные горы на подмостках, укрепляемых в свою очередь на козлах. На подмостки наносят снег, выравнивают его и поливают водой для того, чтобы образовалась ровная ледяная кора. Подножие горы далеко расчищается, утаптывается, выравнивается, а также поливается. По бокам горы сколько-нибудь высокой, делаются более или менее высокие борты из досок, или снега. Катаются с гор на самых разнообразных, нарочно приспособленных для этой цели, инструментах: салазках, санках, ледянках, лотках, лодках, коньках, кобылах, скамейках и т. д." (Покровский, [1895] 1994, 366).

О вт. пол. 1930-х - перв. пол. 1940-х гг.: "…Особенно любили зимой кататься с гор на куванках (тяжелых больших санках с металлическими полозьями). Город расположен на холмах, не очень крутых, но длинных. Садились наверху горы на санки втроем, а то и вчетвером. Впереди сидит рулевой, поставив на лед перед санками ноги, обутые в коньки. И - вниз. Удивительно, как тяжелые санки послушно, как нитка за иголкой, шли за легонькими конечками рулевого. Несёмся вниз, постепенно набирая скорость и лихо покрикивая встречным пешеходам: "Прочь с дороги, кривые ноги!" Затормозить в конце трудно, и мы частенько выезжали на большую поперечную улицу… Машин в городе было очень мало, но лошадей - множество, и наши санки не раз вылетали к возам, а то и прямо под ноги лошадей" (Санников, 2001).

О девочке 8-12 лет в с. Ожогино Шатровского р-на в 1991-1995 гг.: "С 8 до 12-13 лет я безумно любила кататься с ледяной горы, сделанной из снега и воды. У ворот сельских частных домов папы или дедушки сгребали лопатой снег в большую кучу, делали её под любым углом наклона вниз и заливали большим количеством воды из уличной колонки - с помощью вёдер или даже шланга. Через несколько часов гора застывала, и - вперёд кататься! Мы катались по-разному: на больших санках заводского и сельского производства; на покупных санках-ледянках, которые выглядели как кусок круглой пластмассы с ручкой спереди, за которую мы держались при катании; просто на собственной шубе, а также на тонких обрезках доски, на картонках из-под коробки и т. п. А те, кто не боялся упасть и не жалел подошвы на обуви - катались, стоя на своих зимних сапогах или валенках. Лично я использовала все способы! Каталась обычно на каникулах или в выходные дни, когда было много свободного времени. Бывало, что шла с одноклассницами из школы домой и начинала кататься прямо на портфеле, то же и подружки. Но данное катание занимало буквально минутки две, так как надо было скорее идти домой: хотелось есть, и нужно было делать уроки. В выходные дни или в дни каникул за мной приходила подружка (или я сама приходила за ней) и мы шли на горку. На горке могло никого не быть, а могли и бегать несколько ребятишек (от 2 до 5 человек). Катание занимало 2-3 часа. Мы залезали на горку по её ледяным ступенькам сзади, устраивались поудобнее на плоской вершине этой горы (чтобы не свалиться за край горки на землю) и катились с горы вниз, визжа и получая удовольствие! Нам нравилась эта процедура, так как она была на свежем воздухе, в компании подруги или подружек, где всегда было весело и поднималось настроение. Когда катились с горы вниз - аж дух захватывало! Мы катались как по отдельности, так и вместе, держась за спины друг друга. Мы использовали катание и на санках, и на своих собственных шубах, в которые были одеты… Иногда на горке были и мальчики примерно нашего возраста. Папы у меня с пяти лет не было, поэтому я ходила кататься на чужие горки. Один раз горку мне сделал мой дедушка, живший с нами по соседству. Соорудил он её возле своего дома. Но я каталась на ней реже: она была не совсем удобная - я частенько сваливалась за её край. К тому же была она не очень скользкая (поливали её не каждый день и катались на ней тоже не часто). Да и чужая горка была привычнее, и на ней всегда были дети. А вместе - интереснее и веселее!" (154).

О девочке 6 лет в г. Петухово в 1992 г.: "Я ещё не ходила в школу, поехала зимой к бабушке. Однажды мы с подружками решили пойти покататься с горы. Девочки взяли санки, а у бабушки санок не оказалось, поэтому она дала мне корыто и сказала, что это лучше всяких санок. Корыто было около метра в длину с закругленным дном и углами прямоугольной формы, сделано было из металла без соединений. С одной стороны было два небольших отверстия, туда я привязала прочную веревочку, а внутрь наложила сена для удобства. Девочки посмеивались надо мной, но когда мы пришли, они на санках не могли скатиться, санки тормозили и приходилось помогать ногами. У меня все было иначе, стоя на горе я не могла сесть в корыто, потому что оно очень сильно скользило по снегу, я попросила подружек подержать его пока я не сяду. Усевшись, я взялась за верёвочку и подала знак готовности. Корыто помчалось вниз с такой скоростью, что в какой-то момент мне стало страшно, но я испытала, скорее, восторг. Я мгновенно оказалась у подножия горы, проехала ещё несколько метров и остановилась. Мой пример был заразителен" (143).

См.: Горка; Портфель, Кататься на портфеле с горки.

"КАТИЛАСЬ апельсина…" - считалка.

"…В играх в Ульяновской области примерно в 1980-1986 гг. при играх использовали считалки, чтобы выбрать ведущего. Вот некоторые из них: "Катился апельсинчик / По городу Берлинчик, / Уроки не учил, / Двойку получил"" (600).

О пос. Новоаганске Нижневартовского р-на Тюменской обл. в 1983-1987 гг.: "Зато я помню несколько считалок. "Катилась апельсина / По городу Берлина, / Уроки не учила / И двойку получила. / И плачет апельсина, / Что двойку получила. / Я больше так не буду, / Уроки делать бу-ду" (4-8 лет, Новоаганск)" (503).

"КАТИЛОСЬ яблоко.." - детский стишок, используемый как считалка или в иных игровых целях.

О нач. 1980-х гг.: "Чаще всего мы играли в игры: ляпы, прятки, светофор. Играя в эти игры мы использовали разнообразные считалки; чтобы выбрать, кто будет галить. Вот, например: "Катилось яблоко по огороду / И упало прямо в воду / Бульк!"; "Ехала машина тёмным лесом…."" (546).

О девочках 8-9 лет в д. Шестаково Частоозеркского р-на в 1995-1996 гг.: "Мы с подружками любили купаться в озере и начало наших водных процедур сопровождали словами: "Катилось яблоко по огороду, и упало прямо в воду, буль!". После этого окунались" (231).

"КАТИЛСЯ апельсин…" - см.: "Катилась апельсина".

"КАТИСЬ!" - уходи, отстань.

О начале 1950-х гг.: ""Слышь, рыжий? Приходи завтра на Затонский, - крикнул вслед ему Генька и так же громко повторил свою просьбу. - Приходи - за яблоками пойдем". "Катись колесом. Яблок я и без тебя достану"" (Акулов, 1962, 48).

"КАТИСЬ колбаской!" - распространённое выражение, означающее: "Иди своей дорогой! Отстань!"

О середине 1950-х гг.: "Леночка приплясывала возле Надюши и сыпала словечками: "Ты - отличница. Нам папа сказал… А ты хорошая?" Останавливать Леночку было уже поздно. Я только сказал ей: "Не мешайся. Катись колбаской". Леночка, когда хочет, умеет точно выполнять приказы. Выслушав мои слова, она шлепнулась на пол и покатилась - с живота на спину, со спины на живот, с живота на спину. Чтоб никто не спутался, она пояснила: "Качусь колбаской"" (Гроссман, 1971, 230-231).

О с. Ожогино Шатровского р-на в середине 1990-х гг.: "В ссоре, споре и т. п. моих знакомых я слышала реплику одного из них: "Слушай, дорогой! Катись-ка ты колбаской по Малой Спасской…" "Сам катись!" И пошло-поехало…" (154).

О девочках 11 лет в Шадринске в 1999 г.: "Когда мы с подружками ссорились, то я уходила домой, а они мне в след говорили: "Катись колбаской"" (232).

О мальчике 14 лет в с. Осиновском Каргапольского р-на в 2002 г.: "Мы очень любили играть с мальчишками в футбол на местном корте. Но однажды в нашей команде произошла небольшая ссора и капитан сказал Вове, чтобы тот уходил и больше не играл, если не умеет. Кто-то из мальчишек крикнул: "Крути педали! Катись колбаской отсюда!"" (238-4).

КАТОК - "Расчищенное место на льду для катания на коньках" (Словарь, 1956-5, 875).

О г. Саратове в конце 1880-х гг.: "Шести лет я уже ходил с бабушкой на Митрофаньевский каток… На катке были две высокие деревянные горы, покрытые льдом… Каток представлял собой огромный четырёхугольник, огороженный забором. С угла на угол катка, по диагоналям, через центральный столб в середине катка, была протянута проволока, на ней висела масса разноцветных фонариков, которые очень украшали каток. На каток я уходил к началу открытия, а вечером за мной приходила бабушка и вместе с ней возвращались домой..." (Золотарев, [до 1975] 1995, 51).

О 1900-х гг.: "По воскресеньям Леля обыкновенно приходила с папой и мамой на каток. Разумеется, Петров тоже ходил туда. За три пятерки подряд из арифметики мама купила Петрову американские коньки, и он не пропускал ни одного праздничного дня" (Чириков, 1918, 39).

О 1950-х гг.: "Из-за ёлок месяц кажет рожки… / Мы бежим толпой вперегонки. / По катку, по беговой дорожке / Всё быстрей скользят мои коньки" (Трутнева, 1962, 166).

О 1950-х - 1960-х гг.: "Хотите верьте - хотите нет, а только зима в пятидесятые-шестидесятые годы наступала в Новосибирске раньше, чем сейчас. И уже седьмого ноября, как правило, открывался каток. Взрослые усаживались в этот день за столы, чтобы отметить очередную годовщину Октября, а мы, подростки и молодежь, мчались на свой, настоящий праздник, туда, где кипит жизнь, играет музыка, где бодрит мороз - на каток! К началу сумерек туда, казалось, собирался весь молодой Новосибирск - старшеклассники и студенты, ученики ПТУ и техникумов. По всем тропинкам и дорожкам стекались девчата и парни к стадионам. Баловни судьбы шли со своими коньками, переброшенными веревочками через плечо, а "пролетарии" брали конёчки напрокат. И тут уж как повезёт - дадут хорошую пару, будешь кататься в удовольствие, достанутся ботинки-развалюхи, под которыми лезвия подгибаются то вовнутрь, то наружу, намучаешься. На этот случай бывалые ребята брали с собой веревки, подтягивая к пятке конек, чтобы крепче сидел на ноге и не болтался из стороны в сторону. В просторной раздевалке народу - не протолкнуться. Две гардеробщицы едва справляются, выдавая номерки за наши пальтишки. К окошечкам проката - весёлые очереди. Точильщик выбивает радостные искры, пробует ногтем лезвие конька: хорошо ли наточено? Наденешь коньки, и на лед! А там - огни выхватывают из морозной тьмы мчащиеся по льду фигуры, звучит музыка. "Ночью за окном метель, метель", - поёт сладкозвучный Трошин. Хорошо!.. В те годы молодежь буквально болела катком, и на тех редких наших ровесников, кто не ходил на стадион, мы смотрели с жалостью, а то и с легким презрением. Было модно и престижно быть спортивным. Учились друг у друга, как, не снижая скорости, одолеть поворот, как тормознуть, если у тебя перед носом кто-то промчался, как лавировать между новичками и неумехами, как ездить парами. Особым шиком было, конечно, умение ездить задом наперед, и те пацаны, что умели это делать, пользовались особым авторитетом. У большинства из нас были обыкновенные "дутыши" - самые примитивные коньки, которые не очень-то позволяли блеснуть своим умением. Поэтому предметом особой зависти были "канады": высокие, как у хоккеистов, они были маневренные и позволяли развить большую скорость. Беговые коньки были только у единиц, как правило, у взрослых… Немало было и тех, кто приносил с собой обыкновенные снегурки, прикручивал их веревочками к стареньким валенкам. И надо сказать, мальчишки на снегурках ничуть не уступали в мастерстве и скорости пижонам на "канадах". Фигурное катание тогда ещё не вошло в моду, и если на катке изредка появлялась нарядная девочка в белой пушистой шапочке, в короткой, отороченной мехом юбочке, то все наши кавалеры начинали крутиться возле неё. Девочка не могла мчаться по кругу наперегонки вместе со всеми, ездила потихонечку, отталкиваясь одной ножкой, но зато она могла делать ласточку и при этом медленно вращаться. Выходило очень красиво, и все останавливались, чтобы полюбоваться. Накатавшись вволю, бежали в теплушку отогреться. А там - теплынь, почти жара. На полу - лужицы стаявшего снега, в воздухе - теплый парок. Народ пьёт горячий молочный кофе и ест бутерброды. На скамейках - толчея. Здесь же - школа шнурования ботинок. Это очень важное умение - не так затянешь шнурки, разболятся ноги или ботинки будут крутиться на ноге. В теплушке сразу видно, кто за кем ухаживает, - если парень перекидывает девчачьи коньки через плечо, значит, пойдет провожать. Здесь назначаются встречи и свидания, здесь же обсуждают завтрашний зачет или контрольную. Иногда проводятся импровизированные летучие собрания - ведь собирается почти весь класс или целая группа, можно и дела какие-то порешать, пока есть время. В тёплую погоду на каток бегали почти ежедневно, в морозы - два-три раза в неделю. И так всю зиму. Вспоминаю, в какой-то год мы завершали зимний сезон восьмого марта, скользя по мягкому, почти мокрому льду..." (Иванова, 1999)

КАТУШКА - "Небольшой, с кружками на концах, полый внутри, стержень для наматывания на него ниток, шёлка, тесьмы и т. п." (Словарь, 1956-5, 879).

Катушки вместо каблуков.

Девочки на всём протяжении ХХ века, желая носить обувь на каблуках, "как у взрослых", имитировали каблук, подкладывая под пятки (под обувь без каблуков) катушки из-под ниток.

О Москве в 1908-1910 гг.: "… Мама всегда покупает Соне башмаки на пуговицах и всегда такие большие, что даже носок загибается… И вот Соня придумала. Она побежала домой, отыскала в своем ящике с лоскутьями две пустые катушки. А потом раздобыла веревочку и привязала эти катушки к своим башмакам вместо каблуков... А Соня ходила по комнате на катушках, будто на высоких каблуках, и это ей очень нравилось. Потом мама сказала: "Ну, хватит. Отвяжи эти катушки, а то еще ногу свихнешь. А башмаки сними - чего в такую жару зря обувь трепать! Сейчас и босиком бегать можно" (Воронкова, 1959-а, 62-63).

О вт. пол. 1920-х гг.: "Мария Васильевна знала Асю ещё с тех времен, когда та бегала по двору в трусиках и привязывала к пяткам чувячек ниточные катушки, изображая соседку - модную даму на сверхвысоких каблуках" (Шошмин, 1961, 9).

О 1964 г.: "Девочки… мечтали о каблуках-"шпильках", подпирали пяточки деревянными катушками из-под ниток" (Киршин, 2002).

КАТЯ Лычёва - 11-летняя школьница, посетившая в 1986 году США. После гибели в 1985 г. Саманты Смит, посетившей СССР в 1983 г., орг-ция "Дети как миротворцы" предложила организовать ответный визит в США советской школьницы. Выбор предоставили советской стороне, поставив лишь два условия: девочка должна активно участвовать в борьбе за мир и не быть старше Саманты. Катя Лычёва была отобрана из нескольких тысяч кандидатур. С 21 марта по 4 апреля 1986 года она вместе с амер. школьницей Стар Роу (Star Rowe) совершила поездку по США с пропагандой мира. Поездка широко освещалась советскими средствами массовой инф-ции, и на некоторое время Катя стала довольно популярной в Советском Союзе, в особенности среди школьников.

"Ровно 20 лет назад на мировую политическую арену вышла 11-летняя школьница Катя Лычева - советский "посол мира" и "наш ответ" американке Саманте Смит. Привлечение детей к большой политике началось в начале 80-х, когда 10-летняя американская школьница Саманта Смит, прочитав статью в газете "Таймс", написала письмо генсеку Юрию Андропову. Растроганный Андропов пригласил девочку в Москву. Советская общественность встретила обаятельную Саманту как настоящее чудо. К несчастью, в августе 1985 года Саманта Смит погибла в авиакатастрофе, и тогда в СССР был объявлен конкурс на нового "посла мира". Из 6 тысяч пионерок и выбрали москвичку Катю Лычеву - отличницу, активистку, спортсменку, которая с четырех лет изучала английский язык, занималась в худ. школе и даже снималась в кино (на ее счету пять ролей в детских фильмах)… А потом Катя Лычева исчезла с телеэкранов - так же внезапно, как и появилась. В 1988 году ее мама получила стипендию франц. президента Франсуа Миттерана, и вся семья Лычевых уехала в Париж. Во Франции Катя получила экономич. и юридич. образование…" (Тихомиров В. Девочка доброй воли // Огонёк. 2006, № 32.- С. 62).

"…Катя Лычева, первая обладательница междунар. дет. премии имени Саманты Смит, принявшая от Саманты дет. эстафету взрослого мессианства. Катя беленькая, худенькая, с огромными глазами и милой улыбкой, вся какая-то ясно прозрачная. Лёгкость в общении, чистота взгляда, живость… Одиннадцатилетняя Катюша Лычева - несомненно, личность. Умна, раскованна, жива… Шесть - из одиннадцати - лет занимается хореографией, музыкой, живописью. Учится в английской школе. Снялась в пяти кинофильмах… В определенном плане Катюше, может быть, даже сложнее, чем Саманте. Та представляла только себя - во всяком случае вначале… А Катю на роль маленького посла мира выбирали. Американская организация "Дети как творцы мира" учредила премию мира имени Саманты Смит специально для советского ребенка не старше одиннадцати лет. И Клуб интернационально дружбы Московского городского дворца пионеров и школьников выбрал Катю. За ее активную работу в КИДе: она встречает и принимает вместе с другими ребятами гостей из разных стран, интересно рассказывает о жизни советских ребят, о том, какую суровую дань войне против гитлеризма и нацизма отдал советский народ. Катя знает об этом от дедушки и бабушки - участников войны. Кроме того, Катя организовала в своем классе переписку с амер. ребятами, а в школе создала музей памяти Саманты. Выбирали и выбрали ее ребята и "за её доброту и отзывчивость", за то, что она такая, как есть сама по себе… Согласитесь, что жезл "маленького посланца мира", который Катя приняла от Саманты, нести нелегко. …Представлять не только себя, но свой класс и свою школу и в конечном итоге всю советскую детвору - на редкость почетно, но и ответственно. Катюша справилась с этим блестяще. Свидетельство тому и восторженная амер. пресса…, и немедленное заявление ста амер. детей, с которыми встретилась там Катя, о желании поехать в СССР" (Николенко, 1986, 8).

"КАТЯ, Катя, Катерина, нарисована картина…" - закреплённое в фольклоре обыгрывание имени Катя (Катерина), бытовало в 1920-е-1980-е годы.

Текст, записанный в дер. Емельяново Красноярского округа в 1928 г.: "Катя, Катя, Катерина, / Нарисована картина. / Катя коврик вышивала, / Офицера дожидала. "Офицерик молодой, / Проводи Катю домой"" (ДПФ, 1997; 298, 520).

Текст, записанный в дер. Кузомень Мурманской обл. в 1932 г.: "Катя, Катя, Катерина, / Нарисована картина, / Под картиной огурцы, / Катю любят молодцы. / Катя голову чесала, / Офицера дожидала…" (ДПФ, 1997; 298, 520).

О конце 1930-х гг.: ""Катя, Катя, Катерина - нарисована картина" - это я услышала [в конце 1990-х гг.] от своей бабушки Кати (1934 г.р.), которая рассказывала, что ей так говорили в детстве" (154).

Текст, записанный в Новосибирской обл. в 1960-х гг.: "Катя, Катя, Катерина, / Нарисована картина, / Катя с мужем подралась, / И картина порвалась. / А картина отлепилась - / Катя с мужем помирилась" (ДПФ, 1997; 298, 520).

Текст, записанный в Карелии в 1972 г.: "Катя-Катерина, нарисована картина, / На картине плюшка - Катя-Катерюшка" (Лойтер, 1991; 112, 252).

О середине 1980-х гг.: "А когда мы видели, что за девочкой из нашего двора ухаживал мальчик, то мы говорили: "Тили-тили-тесто, / Вы жених с невестой... Катя-Катя-Катерина, / Нарисована картина, / На картине петушок, / Катю любит женишок". Когда так говорили, то мы злились, зачем нам приписывать жениха" (537).

Текст, записанный в Петрозаводске в 1988 г.: "Катя-Катя, Катерина! / Нарисована картина. / Катя волосы чесала, / Кавалера поджидала" (Лойтер, 1991; 112, 252).

О детях 5-10 лет в г. Когалыме в 1992-1997 гг.: "Когда мне было лет 5-10, мы часто обзывались в стихотворной форме друг на друга. Вот примеры запомнившихся мне стишков: "Катя, Катя, Катерина, / Нарисована картина, / А в картине огурцы, / Катю любят молодцы"" (134).

Записано от девочки 10 лет в г. Петрозаводске в 2000 г.: "Катя, Катя, Катерина, / Нарисована картина. / На картине петухи, / Катю любят женихи" (Лойтер, 2005, 199).

КАФТАНЧИК - род верхней одежды.

О гимназистке в нач. ХХ в.: "Ева идет по самой главной дорожке в своем синем кафтанчике с серым беличьим воротником, в серой беличьей шапочке набекрень. В руках книжки, стянутые ремешком" (Будогоская, [1929] 1988, 12).

КАХОВСКИЙ - Серёжа Каховский, герой трилогии Владислава Крапивина "Мальчик со шпагой".

О вт. половине 1970-х - нач. 1980-х гг.: "Популярных героев-детей в дет. литературе больше, чем популярных героев-взрослых. Это герои сказочные - от Мальчика с пальчик до Мальчиша-Кибальчиша. И герои вполне реальные, вроде Тома Сойера или Мишки Додонова из повести А. Неверова "Ташкент - город хлебный". Это герои вымышленные, обобщенные, как Сережа Каховский из повести В. Крапивина "Мальчик со шпагой". И герои, имеющие реальных жизненных прототипов, как Саша Коновалов в повести А. Кузнецовой "Честное комсомольское"" (Мотяшов, 1983, 89).

"[Романтический герой, смелый и бескорыстный, выделяющийся] среди своих сверстников чрезвычайно обостренным чувством справедливости…, который решительно не приемлет мещанскую мораль и обывательский образ жизни, который выше всего дорожит пионерской честью, верностью, дружбой, активно вмешивается в жизнь и под флагом романтики спешит туда, где труднее всего, где требуется его участие в благородных и славных делах, - такой герой, рождающийся в пионерских буднях отряда "Каравелла", по праву занял центральное место в повестях и рассказах Владислава Крапивина, созданных им в последние десятилетия… Об одном из таких героев - Серёже Каховском из повести "Мальчик со шпагой", в адрес которого юные читатели до сих пор пишут письма, считая его реальной личностью, автор так написал в предисловии к книге: "Сережи Каховского не было. Не было и отряда с названием "Эспада", но все время, когда я писал "Мальчика со шпагой", рядом со мной были ребята, очень похожие на Сережу. Рядом со мной, вместе со мной, рос и работал, шагал через поражения и радовался победам такой же, как "Эспада", пионерский отряд - отряд юных моряков, юнкоров и фехтовальщиков. Я точно знаю: не будь этих ребят - не было бы и книг "Всадника со станции Роса" и "Мальчик со шпагой", и потому эту книгу я посвящаю своим лучшим друзьям: матросам, подшкиперам и барабанщикам, штурманам и капитанам, флаг-капитанам и флагманам отряда "Каравелла". Лучшие друзья Владислава Крапивина - читатели, увлеченные романтикой его книг, - неизменно отвечают автору восторженными письмами, в которых просят продолжить рассказ о полюбившихся юных героях его произв-ий, по образу и подобию которых они мечтают строить свою жизнь. Лит. персонажи оказались настолько близки пионерам, что они восприняли их как реальных, живущих ныне людей. После опубликования в "Пионере" повести "Мальчик со шпагой" один из ребят направил в столицу необычное письмо. На конверте было написано: "Москва. Редакция. Сереже Каховскому". В редакции "Пионера", куда было передано это письмо, нет сотрудника с такой фамилией, но там быстро сообразили, что послание предназначено главному действующему лицу крапивинской повести. Распечатали конверт и прочли: "Меня зовут тоже Сережей. Я пока не такой сильный и смелый, как ты. Но я хочу быть таким и прошу дружить со мной". А в другом письме, полученном журналом, тринадцатилетняя школьница Лена Александрова просила редакцию срочно ответить, существуют ли на самом деле ребята, которые описаны в повести Владислава Крапивина. Ей очень захотелось переписываться с ними. И таких писем в журнал, в изд-во, в Дом детской книги приходит немало. Раз пишут - значит, книга пришлась по душе ребятам, значит, они поверили в жизненность ее героев" (Разумневич, 1986; 202, 203-204).

КАЧЕЛИ - "Сооружение для качанья как забавы; доска, подвешенная к перекладине, ритмически взлетающая верх и вниз при раскачивании" (Словарь, 1956-5, 889).

О девочке в г. Петрозаводске в перв. пол. 1930-х гг.: "В теплое время года мы по большей части собираемся у Ольги. У них свой дом… Ольгин дом притягателен… тем, что на дворе есть… "гиганы"… Я готова крутиться на гиганах с утра до вечера. А вот качели, которые на Ольгином дворе тоже имеются, явно не для меня. Дело не в том, что я "боюсь" (ничегошеньки я в те годы не боялась!), просто при скольжении вниз ощущения мои так болезненны, что меня мутит уже от одного вида качелей…" (Лупанова, 2007, 59).

О Ленинграде во вт. пол. 1930-х гг.: "…Однажды во дворе стараниями взрослых появились турник, веревочная лестница, канат, качели, на которых, если стоишь на конце доски, взлетаешь до перекладины. Но когда установили столб с висящими на нем канатами - "гигантские шаги", качели отступили на второе место" (Богданков, 1972, 14).

О конце 1930-х - нач. 1940-х гг.: "На пасхальную неделю, строго на эти дни, дедушка двоюродной сестры Любы Кокориной на перекладине сарая навешивал для нас качели. Доска была длинная, прочная, так что мы устраивались на ней всей компанией - мы с Любой и ее подруги. Удивительно - качались целыми днями (с перерывами на еду): болтали, ссорились, влюблялись" (Санников, 2001).

О Шадринском р-не в середине 1940-х гг. "Качели. Ставили большой столб (который парни притаскивали из леса на тележке), его закапывали глубоко в землю. Сверху столба вколачивался штырь. На него одевалось колесо из конного плуга или от тележки, на колесо привязывалось по две веревки друг против друга, концы веревок завязывали. Брали в лесу палки трехметровой длиной, с их помощью раскачивали (или без них). Двое раскачивают, двое сидят на качелях. Веревки внизу завязаны петлями, чтобы можно было на них садиться. Столб над землей возвышался примерно на 4 метра, раскачивались на качелях попеременно, людей всегда собиралось много" (613).

О середине 1940-х гг.: "Шумели от ветра / Зеленые ветви, / Висели качели / Под дубом столетним. / С утра до обеда, / До тихого часа / Качались ребята / Из первого класса, / Потом из второго, / Потом из шестого,/ Потом малыши / Появляются снова… / Качели взлетают / То влево, то вправо, / И громко вздыхает / Вожатая Клава…/ Как только ребята / Ложатся в постели, / Вожатая Клава / Бежит на качели…" (Барто, [1946] 1969-2, 177-179).

О девочках (сёстрах) 5-7 лет в г. Медвежьегорске (Карелия) в 1953-1955 гг.: "Во дворах были огромные качели. На них качалось сразу по 8-10 человек" (Чусова, 2007).

О конце 1950-х гг.: "Мы качались на качелях, / Мы все перепели, / Мы купались, мы гребли / Мы сидели на мели!" (Тараховская, 1963, 101).

О середине 1980-х гг.: "Качаясь на качелях: "Я в полете, а ты в болоте". "Ты в болоте, я на самолете"" (496).

О Шадринске во вт. пол. 1980-х гг.: "Через дорогу от бабушкиного дома были качели, и мы прямо собирались там около качающегося и обсуждали что-нибудь. Была очередь на качания. Я любила прийти одна на эти качели и принять позу "романтического мечтания" или спеть песню, качаясь на качели, запрокидывая голову назад, смотрясь в небо" (1001).

См. также: Прыгать с качелей.

Качели в помещении (сарае, доме).

О девочке 3-5 лет и мальчиках 10-12 лет в 1914 г.: "Полосы солнечного света, падавшего в щели, разрезали пыльный сумрак сарая на отдельные пласты… Сашенька качалась на качелях - специально для неё мы привязали к перекладине под потолком веревку. Качели то вылетали в полосу света у двери - и при этом каждый раз Подсолнышка счастливо жмурилась, - то улетали к стене, в тень, и тогда девочка широко открывала глаза… Подсолнышка летала взад и вперед, а я, стоя сбоку, следил за ней, готовый подхватить её, если качели подвернутся… И опять качели летали взад-вперед, от стены к распахнутой двери и обратно, полосы солнечного света скользили по босым ножонкам Подсолнышки, по её платьицу, по белым, развевающимся волосам" (Рутько, 1962, 28).

О г. Ленинграде во вт. пол. 1930-х гг.: "На двери у нас сначала были набиты крюки для качелей, и меня качали туда-сюда, потом купили мне трехколесный велосипед, и я раскатывала на нем по маминым комнатам" (Прусакова, 2003).

Качели перекидные.

О г. Саратове в конце 1880-х гг.: "В числе весенних удовольствий было посещение всей семьёй в праздничные дни Пасхи Московской площади с её балаганами, каруселями и перекидными качелями. Ходили всей семьёй, а дети иногда с одной бабушкой. Особенно я любил кататься на перекидных качелях: мне нравилось замирание сердца, когда ящик опускался вниз" (Золотарев, [до 1975], 1995, 51-52).

Фразы-реплики качающихся на качелях.

О середине 1980-х гг.: "На качелях. Если вверху: "Ты у черта на горе". Если внизу: "Ты у Ленина в Кремле"" (495).

"КАШТАНКА" - рассказ (1892) А.П. Чехова; в 1960-е - 1980-е гг. входит в число произведений, подлежащих обязательному изучению в школе (2-й класс).

""Каштанка" вепрвые издана для детей в 1892 году. В основе этого произведения лежал рассказ "В учёном обществе", написанном в 1887 году и имевший успех у ребят… "Каштанка" имела и имеет огромный успех у детей-читателей" (Алексеева, 1960; 135, 137).

"КВАДРАТ" - детская игра с мячом.

О середине 1990-х гг.: "С мальчишками играли в "квадрат". Чертился на земле большой квадрат. Каждый игрок вставал в своё поле. Задача была выпнуть мяч так, чтобы он оказался на поле другого участника, а не за полем и не на черте. По сумме очков определялся победитель" (606).

О девочках 12-13 лет в с. Рассвет Мокроусовского р-на в 1995-1996 гг.: "Летом мы играли на стадионе в "цепи закованные"… Ещё мы играли в "Квадрат". На земле чертили небольшой квадрат, делили его на 4 части. Можно было в каждой части по два человека. Мяч ставили в центр, а потом одновременно пинали по нему. Был переход из одной луны в другую. Кому больше забивали, тот проигрывал и выходил из игры" (521).

О 1997-1999 гг. в Шадринске: "Игра в "квадрат" напоминает футбол. Для неё нужна площадка 4 на 4 метра. Играть могут от двух до восьми человек. Для игры нужен футбольный мяч. Квадратную площадку делят на 4 равных квадрата, в центре которого чертят круг диаметром 1 метр. Каждый игрок занимает своё поле. Один из игроков бросает со своего поля мяч в центральный круг так, чтобы он отскочил в один из квадратов. Игрок, в чьё поле попадает мяч, должен отбить его ногой на другое поле после одного касания мячом земли. Он не должен допустить второго удара мяча о землю в пределах своей площадки, иначе получит штрафное очко (выйдет из игры). Игра продолжается, но игроки передвигаются, на одно поле по часовой стрелке. Получивший штрафное очко начинает игру броском мяча через центральный круг. Если он трижды промахнется, ему также начисляется одно штрафное очко. Если играют двое или трое, то каждый из них занимает по одному полю, а при прохождении мяча через пустое поле, очко будет начислено тому, кто послал мяч в пустое поле. Если играют 8 человек, то на каждое поле встают по два человека, которые считаются командой. При игре вчетвером можно играть двое на двое. Играют до условного количества штрафных очков. Правила игры: мяч разрешается отбивать всеми частями тела, кроме рук, как в футболе; игрок не имеет права дважды касаться мяча на своем поле, но его может выручить сосед, перешагнув на его площадку на одной ноге и послав мяч другой ногой на какое-либо поле. В "квадрат" мы стали играть приблизительно в возрасте 13-15 лет. Эта игра нам очень нравилась, и мальчишки с удовольствием играли с нами и обыгрывали нас. Но со временем мы с подружками тоже наловчились играть и нередко даже побеждали мальчишек" (113).

Ср.: "Четыре угла".

"КВАНТ" - научно-популярный физико-математический журнал Академии наук СССР и Академии педагогических наук СССР для школьников. Выходит с января 1970 года.

"В 1969 году Андрей Николаевич [Колмогоров] и Исаак Константинович [Кикоин] предпринимают большие усилия для организации популярного журнала "Квант" (сохранилось письмо в идеологич. отдел ЦК КПСС, подписанное академиками Михаилом Лаврентьевым, Петром Капицей, Андреем Колмогоровым, Исааком Кикоиным, Иваном Обреимовым, Павлом Александровым с обоснованием идеи). Первый номер "Кванта" выходит в 1970 году. До своей кончины [1984] академик Кикоин - главный редактор и руководитель отдела физики, Колмогоров - первый заместитель и руководитель математического цикла "Кванта"" (Абрамцев, 2008, 14).

Из содержания № 1 за 1970 г.: статья А.Н. Колмогорова "Что такое функция?".

Тираж 1971 г. - 263-265 тыс. экз.; 1972 - 333-343 тыс. экз.,1973 г. - тираж первого завода - 300 тыс.экз.

Из содерж. № 7 за 1971 г.: "Архимед и квадратура параболы"; "У нас в гостях Вася Смекалкин". № 8 за 1971 г.: "Совершенные числа", "Этот ужасный космический холод".

Из содерж № 1 за 1972 г.: "Опыты с маятниками". № 2 за 1972 г.: "Вода на Луне"; "Измерение скорости света"; "Снежные кристаллы"; № 6 за 1972 г.: "Задача Наполеона"; "Алгоритм Евклида и основная теорема арифметики".

Из содерж. № 1 за 1973 г.: "Золотая теорема"; "Загадка водной капли"; "Вписанный шестиугольник".

Из содержания № 9-10 за 1993 г. (объем номер - 96 с.): в рубрике "Физика удара" - статья А. Гросберга "Повесть о том, как столкнулись два шара"; в рубрике "Калейдоскоп" - материал "А так ли хорошо знакомы вам атом и атомное ядро?". В рубрике ""Квант" для младших школьников" - продолжение (начало в 1992 г.) истории Льва Генденштейна о приключениях Алисы в Математической стране - "Алиса и ноль". В рубрике "Олимпиады" - задачи мат. и физ. олимпиад. В рубрике "Школа в "Кванте"?статья А. Стасенко "Бог что-то скрывает от нас, или О принципах неопределённости".

Автор словаря в возрасте 12-15 лет (1975-1978 гг.) читал выписывавшийся на дом журнал "Квант".

"КВАРТЕТ" - басня И.А. Крылова.

О 1980-х гг.: "В программе V класса четыре басни Крылова: "Волк и Ягнёнок", "Квартет", "Волк на псарне" и "Демьянова уха"" (Зепалова, 1983, 63).

КВАЧ - разновидность игры в салки (или её названия).

О перв. пол. 1980-х гг. "Октябрята очень любят играть в "салки" ("салочки", "пятнашки", "догонялки", "ляпки", "квач"?- много разных названий у этой простой и весёлой игры). Все свободно бегают по площадке, а водящий-"салка" старается кого-нибудь догнать и "осалить" (коснуться рукой). Осаленный сменяет водящего, громко крикнув: "Я салка!"" (Григорьев, 1985, 52).

КВЕСТ - то же, что приключенческая игра (компьютерная).

О 1997 годе: "Компания… в сотрудничестве с программистами… сделала жутко смешной квест по мотивам известного мультфильма" ("Я молодой", 1997, № 4; цит. по: ТССР, 2001, 336).

КВН - феномен 1960-х - 2000-х гг., телевизионные командные "соревнования по остроумию" и порожденные их популярностью соревнования "на местах". КВН возник в 1961 г., закрыт в 1972 г., возобновлён в 1986 г. Создатели КВНа - Михаил Яковлев, Альберт Аксельрод, Сергей Муратов и редактор Елена Гальперина.

Предшественником КВН была передача "Вечер веселых вопросов", вышедшая в 1957 году.

С. Муратов рассказывает: "Придумали мы [КВН]о вместе: врач Альберт Аксельрод - душа КВНа, инженер Михаил Яковлев… и ваш покорный слуга - конструктор игры… …Все мы трое за четыре года до создания КВНа уже делали первую в стране игровую передачу с участием живых зрителей - "ВВВ" ("Вечер веселых вопросов"), сразу ставшую безумно популярной… "ВВВ" закончился грандиозным скандалом (из-за ошибки ведущего) с увольнениями, оргвыводами и специальным, закрытым, постановлением ЦК КПСС. В 1961 г. редактор молодежной редакции Лена Гальперина обратилась ко мне с просьбой: "Сергей, на телевидении очень скучно. Нельзя ли сделать что-то вроде того, что вы с ребятами делали четыре года назад?"… Тогда я собираю тех же авторов, и в течение месяца мы придумываем совершенно новую, никаких аналогов в мире не имеющую программу. В ночь, перед тем как отдать сценарий, спохватываемся: "А ведь нужно же название!" Тогда самый популярный отечественный телевизор назывался "КВН-49" - по первым буквам фамилий трех его изобретателей - инженеров, создавших эту марку в 1949 году. Ну мы и решили назвать игру по-телевизионному - КВН, но расшифровать аббревиатуру иначе…" (Муратов, 2006, 43).

Несколько слов и телевизоре "КВН-49": "Первые аппараты с маленьким экраном для увеличения изображения снабжались линзой с дистиллированной водой. Назывались они КВН-49. 1949 год, вероятно, год получения патента, а КВН - инициалы конструкторов: Кенингсона, Варшавского, Николаевского. Остряки расшифровывали КВН так: купил, включил, не работает" (Федосюк, 2004, 71). Уже в конце 1950-х гг. телевизор "КВН" воспринимался как "старьё": "Утром отец… сидел за столом перед стаканом чая…, а мама вела на него очередную атаку. "Прямо-таки смешно: у Костиных - давно "Авангард", у доцента Брянцева - "Темп", и только у профессора Соломина вот уже три года этот допотопный "КВН"!" "Но почему же допотопный? Обычная схема; линза, нормальная видимость. - Отец машинально взглянул поверх очков в угол столовой, где всегда стоял телевизор, потом поискал глазами по комнате. - Что это значит, Аксинья? Ты продала его?" "Ну что ты! Кто польстится на такое старье? Я просто выставила его в чулан"" (Офин, 1960, 23).

8 ноября 1961 года в телеэфире впервые появился "Клуб веселых и находчивых" - КВН.

Продолжаем изложение рассказа С. Муратова: "В течение первых трех лет мы писали все сценарии, …Алик Аксельрод… вёл в живом эфире КВН вместе со Светланой Жильцовой… Через три года после возникновения КВНа телевидение рассталось с тремя создателями игры. А КВН в своей прежней структуре успешно просуществовал до 1972 года, был очень популярен, что, однако, не помешало передачу закрыть… КВН отправили "импровизировать" на 14 лет за пределы студии: клубы веселых и находчивых продолжали существовать на заводах, в институтах и даже в армейских подразделениях" (Муратов, 2006, 43-44).

"КВН неразрывно связан со своим ведущим Алексан-дром Масляковым… Это была одна из немногих юмористич. и сатирич. передач, где позволялась достаточно острая критика существующих порядков" (Соколов, 2006, 14).

Мода на эту игру охватила как молодёжную, так и детскую среду (школы, пионерские лагеря), игра в КВН в детской среде существовала с 1960-х по первую половину 1970-х гг.

О перв. пол. 1960-х гг.: ""Это мы в КВН играем", - ответил Сашка Карпов. И тут же наперебой рассказали, что значит играть в клуб весёлых и находчивых. Кто быстрее и лучше ответит на разные вопросы, тот и победитель… Встретившись на другой день с Сашей, мальчишки предложили устроить КВН в классе… В классе… появились две "тайные" группы, которые на переменах обсуждали свои "заковыристые" вопросы, а после уроков куда-то вместе исчезали… И вот объявление: "Завтра КВН"… Наконец это завтра наступило. Выстроились две команды, между ними судейский стол. Новохатский - главный судья… Состязание началось. Капитан команды "Колбы" Лена Амстибовицкая выходит вперёд: "Гой еси вы, добры молодцы! / Вызываем вас мы на смертный бой, / А по-нашему, да на КВН, Рассудите нас, люди добрые, / Свет жюри да вы, люди умные…" К сожалению, нет никакой возможности даже перечислить все вопросы, которые звучали на этом КВН. Они касались разных областей знаний: литературы, музыки, живописи, спорта, науки. Были разыграны шутливые пантомимы, состязались ребята в стихах и рисунках, в забавных играх и фокусах. Состязались шестнадцать ребят, а остальные были болельщиками" (ТПГ, 1965, 75-77).

О шестикласснике в середине 1960-х гг: "…В ответ доносится голос Пети: "У меня КВН по физике. Ты же знаешь, после уроков. Ответственный день!"… Пётр Петрович с яростью трёт щёткой зубы. "Мы учились в школе совершенно нормально и были грамотнее вас, кавеэнщиков"... "У нас двести сорок восемь очков. На прошлых кавеэнах набрали. По химии, по алгебре, по французскому, по…"" (Коршунов, [1968] 1980, 138-139).

О 1967-1968 гг.: "…Женя попросила помочь ей подготовить часть программы для КВН школьного вечера отдыха, за которую она отвечала. "Вечер будет мировой, - говорила Женя. - Ребята из десятого "А" раздобыли киноленты комсомольских фильмов и сделали монтаж по истории комсомола… А потом наш КВН. Нужно придумать вопросы ведущих к обеим командам". "Роман мастер по части остроумия, - кивнул Костя на приятеля. - Ему и карты в руки". "А ты подготовишь вопросы по астрономии и технике. Хорошо?" - Женя взяла Костю за руку… Удался на славу и хроникальный киномонтаж по истории комсомола. После него состоялась товарищеская встреча смешанных команд из десятого "А" и десятого "Б", которая проводилась по подобию телевизионных КВН… На эту встречу пришли даже уборщицы. Команда "Красная Шапочка" состояла из девочек, а "Серый волк" - из ребят. Болельщики горячились, выбрасывали над головами лозунги: "Нам не страшен серый волк", "Спасайся, Красная Шапочка!" Они до того расшумелись, что председатель жюри пригрозил удалить наиболее ретивых. "Кто самый известный парикмахер в мире?- спрашивала представительница "Красной Шапочки". - "Севильский цирюльник", неучи! А кому Айвазовский посвятил картину "Девятый вал"? Кто такой Рильке?" "Сколько килограммов весил первый искусственный спутник Земли? - в свою очередь наступали из команды "Серый волк". - Сколько ступеней имела ракета, доставившая его на орбиту?" Девочки не терялись: "А сколько ступенек у крыльца нашей школы? В каких трех событиях яблоко сыграло решающую роль? Сколько стоит килограмм соли?" Под общий хохот выяснилось, что никто не знает. Затем было состязание на лучшее знание электроизмерительных приборов. Победили девочки, поскольку многие из них проходили практику на приборостроительном заводе. Команде-победительнице в качестве приза был преподнесён венок из сухих лавровых листиков, нанизанных на нитку. Каждому члену команды достался лавровый листик" (Марчик, 1969; 102, 113).

О конце 1960-х - начале 1970-х гг.: "Сейчас по-прежнему очень распространён в школе КВН - клуб весёлых и находчивых. (В КВН "играют" даже пионеры ІІІ -ІV классов, неумело копируя "На огонёк", КВН взрослых: сидят за столиками, пьют чай с шоколадными конфетами, "умничают", состязаясь иногда в мало эффективных для воспитания делах - кто быстрее съест кашу, кто быстрее сочинит анекдот на школьные темы. Это дети 10 лет - о, время!!! А мы, взрослые, терпим и иногда даже умиляемся)" (Иванова, 1973, 131).

Из учебного пособия 1971 года: "Литературных знаний и литературной выдумки требуют заседания клуба весёлых и находчивых (КВН). На них предлагаются задачи типа литературных экспромтов" (Никольский, 1971, 239-240).

Осенью 1972 года телепередача была закрыта. Возобновлена в 1986 году.

В настоящее время существует Международный союз КВН, включающий в себя более двух десятков официальных подготовительных лиг и сотни региональных чемпионатов (Соколов, 2006, 14).

О 1996-1997 гг.: "Долгое время наблюдала за взрослыми, которые при просмотре телепередачи "КВН" смеются, я не понимала почему. Но лет с 12-13 сама стала часто смотреть КВН, у меня даже было несколько любимых команд, за которые я переживала и болела" (113).

О Шадринске 1997-2003 гг.: "Когда мне было 11-16 лет, мы всей семьей смотрели КВН. Нам очень нравились шутки. Мне нравились команды "Утомленные солнцем" и "Уральские пельмени"" (112).

О 2006 г.: "В России движение КВН существует в 110 городах. Это около тысячи студенческих и двух тысяч школьных команд, около 20 тысяч кэвээнщиков, свыше 5 миллионов зрителей в залах за один годи десятки миллионов телезрителей" Огонек, 29096, № 45. - С. 42).

КЕГЛИ - игра, заключающаяся в том, что расставленные столбики (кегли) должны быть сбиты катаемым по дорожке шаром.

КЕДЫ - [в издании Словарь, 1956-5 слово отсутствует] "Спортивные мягкие ботинки на ребристой резиновой подошве" (Лопатин, 1997, 227).

О 1958 годе: "Китайская дружба кончалась. Ещё шли к нам из Китая… синие китайские кеды - мечта каждого мальчишки" (Киршин, 2002).

О конце 1950-х - нач. 1960-х гг. в Шадринске: ""На уроки физкультуры в начальных классах… я надевала тапочки… Позднее вошли в моду кеды и полукеды. Особенно красивые были китайские кеды. Они были дорогие. Мне покупали наши российские кеды. Они были дешевле"" (Завьялова, 2005).

О нач. 1960-х гг.: "Встаньте, кто помнит чернильницу-непроливайку, / Светлый пенал из дощечек и дальше по списку: / Кеды китайские, с белой каемочкой майку…" (Бородицкая, 1998).

О конце 1960-х - нач. 1970-х гг.: "Я зашнуровал кеды и выбежал из нашего домика. Я торопился на волейбольную площадку…" (Машков, 1974).

О перв. пол. 1970-х гг.: "Вид у Челнокова-младшего был совершенно счастливый. Мокрые школьные брюки шлепали по кедам, глаза сияли восторгом" (Матвеева, 1977, 42).

О конце 1970-х гг.: "Раздается сопение, свешиваются ноги в кедах и в черных брюках, потом появляется худенькая спина в свитере, светлый затылок. Стоит перед нами девочка и смотрит в пол… [Девочка] молчит и вертит носком кеда по коврику. Девочка одиннадцати лет, ну, может быть, двенадцать" (Матвеева, [1982] 1986, 9).

О 1983 годе в Москве: "Только бутс [тридцать пятого размера] не бывает. Даже на всесоюзных соревнованиях "Кожаный мяч" младшие играют в кедах - это она специально проверила по телевизору" (Иванов, [1984] 1992, 136).

О девочке 10 лет в Белоруссии в 1995 г.: "Не знаю почему, но из детства мне запомнились кеды, а не кроссовки. Я могу вспомнить только одну пару кед. Однажды (я училась в третьем классе) мы с мамой перебирали вещи в шкафах, и мама достала кеды. Я как сейчас помню, что это были тканевые "ботиночки" со шнуровкой впереди, на резиновой подошве. Высотой они были чуть выше щиколотки и плотно прижимались к ноге. Кеды были розово-коричневого цвета с синими листочками. Если честно, то не помню, носила я их или нет на уроках физкультуры, но помню, что их примеряла" (017)

Ср.: Бутсы; Кроссовки; "Спортсменки".

"КЕМ быть?" - стихотворение В.В. Маяковского.

О нач. 1960-х гг.: "Поэма "Сын артиллериста" изучается в V классе… и входит в пятый раздел программы - "Советские писатели о социалистич. родине"… В двух последних произведениях этого раздела - в повести Павленко "Степное солнце" и в стихотворении Маяковского "Кем быть" изображается… труд советских людей" (Колокольцев, 1963, 91).

КЕН - кукла модели "Барби", изображающая мужчину.

О девочке в 1990-1993 гг.: "Но где-то в года 4, мне сказали, что у моей лёльки будет ребёночек, он живет у неё в животе, растёт и скоро родится. Я уже сама строила догадки, что, возможно, его достанут через пупок или живот разрежут. Примерно лет в 6 или 7 я и мои подружки знали, (не помню, откуда), что дети появляются от того, что мужчина и женщина спят (ночью) вместе, и мужчина должен находиться на женщине и от этого у них появляются дети. Наверное от того, что они целуются или делают что-то еще (что, не знали). Но, играя в куклы, мы ложили Барби и Кена вместе спать, потом у них рождались дети" (247).

О нач. 2000-х гг."…Кроме Барби, есть ещё и Кен, приятель Барби. У шестилетней Маши - четыре "Барби" и два "Кена". У всех кукол свои имена, Маша так и говорит: "Этого Кена зовут Степан, этого - Семён". То есть "Барби-Кен" - это обобщённое определение некоего типа кукол" (Букин, 2004, 6).

КЕПКА (у мальчиков) - мягкий головной убор без тульи и околыша, с козырьком.

Об Одессе 1900-х гг.: "Детство в моей памяти разделяется на два периода: первый, когда я хожу одетый, как все мальчики, в коротких штанах, в куртке и кепке, имеющей на макушке пуговицу, - и второй, облачивший меня в гимназическую форму… " (Олеша, [1931] 1999, 78).

О конце 1930-х гг.: "Вы знаете, до войны [1941-1945 гг.] мальчишки, особенно в деревнях, часто и летом ходили в каких-нибудь картузах или кепках. У меня тоже была кепка, которую я надевал на рыбалку или в ненастную погоду" (Якуб, 1988, 67).

О конце 1930-х гг. читаем в рассказе Л. Пантелеева "Испанские шапочки" (1940): "Тут один маленький мальчик в серенькой кепке спрашивает… Мальчик в серенькой кепке уронил свою серенькую кепку".

О 1947 годе: "…Появился Васька. Появился, голый до пояса, в… длинных - на вырост - штанах, подпоясанных ремешком, в кепке козырьком назад, - подавляющая, сильная личность!" (Панова, [1955] 1956, 432).

О 1950-х гг.: "Странный характер / У школьника Вовки: / Вовка бледнеет / При виде обновки. / Новую кепку / Купили вчера - / Бедный мальчишка / Рыдал до утра" (Барто, [1958] 1969-1, 207).

О середине 1950-х гг.: "…Ребята знали во всех мелочах его домашнюю жизнь. Даже такие досадные подробности, как то, что бабушка… осенью вкладывает в его кепку стёганый ватный блин…" (Раковская, 1956, 103).

Ср.: Бейсболка; Фуражка; Каскетка.

КИД - См.: Клуб интернациональной дружбы.

"КИНДЕР-СЮРПРИЗ" - продукт немецкой компании "Ferrero", выпускается с 1974 года. "Киндер-сюрприз" представляет собой яйцо из молочного шоколада, внутри которого располагается контейнер с игрушкой-сюрпризом. После появления в начале 1990-х годов киндер-сюрпризов на отечественных прилавках, среди детей началось повальное увлечение коллекционированием игрушек-фигурок.

О девочке 5 лет в с. Тагильском Каргапольского р-на в 1992 г.: "Во дворе у нас постоянно было много ребятни. Мне было 5 лет, когда родители впервые купили мне "Киндер-сюрприз". Мне попалась машинка. Вскоре во дворе появилась новая игра: город "киндеров". Мы выносили все свои коллекции, строили из них города, так как попадались и замки, и дома, и машины, и фигурки зверей и прочее. Мы ездили друг к другу в гости. А города занимали порой очень большую площадь" (229).

О 1992-1993 гг. в г. Завитинске Амурской обл.: "Когда мне было 7-8 лет, мама стала покупать необычные яйца - "киндер-сюрпризы". "Киндер-сюрприз" представлял собой шоколадное яйцо (размером в два куриных), обернутое тонкой фольгой (иногда одна половинка яйца была из молочного шоколада, а другая - из белого). Внутри этого шоколадного яйца находилось пластмассовое (чаще всего жёлтого, оранжевого цветов, а также красного, синего, зеленого, фиолетового цветов, - но это была большая редкость, и я выменивала эти разноцветные яйца у ребят на игрушки). Внутри пластмассового яйца находилась игрушка. Это были различные фигурки животных, людей, машин, а также сборные игрушки. Больше всего я радовалась, когда попадалась фигурка. По этикетке, находящейся вместе с ней в яйце, можно было подсчитать, каких и скольких фигурок ещё не хватает до полной коллекции. Для того чтобы собрать коллекцию, нужно было как можно больше покупать "киндер-сюрпризов", можно было обмениваться с ребятами" (107).

О Шадринске в 1993 г.: "Когда мне было лет 8, я очень любила, когда мама покупала мне "киндеры". "Киндер-сюрприз" - это шоколадное яйцо, завернутое в упаковку из фольги, внутри которого находился футляр из пластмассы красного или жёлтого цвета. В футляре находилась маленькая игрушка, которая обычно состояла из нескольких деталей, и инструкция, как её нужно собирать. На такой инструкции также рисовалось, какие ещё игрушки входят в коллекцию. "Киндер-сюрпризы" продавались почти во всех продуктовых магазинах или ларьках. Игрушки из "киндеров" я коллекционировала. Иногда мы менялись ими с подружками" (111).

О 1990-х гг.: "В детстве я обожала покупать альбомы с наклейками, воздушные шарики и киндер-сюрпризы - гонялась за коллекционными фигурками, обменивалась с подругами, собирала целые серии: бегемотики, черепашки, пингвинчики…" (Иванова, 2003, 44).

Ср.: Шоколадные "бомбы".

КИНО - кинофильм, демонстрируемый в кинозале; кинотеатр, здание, где смотрят кинофильм.

О 8-летних девочках в 1932 г.: "Мы с Любой… жили на одной улице… В свободное время вместе ходили в кино. Знакомая их семьи, работник обкома, отдала Любе свой пропуск на два лица во все кинотеатры города… Едва досидев последний урок, мы бежали в соседний со школой кинотеатр "Пролетарий", смотрели в нём фильм. Затем стрелой неслись в кинотеатр "Спартак". Отсидев там полтора часа, перебегали дорогу и едва успевали на следующий сеанс в кинотеатре "Комсомолец". Выходили оттуда уже пошатываясь и к концу дня, в сумерках, возвращались домой. Мама обычно приходила с работы ещё позднее, а бабушка, узнав, что я была с Любой в кино, не ругалась… Так продолжалось около месяца. Сначала мы упивались фильмами, смотрели многие по несколько раз, но потом некоторые из них стали надоедать. Тогда мы решили смотреть в день только по два фильма, а затем по одному. А спустя ещё некоторое время, мы смотрели почти все фильмы по одному разу и лишь любимые - "Золушка", "Конек-Горбунок", "Кощей Бессмертный", "Большая жизнь", "Трактористы"… - смотрели… столько, сколько их показывали. Часто я уступала своё место подругам, и с Любой в кино ходили и другие девочки. Но скоро это "счастье" кончилось, так как знакомая уехала в другой город. Но кино оставалось нашим любимым зрелищем, и мы умудрялись не пропускать ни одного фильма, покупая самые дешёвые билеты на дневные сеансы" (Кубанева, 1988).

Ходить в кино (о мальчике с девочкой) - семиотически окрашенное поведение подростков; демонстрация взаимных симпатий мальчика и девочки.

О начале 1960-х гг.: "Мама говорит в коридоре дочке: "Знаю я эти "пошла к подруге". Чтобы в девять была дома". И слышит в ответ: "А сама во сколько приходила, когда молодая была?" "Грубая, неласковая выросла,- горюет мама. - Дерзкая". А девчонка влюбилась в мальчишку. И отправилась с ним в кино. А маме правду не скажешь - разве она поймет? Приходится врать" (Матвеева, 1966, 12).

Поведение детей во время киносеанса.

О поведении детей в кинозале в начале 1970-х гг.: "[Олег] купил билет в киноклуб на сборник мультфильмов… …[Зал небольшой], и балкон тоже маленький… Олег сел на своё место в восьмом ряду. В зале было шумно. Мальчишки и девчонки кричали, стараясь перекричать друг друга. Разворачивали гремящие шоколадные обёртки и тайно ели мороженое, которое в зал проносить не полагалось. Какой-то рыжий мальчишка в соседнем ряду бил книгой своего соседа. Олег схватил его за руку и тряхнуло. "Ну, ты, - прошипел мальчишка, зло смерив Олега глазами. - Потом выйдем, узнаешь!" Вот-вот должен был погаснуть свет. И вдруг в зале послышался топот ног, раздался какой-то крик, и Олег… увидел, что по залу от входу мчится сразу семь мальчишек и две девчонки, а старуха контролёрша бежит за ними. "На прорыв" пошли, понял Олег. Старуха контролёрша не могла уйти далеко от дверей, потому что ей надо было проверять билеты, и нарушители по одному разбежались по всему залу. "Я всех вас запомнила! - громко крикнула контролёрша. - Будете выходить, сдам дружинникам!" Свет погас, и сзади в темноте кто-то плюхнулся в кресло… И сразу же зашуршала обёртка от мороженого" (Давыдов, [1976], 1985, 103-104).

КИНОЛЕКТОРИЙ для учащихся - лекторий, сопровождающийся показом кинофильма.

О 1976 годе в Шадринске: "Начались занятия в кинолектории при Доме пионеров "В человеке должно быть всё прекрасно". В минувшее воскресенье школьники прослушали беседу, как вести себя в общественных местах, посмотрели кинофильм о правилах поведения в обществе. Ребята ждут в дальнейшем встречи с коллекционерами, мастерами прикладного искусства, беседы о моде, причёсках и т. д." (Соглаева, 1976, 3).

КИРПИЧ - "Прямоугольный брусок из обожженной глины, употребляемый в качестве строительного материала" (Словарь, 1956-5, 963).

Розыгрыш "кирпич в коробке"

О Казани в 1942-1944 гг.: "Одно время мы с Вовкой придумывали всякие шуточки. Положим кошелек на дороге, привяжем его за ниточку, а сами спрячемся в кустах…. Или положим картонную коробку на дороге - а в нее спрячем кирпич. Пнет кто-нибудь коробку и кричит от боли. А мы покатываемся со смеху" (Сергеев, 1986, 47).

"КИС-БРЫСЬ-МЯУ" - детско-подростковая игра с поцелуями.

"Пик популярности этой игры пришелся на конец 1970-х - 1980-е годы, в неё играли дети от 8-9 до 13-15 лет. В 1990-е годы распространенность игры сходит к минимуму. Вот описание "классического" варианта игры: "Все сидят у стены. Выбирается два ведущих. Один ведущий говорит: "Кис" и показывает на кого-нибудь из играющих. Второй ведущий, стоящий спиной к первому, угадывает. Например, он говорит: "Брысь!", тогда первый показывает на другого игрока, второй тоже говорит "Брысь". Затем он может сказать "Мяу", и тот, на кого показал первый ведущий, должен со вторым ведущим выполнить определенное действие, опираясь на цвета: красный - целовать в губы, синий - поцеловать в щеку, фиолетовый - поцеловать два раза, желтый - обнять...". Игра имеет множество вариантов, связанных с тем, какое значение приписывается тому или иному цвету: "…Цвета были: красный (целовать в губы); синий (в щеку), зеленый (в лоб), коричневый (в ухо) и черный (пинок под зад)"; "…Красный - поцелуй в губы, розовый - поцелуй в щеку, оранжевый - поцелуй в руку, коричневый - удар по спине, черный - пинок сзади, зеленый - обнимание, синий - исполнение какого-либо желания галящего"" (Борисов, 2002, 167-168).

О 2007 годе в г. Тюмени: "В июне-июле 2007 года я работала воспитателем в лагере "Звёздный". Мы с детьми играли в игры с поцелуями "Арам, шим, шим", "Пух, мех, перо", "Кис, брысь, мяу"… "Кис, брысь, мяу" - все садятся в круг, ведущему завязывают глаза, и, показывая на разных людей, спрашивают: "Кис?" до тех пор, пока он не скажет: "Да". Затем, показывая на губы, щёки, лоб, нос, глаза, голову и т. д. спрашивают: "Брысь" опять до тех пор, пока ведущий скажет "Да". На слове "Мяу" определяли, сколько раз должен поцеловать, показывая число из пальцев. Затем развязывали глаза и говорили, кого куда и сколько раз целовать. Потом тот, кого целовали, становится ведущим. Особенно детям нравилось, если выпадало целоваться в губы с лицом противоположного пола. Так они очень веселились, когда вожатому отряда, (молодому человеку, которого дети прозвали "дядя Гоша") выпало целовать воспитателя (то есть меня). И хотя нужно было целовать в щёку, они были очень довольны" (138).

См. также: "Кис-кис-мяу".

КИСЕТ - "Мешочек, затягивающийся шнурком, обычно используемый для хранения табака, спичек и трубки" (Словарь, 1956-5, 967).

Вышивать, наполнять подарками кисеты для солдат.

О девочке в 1935-1938 гг.: "Помню великую радость, наполнившую город: "Краснознаменная Дальневосточная Армия возвращается с маневров!.." Мы шили и вышивали красивые сумочки для подарков и любовно подбирали их. Помню, что я вышила красивый, на мой взгляд, кисет (тогда солдатам выдавали махорку). Положила туда всякую нужную для солдата мелочь: одеколон, носовые платки и подворотнички, маленькие карманные шахматы и домино, конфеты и другое" (Кубанева, 1988).

"КИС-КИС" - любимый детьми полутвёрдый молочный ирис прямоугольной формы с добавлением соли. Выпускался в 1970-е - 1980-е и последующие годы.

"КИС-КИС-МЯУ" - игра, аналогичная игре "Кис-брысь-мяу".

О 1996-1998 гг. в Шадринске: "Дворовая игра "Кис-кис-мяу". Один человек становится спиной к остальным участникам игры. Ведущий за его спиной показывает на участников по очереди и, указывая на каждого, говорит: "Кис, кис, кис, кис, кис…". Игрок, стоящий спиной ко всем игрокам, должен в определенный момент сказать: "Мяу" и назвать цвет. После он выполняет задание в соответствии с тем цветом, который назвал с тем игроком, на кого указал ведущий в этот момент. После этого человек, сказавший "мяу" и выполнивший задание, уходит к остальным участникам. Игрок, говоривший "Кис, кис, кис", становится спиной ко всем участникам. А тот игрок, на которого указали, сам становится водящим и говорит: "Кис, кис, кис…" Задания цветов: красный - поцелуй в губы; розовый - поцелуй в щеку; зеленый - рукопожатие; фиолетовый - ответить на 3 вопроса; желтый - просто обнять; и т. д. (всё точно уже не помню). В эту игру мы часто вечерами играли во дворе. Мне было лет 12-14" (113).

"КИС-КИС, мяу-мяу" - игра, аналог игры в "светофор", "цвета".

О первой половине 1990-х гг.: "К подвижным играм относится также игра "Кис-кис, мяу, мяу". Выбирается ведущий, при этом мы использовали считалку: "На золотом крыльце сидели / Мишки-гамми, Том и Джерри, / Скрудж Макдак и три утенка, / А ты будешь наша Понка". Все участники игры становятся за отчерченной линией, а ведущий стоит спиной к участникам. У него спрашивают: "Кис-кис, мяу-мяу, какой цвет". Ведущий должен сказать какой-нибудь цвет. Участники, найдя его на своей одежде и взявшись за неё рукой, могут спокойно проходить возле ведущего. У кого этого цвета не было, должен был пробежать мимо ведущего так, чтобы он его не задел. Это нам безумно нравилось, поэтому иногда мы старались убежать от ведущего даже если этот цвет (названный) у нас был. Чувство опасности, что тебя вот-вот споймают, но при этом теплится и надежда на то, что спасешься - всё это переполняло нас и вызвало неописуемое чувство восторга" (559).

"КИС-МЯУ" - по-видимому, то же, что "Кис-брысь-мяу".

О середине 1970-х гг.: "…Подростковая компания начала обрастать девицами, без них они скучали…, с удивлением замечая, что ябеды девочки, с которыми мальчики играли, когда им было по десять лет, в "бутылочку" и "кис-мяу", после чего наскучили друг другу и на несколько лет разошлись…, - снова оказались важнее всего на свете" (Варламов, 2000).

О 1980-х гг.: "…Дети во дворах любят играть в свои "тайные" для взрослых игры. Особой популярностью в 1980-е годы пользовалась игра "Кис-мяу". В неё дружно играли дети разных возрастов: и 5-летние, и 12-летние… Правила игры: 5-15 человек садились в полукруг. Ведущий показывал на игроков (по желанию выбирал кого-то поочередно), а ведомый стоял спиной ко всем и наугад отвечал ведущему. Тот спрашивал "Кис?", указывая на игрока. Ведомый мог ответить по желанию "мяу" или "брысь". Если интуитивно чувствовал, что хочет остановить свой выбор на этом "неизвестном" ему ещё человеке, то говорил "брысь", прогоняя ведущего как бы, если же нет, - то отвечал "мяу". Когда ведомый выбирал себе партнера, они становились спина к спине и по сигналу должны были повернуть в сторону головы (в одну из сторон). Если они поворачивали в одну сторону вместе, то целовались. Если в разные - то здоровались за руку, или парень дарил девушке полевой цветок, или говорил приятные комплименты. Игру продолжали, но ведомым уже был тот, кого выбирали последний раз" (ЗИ, 2003, 7).

"КИС, брысь, мяу" - см.: "Кис-брысь-мяу".

КИСЛЯЙКА - прозвище вялой, нерешительной девочки в последней четверти ХIХ - начале ХХ века.

"Кисляй. Кисляк. Кисель (иноск.) кислорожий человек, - вялый. Кислятина - о человеке, о характере вялом, нерешительном" (Михельсон, [1903] 1994-1, 428).

"Кисляй - "Простореч. Вялый, скучный, постоянно ноющий человек" (Словарь, 1956-5, 973)

О второй половине 1880-х гг.: ""Я очень несчастна… А глупые девочки считают меня "кисляйкой"" (Чарская, 1910, 345).

О начале ХХ в.: ""А ты кисляйка, каша разварная, картофельное пюре! Кисель!"" (Чарская, 1906, 108).

КИТАЙСКИЕ тени - "Род игрушечного картонного театра с декорациями из промасленной бумаги и картонными фигурами кукол, которые, двигаясь между рамой, обтянутой белой бумагой, и занавесом, за которым находится источник света, образуют на раме-экране силуэты" (Словарь, 1956-5, 977).

КИТАЙСКИЙ бильярд - род настольной игрушки; вероятно, то же, что японский бильярд; бикс.

Из текста начала 1990-х гг.: "Неисповедимы судьбы людские. Под старость лет… представляешь себе человека чем-то вроде шарика на китайском бильярде. Пущенный чьей-то рукой, он стремительно летит, отскакивая от бортов и перегородок то влево, то вправо, взмывая то вверх, то вниз, делая бессмысленные и сложные круги, чтобы наконец - рано или поздно - попасть в уготованный загончик или лунку с большой или малой цифрой. Но, видимо, в этом беге, независимо от конечного результата, и заключается смысл жизни каждого из нас" (Федосюк, 2004, 239).

КИТАЙСКИЙ фонарик - "Фонарик, каркас которого покрыт разноцветной прозрачной бумагой" (Словарь, 1956-5, 977).

О Ленинграде 1930-х гг.: "На праздничных базарах и ярмарках имелось на выбор множество забавных игрушек: глиняные свистульки…, китайские фонарики, трещотки" (Гранин, 1990-5, 473).

О середине 1930-х гг.: "Мы не подошли… к игрушкам, которые всегда продавались на базаре, и возле которых мы с Матрешенькой всегда простаивали, любуясь ярчайшими бумажными фонариками, цветами, веерами, петушками на палочках…; изредка покупали сами маленькую уточку или китайский фонарик" (Александрова, 1992).

КИТАЙЦЫ, продающие игрушки.

О 1912-1915 гг.: "Ещё воспоминания детства - праздники… Вербные базары, воздушные шарики, длиннокосые китайцы, продающие цветные… веера и мячики-раскидайчики…" (Александрова, 1978, 9).

О г. Новосибирске во вт. пол. 1920-х - 1930-х гг.: "Высокое крыльцо облюбовали китайцы. Десятки худеньких фигурок продавали игрушки. В их руках прыгали разноцветные шарики, пестрели фонарики и веера, кувыркались деревянные гимнасты, двигались фанерные медведи. Всё это богатство полыхало яркими красками и притягивало взгляды ребятни словно магнитом… Почему-то в Новосибирске было много китайцев… Китайцы торговали на рынке хорошенькими игрушками: фонариками, разноцветными шариками, веселыми человечками, крутящимися через перекладинку, другими забавками" (МН, 1999).

О Москве в начале 1930-х гг.: "Но самыми привлекательными на рынке мне казались китайцы. Их тогда было много в Москве. Вокруг Смоленского рынка ютились по дворам китайские прачечные. Там, кстати, работали одни мужчины. А на самом рынке китайцы прельщали детей пёстрым товаром. Прыгающие на резинках мячики всегда нас прельщали, но в них не таилось тайны: стоило их распотрошить, в них оказывались обыкновенные опилки. А вот бумажные "веера" пронзительных "китайских" цветов - розовый, зелёный, жёлтый - те привычно-неожиданно поражали: развернешь в стороны палочки-ручки - одна фигура, встряхнешь её - другая, ещё встряхнешь - третья... И как такое чудо делалось? Я и сейчас, когда, наверное, ни одного такого "веера" в России не сыщешь, не могу этого понять. И чудится мне, что такие веера могли продавать только китайцы с длинными косами и в синих халатах. Но вряд ли. Скорее, тут собственные воспоминания теснятся впечатлениями от книжных картинок, от рисунков на старинных чайных коробках, от изображений на громадных фарфоровых вазах в чайном магазине на Мясницкой. Но дыхание бесконечного и единого европейско-азиатского материка, еще не раскромсанного "дружбой народов" на изолированные куски, ощущалось за всем этим экзотическим товаром и его продавцами, как, впрочем, и за всем нашим рынком" (Старикова, 2003, 226-227).

О 1959 годе: "Из Китая. [заголовок] Треск резинки - и взлетает / Резкий, хрупкий вертолет./ "Пап, откуда?!" - "Из Китая"./ Пятьдесят девятый год. / Зонтик лаковый, бумажный / В трубку толстенькую сжат, / И шуршит на кукле важной / Неснимаемый халат. / Круглый веер с веткой дуба: / Шёлк натянут - в пальцах зуд, / Но, сияя белозубо, / Кеды взнузданные ждут! / Воспитательница Сяо / В детской книжице жила: / С детских слов письмо писала, / Тонкой кисточкой вела. / С папой книжку полистаю, / Суну нос в цветочный чай... / Я когда-нибудь слетаю / В этот праздничный Китай!" (Бородицкая, 1994, 34).

КИТЕЛЬ (у мальчиков) - летняя форменная куртка со стоячим воротником из бумажной материи белого или защитного цвета; элемент школьной формы мальчиков в 1950-х - первой половине 1960-х гг.

О вт. пол. 1950-х гг.: "Форма у мальчишек тогда была светло-сизая, как у гимназистов дорев. поры. Эта странная форма, придуманная какими-то суровыми и, скорее всего, бездетными женщинами, предусматривала ношение кителя с металлич. армейскими пуговицами. Китель, наглухо застёгнутый, со стоячим воротничком, который тёр шею, и с пластмассовым подворотничком - я его чистил ластиком, - был без наружных карманов (нечего, мол, в карманы руки совать, меньше дряни в школу натащите), и чтобы достать самописку из внутреннего кармана, приходилось расстегивать пуговицы на груди и лезть буквально за пазуху" (Алексеев, [1984] 1987, 36).

О конце 1950-х гг.: "В каждом классе между окнами висит портрет Владимира Ильича. В Санькином классе, 5-м "А" - портрет девятилетнего Володи Ульянова. Володя сидит на стуле, скрестив ноги, в таком же кителе с белым воротничком, какой на Саньке и его товарищах…" (Воскресенская, 1962, 46).

О середине 1960-х гг.: "Утром, отправляясь в школу, Севка вместо форменного кителя надел темный пиджачок. Мама еще лежала в постели, когда он убегал к половине девятого, и не заметила, что на нем надето" (Котовщикова, 1969, 225).

КЛАД - "Ценности, спрятанные, зарытые где-либо" (Словарь, 1956-5, 985).

О вт. пол. 1920-х - 1930-х гг.: "Для меня, как и для др. детей моего возраста, наш дом, с его многочисленными подъездами, переплетениями подвальных переходов, входами и выходами, чердаками и задними лестницами, был целым таинственным миром. Здесь мы играли в "казаки-разбойники", искали запрятанные клады (ведь в каждом московском доме есть предания о владельцах, якобы удравших во время революции за границу, но замуровавших свои ценности в стенах оставленных ими домов)" (Некрич, 1991-1, 51).

О девочках 7 лет в середине 1980-х гг.: "Когда однажды мы с подружкой играли вблизи старого здания, где был расположен винный магазин, то решили, что в подвале должен обязательно находиться клад. Тогда мы взяли ломик, молоток, топорик и решили вскрыть дверь. Но как только на верху послышались чьи-то голоса и шаги, мы испугались и убежали, решив, что это ходят и разговаривают скелеты, замученных в подвале людей. Тогда мы решили никогда больше туда не ходить, а после нашего похода за сокровищами, осталась только изуродованная дверь. После этого случая я долго еще обходила стороной этот магазин. Это событие произошло, когда мне было 7 лет, и я только что пошла в первый класс" (577).

КЛАСС - 1. Оборудованное специальной мебелью помещение в школе, где проходят уроки, занятия.

Стихотворение 1946 года: "Пахнет в классе свежей краской, / И бела твоя тетрадь…" (Тараховская, 1963, 91); "А Петин класс закрыт на ключ…" (Барто, [1947] 1969-1, 198).

О нач. 1960-х гг.: "Осень… Значит, скоро в класс / Побегут ребята. / В зимний день они в тиши - / На уроке в классе - / Подберут карандаши: / Синий, жёлтый, красный" (Тараховская, 1963, 93).

О 1970-х гг.: "Младшие школьники всегда занимаются в одном и том же классе. Уроки у учащихся средних и старших классов (начиная с четвёртого) проходят, как правило, в учебных кабинетах (кабинет русского языка, кабинет физики, кабинет географии и т.д.). На двери класса висит табличка: например, 2 "А". В классе стоит школьная мебель: парты или ученические столы, стол учителя. На стене висит школьная доска. Развешены портреты… политических деятелей, писателей, учёных. Спец. место отводится уголку октябрят, пионеров, комсомольцев. В классе вывешивается также список актива класса, график дежурных, стенгазета" (Денисова, 1978, 123-124).

КЛАСС - 2. Постоянная, в пределах учебного года, группа учащихся одного уровня знаний, работающая совместно по единой учебной программе; ребята, объединённые в школе в учебную группу.

О 1940-х гг.: "Возвращался третий класс / С книжками с урока" (Барто, [1949], 1969-2, 83). О начале 1960-х гг. "Весь класс своим рассказом / Учитель увлечет… " (Тараховская 1963, 94).

О 1970-х гг.: "В средней по размерам городской школе обычно бывает 100-150 учеников одного и того же года обучения… Их разделяют на три-четыре постоянных учебных коллектива (класса), и каждому из них присваивают буквенное обозначение, начиная с буквы А. Так, в школе может оказаться три вторых класса -2 "А" (второй класс "А"), 2 "Б", 2 "В". Такие классы называются параллельными. В начальных классах (первых - третьих) все уроки и внеклассную работу ведёт один учитель. Занятия проходят в одной, закреплённой за классом, комнате. С учениками четвёртых - десятых классов занимаются учителя-предметники (то есть специалисты по отдельным учебным предметам), и уроки проводятся, как правило, в учебных кабинетах. Из числа учителей-предметников директор школы назначает классного руководителя (обычно на несколько лет). Для каждого класса составляется расписание уроков и заводится классный журнал. Для занятий по иностр. языку класс обычно делится на две группы. В классе имеются общественные орг-ции. Школьники первых-вторых классов являются октябрятами. Школьники третьих - седьмых классов, как правило, члены пионерской орг-ции, и в классе организуется пионерский отряд. Старшеклассники вступают в ряды ВЛКСМ, и в классе создаётся комсомольская группа. В каждом классе выбирается староста. Каждый день кто-нибудь из школьников (по очереди) бывает дежурным: он следит за чистотой в классе, проветривает помещение и т. д. Ученики седьмых-десятых классов по очереди дежурят по школе: следят за порядком в коридорах и на пришкольной площадке. В школе постоянно идёт соревнование за звание лучшего класса школы. Учителя с помощью актива стараются сплотить учеников класса в дружный коллектив. Школьники часто всем классом ходят в кино, театр, музей, на экскурсии. Сильные ученики помогают слабым, друзья обязательно навещают заболевшего товарища. О жизни класса рассказывает стенная газета (стенгазета), которую выпускают сами ребята" (Денисова, 1978, 122-123).

КЛАСС - 3. Годичный курс обучения с распределением времени между изучаемыми дисциплинами; годичная ступень обучения в школе.

О 1970-х гг.: "Школьные учебные планы и учебные программы предусматривают изучение учебных предметов по классам, т. е. по годам обучения. Если говорят, что [некто] ученик четвёртого класса (или учится в четвёртом классе), то это значит (при условии, что он не второгодник), что он четвёртый год учится в школе и изучает программу четвёртого класса. Учеников первого класса называют первоклассниками, учеников второго класса - второклассниками и так далее, вплоть до десятиклассников, то есть учеников выпускного десятого класса… В каждом классе учатся школьники приблизительно одного возраста" (Денисова, 1978, 122).

КЛАСС - 4. То же, что классно; возглас радости.

О 14-летнем мальчике в конце 1990-х - нач. 2000-х гг.: "Не в силах сдержать радости, Костя воскликнул: "Здорово! Класс! Йес!!!"" (Крючкова, 2004, 86).

О 14-летних девочках в нач. 2000-х гг.: "Встретились девочки на улице… Мила решительно стащила с Галкиной головы вязаную шапку, сунула ей в руки массажную щётку… А когда пепельные кудрявые волосы пушистым облачком окружили худенькое личико подруги, Мила удовлетворённо улыбнулась: "Класс!"" (Гордиенко, 2005, 199-200).

КЛАССИКИ - см. Классы.

КЛАССКОМ - член классного комитета.

О начале 1950-х гг.: "Опыт многих лет показал, что наиболее приемлемой является следующая структура ученических орг-ций: в V-X классах - постоянные классные организаторы (старосты) и члены классного комитета (класскомы), избираемые на общих собраниях класса в присутствии классного руководителя…" (Новиков, 1952, 92).

КЛАССНАЯ воспитательница - педагогический работник женского пола, в чьи должностные обязанности входит орг-ция и воспитание классного коллектива.

О конце 1950-х гг.: "И назавтра [дядя] действительно пришел ко мне в школу. Он разговаривал с нашей классной воспитательницей, и ей жутко понравилось, что все её советы, что со мной делать, он тут же стал записывать на бумажку. И моя классная воспитательница даже пришла к твердому выводу, что в школу должен ходить именно мой дядя номер два, так как ни мама, ни мой дядя номер один нужных и правильных мер по отношению ко мне не принимают… "Они мягкие люди… - сказал дядя… - …А я человек крутой и приму все надлежащие меры". Тут классная воспитательница испугалась за меня и стала уговаривать дядю, чтоб очень крутых мер по отношению ко мне он не принимал… Однажды я пришел в школу в пиджаке без пуговиц, и классная воспитательница на большой перемене стала их пришивать… …Я пояснил ей, что она неправильно пришивает, потому что по правилам положено нитку взять в рот… Дня через три классная воспитательница пришла навестить меня. Мой дядя номер один усадил ее в кресло, мама пошла за тортом, потому что оба они чувствовали перед моей классной учительницей некоторую вину: то, что они вдвоем не смогли со мной сделать, дядя номер два за короткий срок сделал один" (Длуголенский, 1972; 102, 104, 105).

О конце 1970-х гг.: "В школу шли, взявшись за руки. Нашли воспитательницу. "Вызывали?" - спросил отец. "Не вызывала", - удивилась классная воспитательница. - Но видеть вас рада" (Голявкин, 1984, 32).

КЛАССНАЯ дама - воспитательница в женских сред. учеб. заведениях, выполнявшая функции надзора за ученицами, аналог классного наставника в сред. мужских учеб. заведениях.

О женском Елизаветинском институте в 1910-е гг.: "Для надзора за поведением на уроках сидела классная дама. Я преподавал в трёх старших классах один-два раза в неделю. В одной из них классной дамой было какое-то странное существо, отупевшее от бессмысленной работы сидеть полудремля на уроках весь день… В двух последних классах на моих уроках должна была сидеть другая классная дама… Она встречала меня у класса словами: "Я вам не буду нужна?" И после ответа "нет" куда-то уходила, то есть делала самое умное, что могла сделать" (Блонский, [1941] 1971, 102).

О Московской частной гимназии в 1915-1916 гг.: "По широкому коридору, как маятники, фланировали классные дамы в синих форменных платьях" (Луговская, [1983] 1987, 75).

О гимназии в уральском губернском городе в середине 1915-1916 гг.: ""…Я опоздала, думала на молитву не попаду. Вот досталось бы мне от Совы", - продолжала девочка вполголоса. "От какой Совы?" - спросила Ирина… "А это мы нашу классную даму так называем…"… Классные дамы, "синявки", как их звали в гимназии, требовали, чтобы пели все девочки" (Филиппова, 1938, 26).

О женской школе конца 1940-х - начале 1950-х гг.: ""…Лидия Андреевна… ведёт восьмой "Б" класс… Лидия Андреевна, - продолжала Василиса Антоновна, - довольно своеобразно поняла разделение школы и скатывается на позиции… только не обижайтесь на меня… скатывается на позиции классной дамы института для благородных девиц. Она решительно отгораживает от жизни своих воспитанниц и создаёт какой-то ей одной известный идеал скромности, чистоты, святой наивности… И даже не понимает, что вместо этого она приучает девочек лгать, притворяться, лицемерить…"" (Матвеев, [1947-1954] 1956, 225-226).

КЛАССНАЯ доска - о 1914 г.: "Во время перемены классная доска - это чёрная трибуна и вечевой колокол класса - покрывается крупными надписями…" (Кассиль, 1935, 109).

КЛАССНАЯ наставница - женщина, занимающая должность в женской гимназии.

О начале ХХ века: "Один раз Жужелица, классная наставница, наказала Еву за то, что она на истории смеялась, и оставила ее без обеда: "Большая девочка, а за уроком вести себя не умеешь. Останешься в классе до четырех часов"" (Будогоская, [1929] 1988, 13).

КЛАССНАЯ руководительница - учительница, выполняющая обязанности классного руководителя.

О лете 1936 года: "Назавтра… устроили классное собрание. Сначала выступала классная руководительница Вера Георгиевна. Сообщила, что за такие дела исключают из школы" (Крапивин, [1971], 2001, 28-29).

О 1944-1945 гг.: "Надя была в вязаной кофте, на голове беретик… Я… сжал обе её руки, безмолвно глядел в глаза. Взял её под руку. Она высвободилась. "Что ты, Андрей! Если меня классная руководительница увидит, со свету сживет" (Бакинский, [1955] 1956, 246).

О середине 1950-х гг.: "…Сегодня в школе наверняка спросят, почему я ушел с уроков. Классная руководительница Елена Ивановна может записать в дневник замечание, а то и мать вызовет" (Мелентьев, [1958] 1961, 16-17).

О 1950-х гг.: "…Я начал врать: "терять" дневник, расписываться за родителей и т п. Томочка [мать рассказчика], обнаружив случайно в дневнике истошный вопль классной руководительницы: "Тов. родители! Кто расписывается за вас в дневнике фамилиями Маркин и Кузнецов? Примите меры!", педагогировала кратко: "Будешь врать - убью!"" (Каледин, 2007, 53).

О девочке в конце 1970-х гг.: "Помню, в школе моя классная руководительница все время оставляла меня после уроков и учила мыть полы и выжимать тряпку. Она учила, что тряпку нужно выжимать, выкручивая ее. Но до сих пор - видимо, назло, - я делаю это по-своему, ну, просто" (Литвинова, 2008, 29).

КЛАССНО - из детско-подросткового лексикона: отлично, замечательно, красиво, великолепно, хорошего качества.

О девочке 14 лет в с. Бороздинка Альменевского р-на в 2000 г.: "Слово "Классно!" я употребляла тогда, когда подруга показывала мне новый наряд или демонстрировала прическу. Это слово означает "Красиво, здорово"" (230).

См. также: Классный.

КЛАССНОЕ собрание - совместное заседание учащихся класса или учебной группы.

О лете 1936 года: "Назавтра отменили урок арифметики и устроили классное собрание. Сначала выступала классная руководительница Вера Георгиевна. Сообщила, что за такие дела исключают из школы" (Крапивин, [1971], 2001, 28-29).

О 1950-х гг.: "А так в классе скука, ничего интересного нет. Вот хотя бы классные собрания. То утверждают план "мероприятий", которые никому не нужны, то делают отчёты о них" (Белахова, 1967, 155).

О середине 1970-х гг.: "Классное собрание в школе обычно проводится сразу после уроков. На собрании школьники обсуждают учёбу и поведение одноклассников, намечают планы внеклассной работы (проведение экскурсий, субботников, пионерских сборов, вечеров отдыха и пр.), подводят итоги сделанного. Подготовку и проведение собрания осуществляет актив класса с помощью кл. рук-ля. Ведёт собрание один из учеников или учитель. Подобные собрания проводятся в проф.-тех. училищах и в средних спец. учеб. заведениях" (Денисова, 1978, 124).

О середине 1970-х гг.: ""Да нет, мама, что ты! - испугалась Аня. - Я… сама виновата. Мне давно надо было с этой новенькой поговорить. Она и сама не слушает, и мне не даёт". "Так как же ты терпишь? Поставь о ней вопрос на классном собрании. Ведь ты же староста!" "Ну зачем, мама! При чём тут классное собрание?"…" (Пивоварова, 1977; 20, 24).

КЛАССНЫЙ - слово, приобретшее в 1950-е годы и сохраняющее до настоящего времени популярность в детско-подростковой среде. Означает приблизительно: отличный замечательный, хорошего качества.

О перв. пол. 1960-х гг.: "…Глядя на тех, кто переходил мост, Вадик воскликнул: "Во, классный ветер!" Почему "классный"? - спросил отец. "Ну, это сильный, значит"……" (Минчковский, 1966, 63-64).

О девочке 3 лет в середине 1960-х гг.: ""Предки, пора вставать!" - каждое утро весело кричит трёхлетняя Маринка… Через неск. минут из спальни выходит мама в платье чуть длиннее, чем у дочки, с искусно удлинёнными глазами. "Классная чувиха!"?- восхищенно говорит Маринка" (Рубашкина, 1967, 50).

О Республике Чувашия в 1993 г.: "Когда мне было 10 лет я ездила в лагерь "Солнышко"… Вообще лагерь у нас был классный. Везде асфальтированные дорожки, кругом аллеи деревьев и кустарников" (513).

См. также: Классно.

КЛАССНЫЙ воспитатель - педагогический работник, в чьи должностные обязанности входит воспитание классного коллектива.

О конце 1950-х гг.: ""Иван Иванович тебе чужой человек, а относится к тебе неплохо..." "Может быть, и неплохо, - согласился Гуляй .- Но только он не чужой. Какой же он чужой, если он - классный воспитатель"" (Длуголенский, 1972, 46).

КЛАССНЫЙ журнал - см. Журнал классный.

"КЛАССНЫЙ журнал" - журнал (48 номеров в год) для детей младшего школьного возраста. Журнал проводит конкурсы с призами, печатает плакаты, комиксы, публикует ребусы, головоломки, сканворды, тесты, полезные советы, сказки, страшилки. Выходит с начала 2000-х гг. Тираж в 2007 г. - 92 тыс.экз.

КЛАССНЫЙ надзиратель - помощник классного наставника, осуществлявший надзор за учащимися гимназий и реальных училищ. В обязанности классного надзирателя входило наблюдение за поведением учащихся в классе и вне класса (на улицах, в театрах, на частных квартирах, где проживали иногородние учащиеся), а также за выполнением церковных обрядов. См. также: Надзиратель; Педель.

КЛАССНЫЙ наставник - преподаватель мужских гимназий и реальных училищ, несущий ответственность за воспитание учащихся и осуществляющий надзор за их поведением. Должность классного наставника была введена Уставом гимназий в 1871 году. На один класс приходился один классный наставник. Обязанности классных наставников должны были выполнять штатные преподаватели. Учреждены были также должности помощников классных наставников - классных надзирателей.

О 1890-х гг.: ""Воспитывал" нас… наш классный наставник, которого мы прозвали за его бородку Козлом. В младших классах он преподавал русский и латинский языки (оба эти предмета обязательно должен был преподавать один человек), в средних - латинский и греческий, а в старших, когда он был назначен инспектором, только греческий. Значит, он "вёл" нас восемь лет, причём почти во всех классах он бывал у нас одиннадцать уроков в неделю. Таким образом, он имел большую возможность влиять на нас и ревностно занимался этим. …Из нас он хотел сделать "джентльменов". Но джентльменство понимал своеобразно. Это прежде всего почтительно кланяться. Кланяться при встрече мы должны были всем учителям своей гимназии, и он зорко следил за этим; непоклонившийся обязательно наказывался. Кланяться мы должны были почтительно, и, если кто-то поклонился недостаточно почтительно, он заставлял кланяться еще раз. Наставник следил за тем, чтобы в полной мере соблюдалась форма и исполнялись все правила, хотя бы только потому, что есть такие правила. Например, запрещалось ходить без ранца. Однажды один ученик был пойман без ранца. Но случилось так, что этому ученику, не помню почему, в данный день и не нужно было ничего приносить. Так могло быть, например, если в данный день был трехчасовой письменный урок по словесности, гимнастика и тот новый язык, который ученик не изучал. Ученик так и оправдывался, но Козел горячо возражал, ему: "Ничего-с не значит, обязаны были и пустой ранец принести". Всякое правило было для него священно, и в этом направлении он изо всех сил "воспитывал" нас. Нарушитель правила не только наказывался, но и выслушивал нотации Козла" (Блонский, [1941] 1971, 40).

О начале 1910-х гг.: "Я разыскал в коридоре нашего классного наставника, латиниста, поляка Сигизмунда Цезаревича" (Катаев, [1972] 1983-1, 216).

О г. Одессе в середине 1910-х гг.: "Классный наставник Гавриил Иванович вёл у нас русский язык, обучал грамматике…, приучал к худ. лит-ре. Однажды, по второму году занятий, он задал урок на дом: сделать переложение по тургеневском рассказу "Хорь и Калиныч" и собственноручно изготовить для классной комнаты "Расписание уроков"" (Камир, 1998, 33).

КЛАССНЫЙ организатор - должность в классе (1930-е - 1950-е гг.), соответствующая должности старосты.

О средней школе в г. Муроме Горьковской обл. в 1939-1940 гг.: "В классах нашей школы нет мусорных ящиков и корзинок. Они просто не нужны нам. В школе имеется только один такой ящик на дворе. Но однажды из IX класса уборщица вымела много сора и бумажек. Я зашел в класс и попросил старосту классного организатора взять у завхоза для класса мусорницу, прибавив, что она была припасена для I класса, но там сверх ожидания не понадобилась. - Вы же, - прибавил я, - без нее не можете обойтись. Этого было достаточно. На другой день староста пришел ко мне и заявил, что им также не нужна мусорница, так как сора у них нет и не будет" (Чегасов, 1940, 76).

О середине 1940-х гг.: "Несколько дней Елена Стрелова не появлялась ни в школе, ни во Дворце пионеров. Говорили, что она больна, но точно никто ничего не знал, потому что и в школе, и во Дворце она была новенькой. После уроков Агрипина Фёдоровна подозвала к себе Веру Сверчкову и спросила, не беспокоит ли её долгое отсутствие Стреловой. Вера удивленно взглянула на учительницу и подумала: "Почему я, а не Галя Крюкова, классный организатор, должна первой беспокоиться о непосещающей ученице?"" (Кузнецова, [1948] 1983-2, 356).

О конце 1940-х гг.: "Классный организатор - первый помощник классного руководителя по организации учащихся класса в дружный и сплоченный детский коллектив… В своих высказываниях… учащиеся VIII-Х классов предъявляют к классному организатору требование, чтобы он помогал классному руководителю. Они считают (и с ними нельзя не согласиться), что классный организатор должен нести ответственность и за посещаемость, и за успеваемость, и за выполнение "Правил для учащихся", и за создание "делового тонуса на уроках"… Небезынтересны высказывания классных организаторов о самих себе и своей работе… "Для меня остается неясным содержание работы классного организатора. Никто мне толком не скажет, что мне можно делать и чего нельзя. Выбрали - и всё. Работу мою ни учком, ни комитет ВЛКСМ не проверяли. Не отчитывался я и на классном собрании. Чувствую, что так работать дальше нельзя, но выправить дело не умею" (классорг IX класса Н.Р.)… "Даже дежурных классная руководительница назначает сама, - зачем же тогда мы?", - недоумевает классорг-восьмиклассник" (Калягин, 1949; 60, 61).

О нач. 1950-х гг.: "Ученический комитет (учком) - руководящая ученич. орг-ция, которая направляет работу классных организаторов (старост) и кл. комитетов… …Наиболее приемлемой является след. структура ученич. орг-ций: в V-X классах - постоянные классные организаторы (старосты) и члены кл. комитета (класскомы), избираемые на общих собраниях класса в присутствии кл. рук.; в I-IV классах - кл. дежурные (в порядке очереди)… Работу классных организаторов возглавляет ученич. комитет…" (Новиков, 1952, 92-93).

О школе в нач. 1950-х гг.: ""Кто у вас классный организатор?" - спросил я, прерывая урок. Никто не откликнулся. "У нас есть только дезорганизаторы", - сострил Недопекин. Большая часть класса наградила его дружным взрывом хохота. "Копылов, ты же классный организатор!" - краснея и заикаясь сказал голубоглазый мальчик, сидевший на передней парте… Позади него поднялся рослый круглолицый крепыш… и вежливо объяснил: "Я был классным организатором в прошлом году, а в этом мы еще не выбирали". "Теперь Чернышева выберем", - заявил Недопекин под озорное хихиканье своих соседей. "Пока не переизбрали, классным организатором остаешься ты, Копылов. Помоги мне навести порядок", - попросил я его. Он самым искренним образом удивился: "Разве они меня послушают, раз вам не подчиняются?" "Не надо пререкаться, - мягко возразил я мальчику, - и покажи пример дисциплинированности ты сам как классный организатор…"" (Синяев, 1953, 7-8).

КЛАССНЫЙ руководитель - учитель, преподающий в одном из 5-11-х классов и назначенный приказом директора школы ответственным за состояние учеб.-восп. работы в данном коллективе. Официально должность кл. руководителя появилась в 1934 году.

О предыстории появления этой должности: "В дорев. сред. учеб. заведениях функции воспитателей учащихся возлагались на кл. наставников (в мужских гимназиях) и классных дам (в женских гимназиях), которые осуществляли надзор за учащимися своих классов, отвечали за их поведение, но не выступали в роли организаторов восп. работы… В первые годы существования советской школы орг-ция и проведение восп. работы на урокax и во внеучебное время возлагались на всех учителей. Должности кл. рук. в школах тогда не было. Жизнь потребовала согласования и объединения восп. деят-сти учителей, устранения обезлички в орг-ции воспитания учащихся, особенно во внеурочное время. Поэтому во многих школах уже в 1920-е годы стихийно стали появляться руководители восп. работы. Они прикреплялись к учеб. группам и назывались групповодами. В 1934 г. после переименования групп в классы групповоды стали называться кл. руководителями. Первое Положение о классном руководителе было утверждено Наркомпросом РСФСР 28 июня 1934 года" (Болдырев, 1978, 3).

О конце 1940-х гг.: "В середине прошлого учебного года директор школы Илья Тимофеевич представил пятому классу "Б" нового классного руководителя - преподавателя географии Николая Павловича Максимова. Еще до приезда Максимова ребята узнали, что он участник войны, выпускник Московского пед. института, и заранее стали гордиться своим будущим классным руководителем" (Ликстанов, [1953] 1964, 331).

Публикуем "Положение о классном руководителе", утверждённое Мин-вом просвещения РСФСР 21 июля 1947 г.: "I. Общие положения. § 1. Советская школа имеет своей задачей воспитание мужественных и стойких молодых людей, владеющих основами наук, высокоидейных, культурных, умеющих преодолевать любые трудности, беспредельно преданных своей родине, партии Ленина-Сталина, способных завершить построение коммунизма в нашей стране. Осуществление этой почетной и ответственной задачи возможно лишь при условии систематически и на выс. уровне проводимой идейно-восп. работы с учащимися всем пед. коллективом школы. В целях повседневного рук-ва этой работой в каждый класс семилетней и средней школы, начиная с V, назначается директором школы классный руководитель из числа лучших учителей, преподающих в данном классе. Примечание. В I-IV классах должность кл. рук. не устанавливается; обязанности кл. рук. в этих классах выполняются учителем класса. § 2. Осн. задачей кл. рук. является сплочение учащихся класса в дружный, целеустремленный, работоспособный ученич. коллектив в целях успешного разрешения учеб.-восп. задач, поставленных перед школой. § 3. На одного учителя может быть возложено кл. рук-во только в одном классе, кот., как правило, он ведёт до выпуска из школы. II. Обязанности кл. руководителя. § 4. В обязанности кл. рук. входят: а) всестороннее изучение учащихся класса, выявление их наклонностей, запросов и интересов, объединение вокруг себя лучших учащихся в актив и с помощью последнего, а также комсомольской и пионерской орг-ций, мобилизация внимания класса на вопросах ученья, общественно-полезного труда; б) ознакомление учащихся и разъяснение им "Правил для учащихся" с целью осуществления этих правил в жизни, превращая их в постоянные привычные нормы поведения как всего класса, так и отдельного учащегося, воспитание в учащихся чувства ответственности за честь своего класса, своей школы; в) повседневное наблюдение за успеваемостью, поведением, обществ. работой и проведением досуга учащимися класса, изучение их творческих работ, ознакомление с участием их в различных формах самодеятельности и с условиями их жизни в семье; г) регулирование режима школьников, нагрузка их домашними занятиями, общественной работой; д) проведение по мере надобности собраний учителей своего класса, для координирования их учеб.-восп. работы, выработки единых требований к учащимся и конкретных мер по оказанию им помощи в учеб. и обществ. работе; е) обеспечение аккуратного посещения уроков учащимися класса, орг-ция дежурств в классе и по школе и наблюдение за точным их выполнением, помощь учащимся в оформлении класса, мобилизация их внимания на содержании кл. помещения в надлежащем сан. состоянии и сохранности кл. инвентаря, наблюдение за опрятностью учащихся; ж) периодич. проведение классных ученич. собраний для обсуждения вопросов о работе класса и мерах ее улучшения; з) участие в заседаниях советов пионерского отряда, сборах пионерского отряда, собраниях комсом. группы в целях оказания им помощи в работе; и) орг-ция внекл. и внешк. мероприятий по плану, согласованному с планом ученич., пионерских и комсом. орг-ций; к) содействие классу в орг-ции внекл. чтения учащихся, орг-ция и проведение читат. конференций; л) обеспечение проведения с учащимися класса оборонно-спорт. мероприятий, систематич. наблюдение за здоровьем учащихся, постоянная связь по этим вопросам с физруком и школьным врачом; м) применение мер поощрения учащихся и в необходимых случаях соответственных мер взыскания; н) поддержание пост. связи с родителями учащихся по вопросам обучения и воспитания детей как путем индивид. бесед с ними, так и путем проведения кл. родительских собраний; принятие мер к предупреждению отсева учащихся; о) составление и ведение личных дел учащихся, хранящихся в канцелярии школы; своевременная отметка в классном журнале, в списке учащихся класса вновь прибывших и выбывших; ...наблюдение за ведением дневника учащимися; заполнение и выдача табелей успеваемости родителям учащихся" (КР, 1957, 291-292).

Об ученицах 5-6 кл. женской школы в 1948-1949 гг.: "В пятом классе Виктор Николаевич еще не был нашим классным руководителем. Эту должность занимала преподавательница естествознания Тамара Петровна Т., всецело соответствовавшая духу той тяжелой эпохи, в которую нам довелось жить. Однажды Тамара Петровна поручила мне - председателю совета отряда - заносить в спец. тетрадь все устные и письменные замечания, которые получали на уроках и переменах мои одноклассницы. Виктор Николаевич очень скоро узнал об этой инициативе, тихонько отвел меня в какой-то уголок и очень по-доброму посоветовал никогда ничего подобного не писать. Пользуясь привычной для нас терминологией, он объяснил, что такие записи - прямое доносительство, что мне пытаются навязать роль "жандарма" и "агента охранки", а еще - что подобная деятельность крайне неблагородна… Я, конечно, обещала ему поступать так, как он сказал, и никогда не нарушила обещания" (Шендерова, 2008).

О мужской школе в 1953-1954 гг.: "Ирина Николаевна не только преподавала в седьмом "Б" русский язык и литературу, но и была с начала ноября его классным руководителем" (Дик, 1956, 49).

О первой половине 1970-х гг.: "В начальной школе основные учеб. предметы ведёт один учитель. Он же отвечает за восп. работу в классе. Начиная с четвёртого класса в каждый класс назначается кл. руководитель - всегда из числа учителей, которые преподают в данном классе. Его обязанность - вести восп. работу в сотрудничестве с др. учителями, пионервожатым или комсом. группой. Кл. рук., как правило, ведёт этот класс до выпуска учащихся из школы. Кл. рук. помогает школьникам в обществ. работе, направляет работу органов ученич. самоуправления в классе. Он работает в тесном контакте с членами совета пионерского отряда или комсомольского, бюро класса, ведёт большую внеклассную работу. Кл. рук. следит за успеваемостью и дисциплиной в классе, ведёт документацию класса. В случае необходимости он организует своевременную учеб. помощь отстающим ученикам: проводит с ними доп. занятия и консультации, прикрепляет к ним отличников для совместного выполнения домашних заданий. Кл. рук. еженедельно проверяет и подписывает дневники, проставляет в них отметки за все контрольные работы, а также четвертные (полугодовые) и годовые отметки. Если ученик нарушает дисциплину, кл. рук. может сделать запись в дневнике или вызвать родителей ученика в школу для беседы. В конце четверти (полугодия) или учебного года классный руководитель ставит каждому школьнику отметку за поведение. Кл. рук. поддерживает пост. контакт с родителями учеников, приходит к своим ученикам домой. Не реже одного раза в четверть он проводит родительское собрание… Кл. рук. согласовывает свою деят-сть с общим планом учеб.-восп. работы школы и отчитывается о проделанной работе на заседании пед. совета" (Денисова, 1978, 125-126)

"КЛАССНЫЙ уголок"

О детях 15-17 лет в г. Нягани Тюменской обл. в 2004 г.: "В школе, где я училась, было принято после уроков в классах дежурить… У нас был график дежурства по классу, который висел на стене в "классном уголке"" (246).

КЛАССНЫЙ час - форма воспитательной работы в школе.

О 1970-х гг.: "Классный час. Это одна из наиболее распростр. форм орг-ции фронтальной восп. работы. Иногда она называется восп. часом, часом воспитания или часом кл. руководителя. Последнее время проведение кл. часов заранее включается в шк. расписание. Они проводятся обычно раз в неделю в опред. дни. Время на их проведение строго не регламентируется. Они могут продолжаться 20-30 минут, а иногда и более часа. Все зависит от их хар-ра и назначения, от возраста учащихся. Здесь преобладает форма своб. общения учащихся с кл. руководителем. Тематика кл. часов намечается в планах кл. руководителей. В основном они посвящаются вопросам идейно-нравств. восп., культуры поведения, обсуждению наиболее актуальных статей из газет и журналов, обсуждению нов. книг, спектаклей, кинофильмов, проведению встреч с интересными людьми и т. п. В ряде случаев проводятся кл. часы, заранее не предусмотренные планом. Они посвящаются текущим событиям, обсуждению чрезв. происшествий в классе, подведению итогов работы класса" (Болдырев, 1978, 30).

О Шадринске в 1995-2001 гг.: "Классный час проходил каждую субботу: в младших классах - один классный час в субботу, а в старших и средних - после уроков. Его проводила классный руководитель в кабинете, который был закреплен за классом. В младших классах на классный час выставляли оценки за неделю и приводили в порядок дневники. А в старших классах, помимо дневников, говорили о проделанной работе и о заданиях на следующую неделю (например: нарисовать стенгазету, "молнию", подготовиться к мероприятию). Иногда на классном часе проводилась генеральная уборка класса" (012).

О девочке 12-15 лет в Шадринске в 1999-2002 гг.: "Классный час - внеклассное мероприятие в школе, который проходит очень редко, но метко. Особенно интересно, когда классный час совпадает с чаепитием и классной дискотекой. Потому что я была ди-джеем" (232).

"КЛАССЫ", "классики" - детская игра, "по правилам которой следует, прыгая на одной ноге, проталкивать носком камешек, черепок и т. п. по начерченной фигуре, разделённой на клетки, из одной клетки в другую, стараясь не наступить при этом на разделительные линии" (Словарь, 1956-1, 994).

"Классы" в 1900-е - 1910-е гг.

О 1905-1906 гг. в Москве: "Ведь это Ваня отщепил [угол наличника], когда лез в свою комнату через окошко! Мы играли тогда в классы около их окна, а он смеялся и говорил: "Девчонкина игра..."" (Емельянова, 1955, 160).

О девочке, живущей в Москве в начале 1910-х гг.: "…Узкое неудобное короткое пальто, платье с крахмальными оборками. Ни… прыгнуть, ни поиграть с удовольствием в "классы" в этой кукольной одежде было нельзя" (Луговская, [1983] 1987, 47).

Об Украине 1910-х гг.: "А вот и широкая… Большая Житомирская с… кирпичными тротуарами, и по всей улице мелом на тротуарах классы. Девчонки с тонкими косичками прыгают на одной ножке из класса в класс: "Иди-ди-пики-ди-цуки-ды-мэ..." Зажмешь бутылку [для приобретения в лавке подсолнечного масла], как гранату, и вихрем проносишься через все классы: "Абель-фабель-доминэ!" - и напоследок дернешь чью-то податливую косичку… Здравствуй, пустырь! ...[Здесь] всегда миллион мальчиков… Самые маленькие, те, что и штанишек еще не имеют, а разгуливают в бумазейных платьицах, играют в классы. А уважающий себя мальчик… никогда не станет играть в классы, а играет в "расшибаловку" или в орехи..." (Ямпольский, 1964; 262-263, 281-282).

"Классы" в 1920-е гг.

О нач. 1920-х гг. в Москве: "[Солнце] изредка вползало во двор и дремало на узкой полоске асфальта, на белых квадратах "классов", где прыгали девочки…" (Рыбаков, [1948] 1981-1, 71).

О 1920-х гг.: "Однажды я торопился к Маяковскому, который тогда жил близ Таганской площади в Москве, в Гендриковом переулке... Едва я завернул в этот переулок, как увидел шагавшего далеко впереди Владимира Владимировича. Я прибавил шагу, чтобы нагнать его. А неподалеку от дома, где жил поэт…, две маленькие девочки расчертили мелком асфальт тротуара и играли в "классики". Испугались девчушки, когда огромная тень с лету накрыла расчерченный участок тротуара и большая нога в тяжелом, огромном ботинке поднялась на ходу… но бережно и легко перемахнула через все "классы" разом. А рука прохожего-великана… с несколько застенчиво-неуклюжей лаской мягко легла на макушку одной из девочек. Тут Маяковский, внезапно оглянувшись, сразу заметил меня и недовольно нахмурился: он не любил, когда его уличали в проявлении нежности. Впрочем, он тут же… нашёлся: "Ну что?.. Как, по-вашему, гожусь я уже в классики?"" (Кассиль, 1962, 8).

"Классы" в 1930-е гг.

О конце 1920-х - нач. 1930-х гг.: "Маленькие школьницы, расчертив тротуар на клетки, гоняли камешек из одной в другую - это называлось "играть в классы"" (Смирнов, 1963, 86).

О Ленинграде 1930-х гг.: "Разумеется..., девочки прыгали через скакалку, играли в "классы", расчерченные на тротуаре…" (Гранин, 1990-5, 476-477).

О вт. пол. 1930-х гг.: "Для нас же, детей, все эти дворовые пространства, казалось, просто были самой естественной и органичной, единственно возможной средой обитания… "Классики" можно было рисовать перед крыльцом - здесь земля была ровная и плотно убитая" (Кравченко, 2007).

"Классы" в 1940-е гг.

О 1941-1942 гг.: "Ребята ходят шалые от весеннего воздуха, от предвкушения летних каникул… Вся земля во дворе расчерчена "классами". Девочки часами прыгают на одной ножке…" (Туренская, [1951-1954] 1956, 144).

О Ленинграде 1942 года: "Вскоре после звонка обе половинки высоких школьных дверей с треском раскрылись и на двор, толкаясь и смеясь, высыпала кучка малышей… Худенькая девочка, похожая в своем зеленом платьице на кузнечика, начала играть в "классы": она перебрасывала ярко сверкавший на солнце осколок стекла и скакала за ним из клетки в клетку" (Бондаренко 1959, 221).

О 1945-1947 гг. в Ленинграде: "В Таврическом саду до краев залило талой водой канавы… На панели девчонки - мелюзга - играли в "классы", кирпичом рисовали на асфальте лестницу, в конце ее полукруг с надписью "котёл" и прыгали, подталкивая ногой банку из-под гуталина" (Васильев, 1985, 66).

О Свердловске во вт. пол. 1940-х гг.: "С наступлением теплых дней армия детворы высыпала во двор. Девочки собирались своей стайкой, мальчишки - своей. Девчонки больше играли в мяч, в классики… А сколько нужно было ловкости, терпения и энергии при игре в классики, чтобы ряд за рядом "гонять гусей" на одной ноге, перепрыгивать из класса в класс с поворотом!" (Факова, 2006).

"Классы" в 1950-е гг.

О конце 1940-х - нач. 1950-х гг.: "В этот погожий день детвора Горы Железной шумно доигрывала лето, торопясь перебрать все известные ей игры и забавы. Что только творилось на улицах! …Девочки расчертили тротуары классами с "огнем" и "водой", фокусничали с мячиками, пели про каравай и жито. Тут и там Паня мог вступить в игру: запустить городошной битой… или пронестись на одной ноге по всем классам, чтобы насмешить малышей…" (Ликстанов, [1953] 1964, 420).

О перв. пол. 1950-х гг.: "…Рита…предложила Алёшке сыграть в классы. Алёшка любил эту девчачью игру, но боялся, что соседние мальчишки засмеют, увидев его за этим занятием. Поэтому в классы он соглашался играть только на заднем дворе, за сараями" (Гофф, 1956, 183).

О 1950-х гг.: "Лёша оглядывается - ребят во дворе не видно, все гуляют за воротами, в переулке. "Мак! Мак!.." - доносится оттуда. Это - Рита. Лёша сразу узнал. Ребята играют в классы" (Браиловская, 1962, 10).

О 11-летнем мальчике и 13-14-летней девочке во вт. пол. 1950-х гг.: "…Дети играли в древнюю как мир игру в "классы" Вот подошла Колькина очередь. Прыгая на одной ноге, он носком ботинка перегоняет биток из квадрата в квадрат. Биток благополучно добирается до предпоследнего квадрата, тут Колька чуть медлит, затем ловко посылает биток вперёд и прыгает вслед за ним. В ту же секунду Наташа … громко восклицает: "Чира!" "Чего врёшь? - отзывается Колька. - Какая чира?" "Нет, ты задел!" - И Наташа обеими руками толкает брата в грудь. Колька с трудом удерживает равновесие, танцуя на одной ноге, и вдруг с силой выбивает …кричит Наташа. Она… хватает [брата]?биту из игры. "Выиграл!" "На обмане!.." - за шею и пытается повалить… Колька… падает на землю. …Наташа… уносится прочь. Колька поднимается… "Иди круг чертить!" - …зовёт он сестру… Колька уже чертит щепкой на земле широкий неровный круг" (Нагибин, 1960, 73).

"Классы" в 1960-е гг.

О Свердловске в нач. 1960-х гг.: "…Белые бруски длиной в дециметр и с квадратным сечением… Чертить на асфальте классики: пять слева, пять справа и полукруг наверху. В компании девочек, конечно. Чаще всего девочек. Почему-то в этой игре особенно выдающимися мастерами были они. Прыг - шарк - скок. Беленькие трусики мелькают под легко порхающим в прыжке подолом. Загорелые, крепкие ножки, в гольфах, кровоподтеках и зелёнке, ловко передвигаются по нехитрому лабиринту тонкой меловой решетки - из первого во второй, из второго в третий, из пятого в десятый. Первый кон - на обеих, второй - на одной, третий - на одной, не сдвигаясь. Попробуй допрыгать до пятого класса и в нём приземлись на одну ногу, не задев плиточки, которой предварительно надо ухитриться туда попасть. То же - и с шестым, а потом с каждым классом будет все легче и легче. "Окаралась! Окаралась!" - сколько веселого злорадства вкладывалось в этот крик. "Окарался!" - с тем же выражением, но слышать обидно до слез: сиди теперь, жди своей очереди" (Застырец, 2006).

О начале 1960-х гг.: "Счастливая пора, когда весь смысл жизни заключается в том, чтобы носком башмака толкнуть камешек в нужную клетку…" (Бочарников, 1963, 13).

О девочках 6-7 лет в перв. пол. 1960-х гг.: "Девочки грустно посмотрели ему вслед и с горя стали играть в "классы", обломком кирпича начертив на тротуаре клетки. Петя… с громким жужжанием бегал вокруг "классов"…" (Котовщикова, 1966, 21).

О девочках в Челябинске в перв. пол. 1960-х гг.: "Был мартовский хмурый день. Солнце никак не могло пробиться сквозь свинцовую сетку облаков. А на тротуаре две девочки чертили "классики" Плохая погода их не смущала. Деловито расчищали они место для любимой игры" (Антонова, 1966, 3).

"Классы" в 1970-е гг.

О 1970-х гг.: "Это он нарисовал на асфальте, где начерчены классики, сердце, пронзенное стрелой… Вот на тротуаре начерчены классики. Была бы Натка, можно было бы поиграть. А так пропрыгала Лена разок по классикам, и больше прыгать ей не захотелось" (Лихоталь, 1977; 60, 62).

О 1970-х гг.: "Нарисовав на панели "классы", прыгали школьницы, подталкивая пустую банку из-под гуталина…" (Васильев, 1981, 89).

"Классы" в 1980-е гг.

О начале 1980-х гг.: "Сделав уроки, Рита отправилась гулять во двор… Рита долго играла с подружками в "классики", но вот рассердилась на одну из девочек и оттолкнула ее… По двору разнёсся дурной Ритин голос: "Кто так биту бросает?! Жухала!"" (Вяземский, 1986).

О 1987-1989 гг.: "Престижной игрой в то время (мне около 10-12 лет) были классики и их разновидности. Например, "Магазин". Кидали камешек: куда он попадал - туда как бы отправлялись. Если попадали на клеточку "Деньги", то получали деньги. Так проходили дни моего детства" (537).

"Классы" в 1990-е гг.

О с. Песчано-Коледино Далматовского р-на в 1990-х гг.: "…Мы… играли в "классики". На дороге расчерчиваются цифры от 1 до 10, а в конце рисовали огонь. Затем брали камушек и кидали на циферки, если попал, то начинаешь проходить все циферки, а если нет, то очередь переходила к другому. Этим играм нас научили родители, которые тоже играли в эти игры в детстве" (089).

О девочке 13 лет в с. Осиновском Каргапольского р-на в 1999 г.: "Когда мне было 13 лет, мы с девчонками любили играть в классики. Как только стаивал снег возле дома и появлялся асфальт, мы сразу же начинали рисовать классики. Играли человек по 5-6 у каждого в руках было стеклышко или камешек, мы бросали его в квадратики и потом прыгали, а если попадали на черту, то мы говорили "окаралась". Если окаралась, то ход переходил другому человеку и ты начала прыгать снова" (238).

См. также: "Мак".

КЛЁВЫЙ - (подростково-молодёжный лексикон) качественный, отличный, превосходный, престижный, привлекательный.

О мальчике 3 лет в середине 1960-х гг.: ""Клёвая штучка", - деловито сказал Максимка, но глазёнки его лукаво блестели: он явно ожидал восхищения, похвал, которые и не замедлили последовать" (Рубашкина, 1967, 51).

О Шадринске в 1994-1996 гг.: "В этом возрасте я впервые посмотрела 2 самых клёвых мультфильма, от которых я до сих пор без ума. Это "Жил-был пёс" и "Ёжик в тумане". Они очень весёлые и наполнены хорошим настроением" (052).

О подростках 13-15 лет в селе Ожогино Шатровского р-на в середине 1990-х гг.: "Услышала на перемене от одноклассников: "Димыч, вчера купили новый магнитофон! Ваще ништяк! Клёвая вещь!"" (154).

КЛЕЁНКА - здесь: непромокаемая ткань для переноски учебных принадлежностей.

Из постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 14 сент. 1935 г.: "Наркомпрос РСФСР, а равно и наркомпросы др. союзных республик не позаботились до сих пор о произв-ве в массовых размерах и выс. качества сумок, ранцев, ремней, клеёнок для ношений книг, пеналов… и прочих предметов, необходимых для школьников" (НО, 1974, 519).

КЛЕЙКАЯ лента - см.: Скотч.

"КЛЁК" - детская игра.

О 1930-х гг.: "Пожилые люди любят вспоминать и… о детских играх (в Муромском р-не особенно популярны были подвижные игры "Лапта", "Козны", "Чижик", "Клёк" / "Клок", "Чехарда", "Попа-гонялово", в них играли мальчики и девочки вместе)" (Райкова, 2006, 80).

О школе 1950-х гг.: "Ещё была игра "клёк", подобие городков, но с одной битой - длинной палкой. Другая - короткая, "битка", её выбивают из нарисованного квадрата. Эта игра на "выживание". Проигравшего кладут на сложенные длинные "биты", садятся на него верхом, он вопит от боли и все хохочут" (Плавинская, 2006).

О мальчиках 11-12 лет в с. Бороздинка Альменевского р-на в 1968-1969 гг.: "Дядя 1958 г. р. рассказывал мне, что когда они были мальчишками, играли в разные игры, например, "клёк", "поп гоняла" или "чижик", "переход через границу". Играли на поляне или на футбольном поле. В "клёк" играли весной, а "поп-гоняла" - зимой. "Клёк". На расстоянии 1 м делались отметки: рядовой, капрал, старшина, офицер, старший офицер, генерал. Затем чертился квадрат, в центре его ставился кол. На него вешался клёк. Делились на две команды. Одна команда кидала с первой отметки шаровку-палку. Если попадала по клёку и он улетал, то вторая команда бежит за клёком, а первая - за своей шаровкой. Если первая команда с шаровкой прибежала первая к квадрату и сказала: "Клёк", то она продолжает подавать (следующий по очереди) со второй отметки. Если вторая команда с клёком прибежала первая в квадрат и сказала: "Клёк", то она подаёт, а первая бегает за клёком" (230).

"КЛЁПА" - ежемесячный журнал для детей, издается с 1990 года. Содержит песни, стихи, комиксы, считалки, а также игры, загадки.

О 1994 годе в г. Снежинске: "В третьем классе (мне было 10 лет) я любила читать про забавную девочку с причёской "пальма" на голове: на хвостик надеваются резинки для волос и тем самым хвост держится. Мне журнал "Клёпа" давали знакомые девочки, они его выписывали, а потом мы с ними поругались, и журнал я больше не читала. А девочка Клёпа мне так понравилась, что я даже назвала так мою собаку, которая была лохматой (не помню породу). Я ей тоже сделала пальму на голове" (117).

О 1996-1997 гг. в Шадринске: "Когда мне было 10-11 лет, я с подружкой ходила в библиотеку, где мы листали журнал "Клепа". Он был гладким, ярким, маленького формата, нам очень нравилось читать комиксы с приключениями этой девочки в оранжевом платье. У неё была такая прическа: хвостик с кучей резинок, которые волосы делали высоко. Мне всё время хотелось [иметь] такую же прическу, а может быть, и просто красивые цветные резинки" (112).

"КЛЕТКА" - отгороженное пространство для игры в "дом"; детское название разновидности импровизациионно-драматической (сюжетно-ролевой) игры "в дом", в "семью".

О с. Самохвалово Шатровского р-на в середине 1960-х гг.: "Летом… в игру включались и соседские ребятишки. Где-нибудь в углу двора строили из досок дом. Его мы называли "клетка". У нас существовало такое выражение: "Давайте играть в клетку". Это значит: "Давайте играть в дом". К нам на лето приезжали двоюродные брат и сестра. Брат был папа, сестра была дочкой. "Клетку" устраивали каждый в своем дворе. В "клетке" было все: стол, табуретки, кровати, посуда. Собирали пустые банки, осколки от блюдец, ненужную старую посуду, которую нам отдавала мама. Клетки не убирались всё лето. Где-нибудь в переулке строили магазин. Там мы "покупали" продукты. Сахаром был обыкновенный речной песок, гальки - конфеты, глина - масло, веточки - вермишель или макароны, кубики, брусочки - хлеб, земля - крупа. Появлялись бобы, горох, они тоже были товаром в магазине. В магазине был продавец, были установлены даже часы работы. Играли целой улицей. Папы ходили на работу. Они были шоферы, трактористы, комбайнеры. Мамы занимались с детьми, готовили обед, ходили на работу. Кроме магазина, на улице устраивали клуб, ещё какие-либо "общественные заведения". Интересно было ходить в гости друг к другу. "Клетки" находились у каждого во дворе своего дома. На нашей улице дома находились недалеко друг от друга. К приходу "гостей" готовились. Ставили "тесто". В воду насыпали песок или землю. Из этого "теста" лепили пироги, "стряпали" хлеб. Затем шли в "клуб". Он был на улице. Туда приходили все. Конечно сразу возникали новые игры. Игры были спортивного хар-ра. Любили играть в "палочку-выручалочку", прятки (их еще называли "пряталки"), ляпки ("салки"). Особой популярностью пользовалась игра "Вышибало". Но не забывали и о своей основной игре. Набегавшись, возвращались в свои "клетки". Игра в "семью" продолжалась. Тряпичные куклы выносились тоже на улицу. Они были нашими маленькими детьми. Поиграв, снова выходили на улицу, то есть шли в "клуб", где должен был состояться концерт… Девочки были артистами… Бывало, так увлекались этим концертом, что забывали о "семье". Но игра в "семью" была основной" (533).

Ср.: "Клуб".

"КЛИМУ Ворошилову письмо я написал…" - стихотворение Льва Квитко.

О 7-10-летнем мальчике в 1938-1941 гг.: "Ну, что еще про довоенное детство сказать? Беззаботное оно было… Было ли ощущение надвигающейся войны? Мы, дети, ничего не знали о событиях в мире. В школе слово "война" было только в наших книжках и связано было с гражданской войной. Моим любимым стихотворением в то время было: "Климу Ворошилову письмо я написал, / Товарищ Ворошилов, народный комиссар, / В Красную армию в нынешний год, / В Красную армию брат мой идет. / Слышал я, фашисты готовят нам войну, - / Хотят они разграбить Советскую страну…"" (Андреев, 2006)

О конце 1930-х гг.: "…Не было школьника, который не выучил бы наизусть волнующие стихи: "Климу Ворошилову письмо я написал: / "Товарищ Ворошилов, народный комиссар! / В Красную Армию нынешний год, / В Красную Армию брат мой идёт…"" (Санин, 1970).

О 1941 гг.: "…Я вспоминаю детство… А какой был для нас праздник, когда кавалеристы выезжали из своего расположения на "рубку лозы"… Лоза закреплялась в деревянных стойках, выстраиваемых в два ряда вдоль улицы… Как радовались мы каждому точному удару…, потому что любили и знали весь полк, как и всю такую близкую и такую родную нам Красную Армию! "Климу Ворошилову письмо я написал: / "Товарищ Ворошилов, народный комиссар... / Товарищ Ворошилов, я быстро подрасту / И встану вместо брата с винтовкой на посту..."" Кто из нас не знал тогда этих строчек? Это было наше самое любимое стихотворение. И мы были счастливы, что полк вошел в наши маленькие жизни" (МН, 1999).

О 4-6 летнем Высоцком в 1942-1943 гг.: "Нина Максимовна в то время увлекалась театром, и дома, в коридоре или на кухне, где обычно случались общие чаепития, часто устраивались детские концерты и представления. Володя с удовольствием принимал в них участие. Забирался на табуретку повыше… и читал перед собравшимися наизусть стихи: "Почемучку", "Детки в клетке" Маршака, "Мужичок с ноготок" Некрасова, отбрасывал назад волосы, как настоящий поэт, и громко декламировал: "Климу Ворошилову письмо я написал: / "Товарищ Ворошилов, народный комиссар, / В Красную Армию в нынешний год, / В Красную Армию брат мой идет…""" (Зубрилина, 1998).

КЛИПСЫ - "Род серёг прикрепляемых к мочке уха зажимом" (Ожегов, Шведова, 1996, 272).

О 12-летней девочке [в 1980-е гг.:] "Люся не была теперь маленькой, костлявой и растрепанной. Волосы стали гуще, и пышные хвостики их перехватывались… зажимами в виде божьих коровок. Такие же божьи коровки висели на мочках ушей - клипсы" (Крапивин, 1990, 35).

О 1990-х гг.: "Клипсы - это украшения, по виду напоминающие серьги, но, в отличие от них, прикрепляющиеся к мочке уха с помощью зажима. Чтобы носить клипсы, не надо прокалывать уши, поэтому первые клипсы появились у меня в пять лет. Они были, как мне казалось, очень красивыми: пластмассовыми, в форме божьих коровок красного цвета с белыми пятнышками. Потом, в более старшем возрасте, у меня были еще одни клипсы - из искусственного жемчуга. Но тогда я уже носила, в основном, серьги. А еще мы с подружками (примерно в 1996 году) делали так называемые клипсы из лепестков мальвы: разделив основание лепестка на две части, с помощью слюны мы приклеивали его к мочке уха. Конечно, держались такие "клипсы" до первого дуновения ветра, но тогда это доставляло нам удовольствие" (020).

КЛИЧКА - прозвище, которым награждают друг друга дети в младшем и среднем школьном возрасте.

О вт. пол. 1930-х гг.: "Всех толстых ребят у нас во дворе и в школе награждали кличкой "Тэжэ", что значило "Трест "Жиркость"" - был в ту пору такой уважаемый трест, торговавший мылом. А каждого, кто носил очки, дразнили "четырехглазым". Марику повезло вдвойне: он был и "Тэжэ" и "четырехглазым"" (Рекемчук, 1974).

О нач. 1950-х гг.: "В начале учебного года в VIII классе учащиеся в общении друг с другом употребляли клички. После рассказа одной из учениц о внимательном отношении и уважении к людям В.И. Ленина, школьники почувствовали в кличках неуважение к товарищам и изгнали их из обращения" (Новикова, 1952, 17).

О вт. пол. 1970-х гг.: "В 3-м "б" вошло в привычку - / очень странная она: / отзываются на кличку - позабыли имена! / Скажешь Рябчикову: "Витя!" - он решит: других зовут… / Ну, а - "Рябчик!" - позовите - / Витя сразу тут как тут. / Помидоровой Татьяне / скажешь: "Таня!" - тишина… / "Помидора!" - сразу станет / вся внимание она. / Коля - Бантик, / Катя - Чудик, / Лена Струнова - Струна… / Удивительные люди: / Позабыли имена!" (Торопыгин, [1980] 1985, 47).

О 1980-х гг.: "Кличек как таковых не было, в основном были сокращенные имена (Марина - Марго; Сережа - Серый), по фамилии (Кукушкин - Кукушонок, Сосновский - Сосна; Семенова - Сёма; Суханова - Суха); среди учителей: Сова - потому что большие очки; Филин - та же причина; математичка, физичка, химичка" (616).

"Важным атрибутом уличной субкультуры являются клички (прозвища, кликухи, погоняла). Они выполняют разные, но связанные между собой функции, заменяют фамилии и служат способом внутригрупповой коммуникации. Кличку следует рассматривать как средство внутригруппового социального "клеймения" подростков, закрепления за ними определенных социальных ролей в групповой иерархии… Иметь кличку - означает обладать некоторым качеством, которое заслуживает внимание группы. Получение клички (вместо имени) - важный момент обозначения принадлежности подростка к группе, принятия в сообщество, своего рода "крещении". С помощью кличек группа обозначает одобряемые и неодобряемые качества (характеристики) внешности, поведения. Так, кличка "Жиртрест" указывает на отрицательное отношение к излишнему весу в подростковой среде" (Косарецкая, 2004, 41).

КЛОПЫ - насекомые-паразиты, питающиеся кровью людей.

О детях в эвакуации в г. Миассе в 1941-1942 гг.: "Я закрываю глаза и вижу нас четырех в деревянном городе Миассе. Нет, не вижу - едва различаю в полумраке сырого подвала, чуть просветленного вздернутым под самый потолок оконцем и чадящим фитильком, опущенным в склянку с керосином. Здесь… мы… спим на вколоченном в землю сооружении, покрытом чем-то нечистым, темным… По нашим лицам ночами ползают отвратительные красно-коричневые насекомые, они оставляют следы крови на коже… На свете много насекомых, на этих приходится охотиться и убивать их, этим занимается мама…" (Сотникова-Ратнер, 2007).

КЛОУН - "Цирковой артист-комик" (Словарь, 1956-5, 1046).

Игрушка, изображающая клоуна.

О начале 1920-х гг.: "Я показал мальчикам все свои игрушки и книги… Но и оловянные солдатики, и кубики, и деревянные клоуны вскоре надоели моим новым знакомым…" (Чаусов, 1963, 14). О середине 1930-х гг.: "Мы приготовили подарки, подержанные, но вполне приличные: обнаруженный в клумбе грузовик без колес…, деревянного клоуна Полишинеля с железными тарелками в руках (его закрасили карандашом, помыли - когда мокрый, он был почти как новый) и книгу про трех поросят… В ожидании мы играли на прощание с клоуном, по очереди в последний раз читали книгу" (Александрова, 1992).

О 1930-х гг.: "До войны "настоящих", "магазинных" игрушек у меня было, кажется, всего две. Была корова на колесиках, с довольно глупой мордой, сделанная из папье-маше. Но мне казалось, что ее неподвижность обманчива, что внутри она живая… И совсем уж странно, что мерцание какой-то тайной жизни я подозревал и в другой моей игрушке - маленьком, почти плоском, картонном клоуне" (Санников, 2001).

"КЛУБ" - у деревенских детей: пространство для соревновательных игр (в отличие от ролевых игр в "дом", "семью"), самодеятельных концертных выступлений.

О селе Самохвалово Шатровского р-на в середине 1960-х гг.: "Где-нибудь в углу двора строили из досок дом. Его мы называли "клетка". У нас существовало такое выражение: "Давайте играть в клетку". Это значит: "Давайте играть в дом"… Клетки не убирались всё лето…Где-нибудь в переулке строили магазин. Там мы "покупали" продукты… Кроме магазина, на улице устраивали клуб, ещё какие-либо "общественные заведения"… Тряпичные куклы выносились тоже на улицу. Они были нашими маленькими детьми. Поиграв, снова выходили на улицу, то есть шли в "клуб", где должен был состояться концерт. Зрители сидели на бревнах. В основном это были мальчики. Девочки были артистами. Этот импровизированный концерт оказывался очень интересным. Пели песни, частушки, разыгрывали сценки, которые видели по телевизору или в настоящем концерте. Иногда вечером выходили и бабушки. Они усаживались на скамейке у дома, "вечеровали". Невольно они оказывались нашими зрителями. Аплодировали, просили даже что-нибудь еще исполнить. Действительно, среди нас были и талантливые дети. Кто-то хорошо пел, кто-то мог что-либо изобразить. Бывало, так увлекались этим концертом, что забывали о "семье". Но игра в "семью" была основной" (533).

Ср.: "Клетка".

КЛУБ выходного дня - социальный проект конца 1960-х гг.: школа в выходной день не закрывалась, в ней действовали какие-либо интересные детям кружки, секции.

О начале 1960-х гг.: "Клуб выходного дня. Впервые он возник в Закарпатье и в Тамбовской обл. В воскресенье в школе нет уроков, и ребята в воскресенье свободны. Значит, в школе в этот день можно затеять десятки самых разных дел - интересных, веселых, полезных, чтобы не скучали ребята в воскресенье, не слонялись по улицам в поисках занятий. (Матвеев, 1965, 54).

О шадринской школе 1967-1970 гг.: Каждый вечер спортивный зал был занят и даже в воскресенье, когда работал клуб выходного дня. В этот день в спортзале учитель химии Галина Фокична Петрова занималась с девочками волейболом. На третьем этаже шестиклассники из танцевального кружка под руководством Василия Ивановича Белова разучивали новый танец. А на дворе слышно "Шайбу! Шайбу!". Это мальчишки под руководством учителя физкультуры Александра Ивановича Максимова тренировались на школьном корте" (Плотникова, 2006, 108).

О 1968 годе: "В школе открылся клуб выходного дня… В клубе три секции: культуры и искусства, внутренней и международной жизни и спортивная секция" (Малыгин, 1968).

КЛУБ дворовый

О Ленинграде в 1960-х - перв. полю. 1970-х гг.: "Сейчас в Ленинграде 328 детских дворовых клубов: спортивных и технических, песенных и танцевальных. Они располагаются и в районах новостроек.., и на старых улицах… Дворовые спортивные клубы появились в Ленинграде более 10 лет назад в рабочем районе за Московской заставой. "Боевые перчатки", "Мушкетёры", "Грация", "Здоровье" - вот названия первых клубов… Есть в Ленинграде и совсем особые клубы - военно-патриотические клубы для трудных подростков. А начинали это дело энтузиасты с Выборгской стороны. В начале [19]60-х годов стали возникать дворовые клубы" (Кондратьева, 1977, 21-22).

КЛУБЫ детские и подростковые - форма дополнительного образования детей.

"Различаются клуб как самостоятельное образоват. учреждение и как детское общественное объединение (например, кружок по интересам и пр.). Прообразами детских клубов в России были в начале ХХ в. детские площадки, "детские собрания", детские клубы пед. обществ и кружков, скаутских орг-ций и др. После 1917 года клубы для детей перешли в ведение органов народного образования. В 1920-е гг. создавались так называемые школы-клубы, которые стремились решать задачи обучения одновременно с общим творческим развитием детей, но на практике механически объединили школьные и клубные занятия. В форме дет. клубов были созданы первые дома пионеров. Учредителями клубов юных моряков, авиаторов, пограничников и других являются, как правило, органы управления образованием субъектов Российской Федерации. По масштабам деят-сти выделяют К. многопрофильные и однопрофильные, в кот. работает большой штат сотрудников. Самодеятельные К. учащихся создаются в образоват. учреждениях и по месту жительства. К. может быть объявлено любое объединение, включающее даже небольшое кол-во членов. По направлениям деят-сти клубы подразделяются на обществ.-политич., научно-технические, худ.-эстетические, спортивные и др." (ПЭС, 2003, 121).

О 1960-х гг.: "В Свердловске, Горьком, Волгограде, как и во многих других городах, созданы клубы для ребят при домоуправлении. Своя комната, шашки, шахматы. Сцена, на которой девчонки показывают концерты. Иногда при клубе - футбольная или хоккейная команда. Есть милая энергичная Мария Ивановна, пенсионерка, преданная ребятам. Она следит за порядком в клубе и ругается с домкомом из-за помещения. Она добывает где-то шахматы и шашки, и спортивную форму, и аккордеон. Под вечер по Свердловским улицам пробегают стайки школьников. Перекликаются: "Вы в клуб?" "Конечно! Фотокарточки печатать будем!" "А у нас драмкружок!" "А мы будем модель достраивать!" Если взять карту Свердловска и нарисовать на ней звездочки там, где работают детские клубы, карта запестрела бы ими. Сто сорок восемь звездочек зажглось бы на ней… Задача детского клуба очень часто рассматривается так: заинтересовать подростка, чтобы отвлечь от улицы. И если настольный теннис в клубе стал привлекать мальчишку больше, чем карты в подъезде, это считается крупным успехам. Но на таком уровне велика ли разница между пинг-понгом и картами?.. Приходя в клуб, мальчишки снимают шапку и буркают "здрасьте" - культурные занятия и культурное поведение - это как бы входная плата. Внешне надо "соблюдать". По сути, мальчишки, честно говоря, от шашек, шахмат меняются мало. Но в клуб ходить любят: зимой холодно, а в клубе горит свет и можно посидеть, подождать Витьку, позубоскалить над пляшущими девчонками. Ну и, конечно, спорт… Но это, если - спорт. А во многих клубах при домоуправлениях занятия для ребят те, что под силу организовать обычным женщинам, чаще пожилым, с недугами, свойственными возрасту, с заботами о своем доме - магазины, уборка, стирка" (Матвеев, 1970, 36-37).

О Челябинске в 1986 году: "Самолёт "Малыш" своими руками сделали и сами испытали юные авиаконструкторы, которыми руководит Лев Александрович Комаров. Они занимаются в Клубе юных техников Челябинского производственно-технического объединения "Полёт"" (Газета "Неделя", 1986, № 14, 31 марта. - С. 5. Подпись под фотографией, рубрика "Наши дети").

КЛУБ для девочек - форма школьной внеклассной работы.

О конце 1980-х - нач. 1990-х гг.: "У нас в школе учительница биологии организовала клуб для девочек "Подружка". Раз в неделю все, кто хочет, приходили к вечеру в школу. Садились все в классе, задавали различные вопросы, если не могли (стеснялись) спросить вслух, можно написать было записку анонимно. Она отвечала нам на все вопросы откровенно, рассказывала о гигиене, как следует себя вести в той или иной ситуации. И всё-всё, что нас интересовало. Иногда мы организовывали чаепитие (раз в неделю обязательно, но можно было и дополнительно если например, у кого-то из девочек день рождения). Тогда мы разговаривали о том какая пища полезная, давали друг другу различные полезные советы, обменивались рецептами. И вообще было очень интересно. Мы всегда с нетерпением ждали встречи" (552).

"КЛУБ знаменитых капитанов" - дет. географич. "радиожурнал", выпускавшийся Центральным радио с декабря 1945 года до начала 1980-х гг.

Радиожурнал выходил в форме пьес, где главными действующими лицами были герои любимых дет. книг: капитан Немо, Гулливер, Робинзон Крузо, Дик Сэнд, Барон Мюнхгаузен и др. Они собирались на заседания и рассказывали школьникам о великих путешественниках, об истории географич. открытий, о последних достижениях науки и чудесных явлениях природы. На многочисл. письма юных слушателей они отвечали в спец. передаче "Почтовый дилижанс" (авторы обеих передач - Владимир Крепс (1903-1984) и Климентий Минц (р. 1908). Публиковались книги с названием "Клуб знаменитых капитанов" указанных авторов.

О Москве во вт. пол. 1940-х гг.: "В какой-то момент на стене в виде знаменитой чёрной тарелки повисло радио… Под волшебной чёрной тарелкой сиживал я часами, слушая "театры у микрофона", оперетты…, детские передачи (один "Клуб знаменитых капитанов" чего стоил), любимые песни…" (Сафонов, 2001).

О 1970-х гг.: "…Популярнейшие среди ребят передачи "В Стране литературных героев", "Клуб знаменитых капитанов"… ...Стук закрываемой двери библиотеки. Поворот ключа. Часы медленно бьют семь ударов... Звучит музыка вступительной песенки капитанов: "В шорохе мышином, / В скрипе половиц / Медленно и чинно / Сходим со страниц. / Встречи час желанный / Сумерками скрыт... / Все мы - капитаны, / Каждый знаменит!.." Тридцать пять лет звучит в эфире эта волнующая песня на слова Сергея Богомазова - преддверие увлекательных происшествий, заполняющих каждое заседание "Клуба знаменитых капитанов", выдающегося изобретения писателей Владимира Крепса и Климентия Минца. Много песен написал композитор Юрий Никольский на тексты Сергея Богомазова для "Клуба знаменитых капитанов". Песни эти, очень любимые слушателями, живут уже долгие годы, к ним прибавляются все новые и новые. В передачах "Клуба знам. капитанов" встречаются, действуют совместно и врозь "морские" герои лит. произв-ий, хорошо известных большинству юных радиослушателей. Мужественные моряки - и жюль-верновский капитан Немо, и его же Пятнадцатилетний капитан - Дик Сенд, и Лемюэль Гулливер, и Артур Грэй из "Алых парусов" Александра Грина, и Робинзон Крузо, и капитан корвета "Коршун" из повести Станюковича... И те, кто воображает себя знаменитыми путешественниками по морям и океанам, - корифей фантазии барон Мюнхгаузен, и неудачливый хвастун Тартарен из Тараскона... И те, кто по своим достоинствам и качествам достойны быть членами Клуба, но не могут войти в него, поскольку они капитаны не морские, а сухопутные: капитан мушкетеров д'Артаньян или - один из кумиров юного читателя, командир отряда разведчиков-"молокососов" - капитан Сорви-Голова из романа Буссенара... И те, кого капитаны не хотели бы встретить на своем пути, но с кем вынуждены столкнуться. Прославленные злодеи - пираты вроде пирата Барбера, которого Британское адмиралтейство послало со зловещей целью к берегам Русской Америки. Или создатель Стального Города, ненавистник мира на земле и человеконенавистник - жюль-верновский профессор Шульце... Или созданный Уэллсом человек-невидимка Гриффин, пытающийся втянуть одного из капитанов в свои злодейские планы... И те, кто содействует знаменитым капитанам в их новых приключениях, поисках, кто помогает им выпутаться из опасных или затруднительных ситуаций или пройти такими путями, где обычной дороги нет. Например, Ихтиандр, человек-амфибия, создание писателя-фантаста Александра Беляева. Или те, кто своей тонкой интуицией и острой наблюдательностью помогает капитанам в поисках пропавших товарищей, - тот же великий сыщик Шерлок Холмс!.. Очень помогают в создании радиопередач "Клуба" письма радиослушателей. Во многих письмах ребята предлагают свои маршруты путешествий. Есть не только письма-вопросы, но и письма-работы. Иногда весьма серьёзные. Интерес юных слушателей к морской науке вызывают или еще крепче утверждают эти передачи. Недаром большинство членов-корреспондентов "Клуба", вырастая, идет на флот, в военно-морские училища, поступает на географ. фак-ты... "Клуб знаменитых капитанов" систематически проводит тот или иной конкурс, связанный с содержанием передач. Десятки и сотни интереснейших работ присылают на конкурс слушатели. Выставки этих работ устраивались в Мин-вах морского и речного флота СССР. Почти ежегодно в эфире звучат спец. выпуски "Клуба", посвященные итогам конкурса и вручению дипломов победителям… " (Бегак, 1982, 106).

"Литвинов и его талантливейшие единомышленники создали целую дет. радиопланету со своей удивительной и многообразной жизнью. Вот лишь те передачи, в создании которых непосредственно участвовал Николай Владимирович: …"Путешествие по любимой Родине", "Клуб знаменитых капитанов"…" (Шеваров, 2007-4, 22).

КЛУБ интересных встреч.

О начале 1960-х гг.: "Клуб интересных встреч. Задача клуба не упускать ни одной возможности зазвать в дружину интересного человека - инженера, строителя, актера, ученого, писателя, студента-целинника и всех "разговорить". Пусть расскажут ребятам о том, что видели, знают, покажут, что умеют. Ребятам такие встречи (если их устраивать умеючи) и интересны, и необходимы - они расширяют их кругозор, готовят к выбору жизненного пути" (Матвеев, 1965, 55).

КЛУБ интернациональной дружбы, КИД - клуб в учебном заведении или внешкольном учреждении (при пионерской дружине), члены которого поддерживали связи (вели переписку) со своими сверстниками из союзных республик и зарубежных стран.

О конце 1950-х - начале 1960-х г.: "КИД… снабжает адресами всех желающих вести такую переписку…, помогает узнавать новое о жизни и делах детей в той или иной союзной республике, в той или иной стране" (Таборко, Орлова, 1963, 30).

О начале 1960-х гг.: "Клуб интернациональной дружбы. В каждой дружине есть такой клуб. Чем он занят? Ведет переписку с пионерами союзных и автономных республик, с детьми других стран, приглашает в дружину гостей, знакомит с жизнью ребят за рубежом. Члены клуба чаще всего разбиты на секции: переводчиков - тех, кто переводит письма, журналистов - они выпускают газеты и бюллетени, филателистов - тех, кто собирает марки, лекторов, которые проводят в отрядах беседы, и "протокольный отдел", который организует вечера, праздники, встречи" (Матвеев, 1965, 55).

О 1960-х - нач. 1970-х гг.: "Членами городского клуба интернациональной дружбы при Московском Дворце пионеров собраны материалы о 1830 пионерах-героях" (Черник, 1975, 14).

О Шадринске в 1976 г.: "Интернац. воспитание учащихся нашей школы получают на уроках истории, ин.. языка, но особенно - на внекл. мероприятиях. Всю эту работу в школе проводит клуб интернац. дружбы. Он объединяет 120 ребят 5-9 классов. Его девизом стали слова "За мир и счастье на планете, за дружбу всех детей на свете!" Клуб был организатором шк. фестиваля, посвящённого дружбе всех союзных респ. По инициативе КИДа проведена неделя солидарности "Юность в борьбе за свободу и мир". На торж. линейке был дан старт трудовым делам с перечислением денежных средств в Фонд мира. Закончилась неделя митингом, посвященным памяти юных героев-антифашистов. Члены нашего клуба собирают богатый материал, который используется на учеб. занятиях. Оформлены альбомы "У твоих зарубежных сверстников", "Стихи и песни зарубежных друзей", "Летопись клуба" и т. д. Ребята переписываются со школьниками ГДР, Болгарии, Украины, Чувашии…" (Прокопьева, 1976, 3)

О 1970-х - начале 1980-х гг.: "Во многих школах созданы клубы интернац. дружбы. Но, к сожалению, многие КИДы занимаются лишь перепиской с зарубеж. сверстниками, увлекаются только орг-цией выставок марок, значков, сувениров. А ведь самое важное в работе клуба - воспитание у пионеров гордости за принадлежность к новой общности людей - советскому народу, воспитание патриотов-интернационалистов" (Гринберг, 1983, 19-20).

О 1970-х гг.: "[Девочка] занялась борьбой за мир и междунар. справедливость. По вечерам, накручивая чёлку на бигуди, она прислушивалась, не кинули ли империалисты в свои застенки какого-нибудь прогрессивного африканского деятеля. Если кинули - это была большая удача. Тогда назавтра [девочка] приходила в школу пораньше - а там уже ждали её друзья из клуба интернациональной дружбы. Все вместе они писали протест, а потом во время уроков ходили по классам, собирая подписи. В принципе таким образом можно было прогулять все шесть уроков. Но [девочка] была хорошим товарищем и всегда делилась с другими. Они составляли график - кто куда на каком уроке ходит. Иногда прямо с утра в клуб прибегали парламентарии из каких-нибудь классов, где ожидалась контрольная, и просили собрать у них подписи именно в нужный момент. Сила этого дела была в том, что ни один учитель не решался протестовать, как бы ни ломало это его учебные планы" (Коршунова, 2004, 9).

О 1970-х - 1980-х гг. в Копейске Челябинской обл.: "Я училась в 7-м классе, была вице-президентом Клуба интернациональной дружбы и переписывалась с мальчиком из Венгрии. После нескольких писем от него пришла бандеролька с их пионерской газетой, коробкой венгерских конфет и свёрточком, на котором было написано "Залата серга". Долгие годы я хранила их как воспоминание о школьной жизни" (Борисова, 2007).

Об учениках 6 класса в Шадринске в 1991 г.: "Учителя, пытаясь как-то разнообразить нашу школьную жизнь, создали в школе орг-цию "Кид Глобус" (вроде бы так называлась). Председатель этой орг-ции дала нам адреса для переписки со школьниками зарубежных социалистических стран. Мы очень заинтересовались этим и всем классом написали письмо в Германию. Как же ликовали все мы, когда получили ответ. Но на второе наше письмо нам не ответили, и переписка закончилась" (571).

КЛЮЧ - "Орудие для запирания и отпирания замка" (Словарь, 1956-5, 1057).

Носить на шее верёвочку с привязанным ключом.

О девочке 6 лет в с. Кундравы Чебаркульского района Челябинской обл. в 1992 г.: "Когда я начала ходить в школу, мама повесила мне на шею на веревочке ключи от дома. И с этого времени у меня сразу появилось две заботы. Нужно было ходить в школу, и ни в коем случае не потерять ключи. Наличие ключей на шее я проверяла очень часто, ведь наличие ключей меня очень волновало, потому что я была ответственна за всю квартиру" (141).

О г. Когалыме в 1994-1997 гг.: "В возрасте 7-10 лет мои одноклассники носили ключ от дома, привязанный на верёвочку, на шее, чтоб не потерять" (134).

КЛЯКСА - "Чернильная капля или чернильное пятно" (Словарь, 1956-5, 1062).

О начале 1930-х гг.: "[Штука], которая в те школьные годы причиняла нам множество неприятностей и огорчений… Её нельзя назвать ни вещью, ни предметом. Что ж это такое? Почти как загадка. А это знаменитая Клякса. Каждый из нас, кто учился писать чернилами, вставочкой с пером, а не шариковой ручкой, наставил в тетрадях немало клякс. Я имею в виду большие, серьёзные кляксы, не какую-нибудь мелочь. Большие кляксы надо было осторожно осушать промокашкой. Высасывать, пока клякса не опадет до пятна. Труднейшая операция! Мокрый блеск её исчезнет, и тогда её можно пришлепнуть мохнатым листком промокашки, а затем стирать резинкой. В результате усилий на месте кляксы большей частью появлялась дыра. Происходило естественное развитие кляксы, подобно переходу куколки в бабочку. Бабочка-клякса улетала сквозь эту дыру. Кляксы были врагами всех диктовок, сочинений, они падали и расплывались не на полях, а обязательно в середине текста. Она соскальзывала с пера незаметно и шлепалась причудливым пятном. Из кляксы можно было нарисовать жука, головастика, осьминога. Важно было увидеть. Иногда и не дорисовывая ножек, ручек: сама клякса принимала вид чудовища, оттуда высовывались сабли, языки, рога. Если кляксу расплющить, она заполняла всю страницу. Так что от клякс, если относиться к ним дружелюбно, можно было получать удовольствие" (Гранин, 1990-5, 477-478).

О 1940-х гг.: ""… Надо еще эти чернила из чернильницы вылить и налить другие. А то у нас один мальчик вытащил из чернильницы знаешь что?..." "Не знаю что, - сказала Лида." "Муху. Только дохлую. Так на тетрадку и шлёпнулась. И вышла громадная клякса. А у нас кляксы строго запрещаются"" (Гернет, 1945).

О начале 1940-х гг.: "Стол у нас / Качается - / Клякса получается!" (Барто, [1945] 1969-1, 243).

О середине 1940-х гг.: "Пахнет в классе свежей краской, / И бела твоя тетрадь. / Обещай мне чёрной кляксой / Белый лист не замарать!" (Тараховская, [1946] 1963, 91).

О 1950-х гг.: "Двойку он получил случайно. Вот как было дело: он решал задачу. Хотел точку поставить, и вдруг клякса - бац! Он хотел её промокашкой снять, а она расползлась. Не Вовка же виноват, - всё проклятая клякса. Если бы не клякса, он пять получил бы" (Голявкин, 1960, 9).

О 1950-х гг.: "Вдруг с пера упала чернильная клякса - и хлоп прямо в дневник" (Баруздин, 1960, 45).

О конце 1950-х гг.: "Таня читала очень хорошо. А вот считать и писать не любила… Не так уж трудно решить все эти задачки и примеры. Но вот начисто переписать… Пока-то все эти цифры поставишь! Да ещё надо так поставить…, чтобы ни одной кляксы не получилось. А ведь чернила-то жидкие, они так и бегут с пера!" (Воронкова, 1961, 24).

О конце 1950-х гг.: ""…Володя… смотрел, как Шура пишет, и чувствовал, что она вот сейчас, сейчас поставит кляксу. И Шура поставила кляксу. "Ой!" - сказала она. "Вот тебе и "ой". Теперь только не три резинкой. Пусть просохнет, - посоветовал Володя. - Подсохнет, тогда подчистим ножиком". Они вместе ждали, когда высохнет чернильное пятно, и Рогов великодушно соскоблил его своим перочинным ножом. Это было очень великодушно, не каждый мальчишка на это способен" (Карпенко, 1962, 17-18).

О начале 1960-х гг.: "У меня в табеле одни пятерки. Только по чистописанию четверка. Из-за клякс. Я прямо не знаю, что делать! У меня всегда с пера соскакивают кляксы. Я уж макаю в чернила только самый кончик пера, а кляксы все равно соскакивают. Просто чудеса какие-то" (Драгунский, 1964, 114).

О второй половине 1960-х гг. в Свердловске: "На уроке чистописания мы пишем перьевыми ручками. Перо макается в чернильницу, а потом пишутся трудные буквы. Иногда у меня бывают кляксы" (Смирнова, 2005).

Кляксу слизывать.

О начале 1950-х гг.: ""На самом деле, ребята, шуму от вас много, а толку пока никакого, - заметила Зоя и, низко пригнувшись к столу, слизнула с заметки большую кляксу. "Но мы должны знакомиться с материалом или не должны?" - возмущенно ответил Петя. Зоя сморщилась от противного вкуса чернил. Высунув лиловый язык, она долго вытирала его платком, а потом сказала: "Мы здесь собрались, чтобы не знакомиться с работой, а работать…"" (Жемайтис, 1954, 49).

КЛЯКСПАПИР, клякс-папир - "Устар. Пропускная или промокательная бумага" (Словарь, 1956-5, 1062).

О конце 1850-х гг. в институте благородных девиц: "Степанов хохотал, глядя, как у рыженькой Баярд от волнения прыгали за плечами косы. Его тоже, вероятно, обожал кто-нибудь, потому что и для него концы тонких мелков пышно обёртывались розовым клякс-папиром и бумага для каких-нибудь записок также появлялась всегда с незабудкой" (Лухманова, [1903] 1997, 382).

О частной гимназии в 1915 году: "Оказалось, что кроме учебников, тетрадей и т. п. гимназистка должна иметь альбом для стихов и картинок, что розовая промокашка, вложенная в тетради, считается признаком безвкусицы и почти что нищеты, а надо покупать клякспапир других цветов и прикреплять его к тетрадям лентами с пышными бантами…" (Панова, 1980, 39-40).

"КЛЯНУСЬ мамой" - вид детской клятвы.

О 1987-1988 гг. в Шадринске: "В "секретики" я играла, когда мне было 7-8 лет. Мы с девочками-ровесницами из моего двора собирали разноцветные красивые стёклышки, бусинки. И выкапывали ямку и клали туда все содержимое. Показывалось место зарывания предметов только лучшим подругам. Мы говорили: "Клянись мамой, что не расскажешь!". И все друг другу клялись" (504).

О девочках 10-12 лет в 1987-1989 гг. в селе Понькино Шадринского района: "Раньше, чтобы доказать, что я говорю правду, мы говорили: "Клянусь мамой"" (514).

О мальчике 12 лет в Шадринске в 1999 г.: "Мы играли с Мишей дома в солдатиков, и вдруг Миша заметил, что у него пропал танк, на что я ответил, что я "мамой клянусь", что не брал его" (241).

"КЛЯНУСЬ сердцем матери" - вид клятвы у девочек-подростков.

О девочке 4-6 лет в г. Когалыме в 1991-1993 гг.: ""Честное пионерское" - это я слышала от своей сестры. Она давала слово маме, что не обманывает или, что выполнит ее просьбу. В это же время подружка мне говорила: "Клянусь сердцем матери, что не вру"" (134).

О девочке 9 лет в 1996 году в селе Кундравы Чебаркульского района Челябинской обл.: "Клятва "Клянусь сердцем матери" означала, что ты говоришь стопроцентную правду. Ведь мама для всех - это святое. Когда человек клялся "сердцем матери", то ему обязательно должны были поверить" (141).

КЛЯТВА - "Торжественное обещание, уверение, подкрепляемое иногда упоминанием чего-либо священного, дорогого для того, кто обещает, уверяет; присяга" (Словарь, 1956-5, 1064).

Клятвы детские.

О 1930-х гг.: "А знаете, какая в школьные годы была наша самая страшная клятва, "честное-пречестное" слово? "Честно Ленина, честно Сталина, честно всех вождей!"" (Санников, 2001).

О 1950-х гг.: "За свою долгую… жизнь мне пришлось давать множество самых разнообразных клятв… Вообще, надо сказать, наиболее распространенная в быту клятва, так называемое "честное слово", в русском обществе традиционно пользуется заслуженным презрением… Поэтому в моём далеком детстве для придания этой формуле хоть какой-то убедительности применялись различные методы усиления. Существовала целая иерархия этих методов. На нижней ступени находилось "честное пионерское", далее в порядке возрастания следовали "честное ленинское", "честное сталинское" и, наконец, могучее "честное всех вождей". Правда, и тогда имелась возможность обезопасить себя от последствий нарушения даже этой страшной клятвы, лишив ее магической силы. Достаточно было в момент произнесения незаметно сделать за спиной две двойных фиги (большой палец, понятно, между указательным и средним, мизинец же мучительным образом перекрещивается с безымянным). Думаю, впрочем, что и одной вполне достаточно…" (Иртеньев, 2001).

О 1997-2000 гг. в г. Когалыме: "Позднее, примерно, в 10-13 лет я услышала от девочки выражение: "Клянусь копытами козла"" (134).

См.: "Гадом буду", "Клянусь мамой", "Клянусь сердцем матери", "Клянусь честью", "Честное благородное слово", "Честное ленинское", "Честное октябрятское", "Честное пионерское".

КНИГА

О 1942-1944 гг.: "Шла война, книг было не достать, тем более хороших. Их передавали друг другу как драгоценность. О качестве текста книги можно было безошибочно судить по ее виду, насколько она "зачитана". Какие там рейтинги! Если оторвался корешок и уголки у страниц черного цвета, значит, читать стоит. Книги из школьной библиотеки про послушных пионеров были в полном порядке. Вероятно, ни в какой другой стране никому в голову не пришло бы читать книгу в таком состоянии, да ее просто не довели бы до этого состояния: при повышении спроса немедленно переиздали бы. У нас книги были продуктом, которого просто мало, и продуктом, которого тем меньше, чем он лучше" (Дервиз, 2009-2).

КНИГА, ударять книгой (учебником) по голове - См. Ударять книгой (учебником) по голове.

"КНИГА будущих командиров" - книга (1970) Анатолия Васильевича Митяева (1824-2008). Переиздавалась в 1974, 1975, 1985, 1988 гг.

"[Анатолий] Митяев... был человеком поколения, рождённого в 1924 году, тех самых "навеки девятнадцатилетних". Это потом он стал главным редактором журнала "Мурзилка"… А так вполне себе рязанский мальчик ушёл на фронт добровольцем в сорок втором… В 1970-м он написал "Книгу будущих командиров" - и это была Книга моего детства. По ней я учил знаки различия и рода войск. Это из неё я узнал про Фермопилы и Марафон. Это её я листал, бормоча "полк левой руки... Полк правой руки... Засадный полк..."… Великая это была книга. Митяев был таким детским Клаузевицем и Сунь Цзы, Лиддел Гартом и Жомини. Да и язык её был так же особым, афористичным: "С каким металлом можно сравнить палны полководца? С железом? Оно слишком мягкое. Железный прут согнёшь в руках. С чугуном? Он чрезмерно хрупкий. Чугунный брус разбивается ударом молотка. Планы полководца подобны стали - прочной, но гибкой…"…Книга эта, кстати, переписывалась и дополнялась вслед за переменами цвета знамён. Менялись картинки - и вот уже танки семидесятых сменились вполне современными. Прилетел на страницы книги вертолёт Ка-50 "Чёрная акула"… Сейчас, конечно, можно придраться к этой книге Митяева, да только она всё равно в истории" (Березин, 2008, 29).

"КНИГА джунглей", "Jungle book" - игра на "Денди".

""Книга Джунглей" - игра о приключениях Маугли в тропическом лесу… Бродилка с великолепной графикой и звуком с сюжетными вставками и разнообразными уровнями" (Денди, 2000, 87).

"КНИГА о вкусной и здоровой пище".

О детстве 1970-х гг.: "Моя семья до сих пор пользуется "Книгой о вкусной и здоровой пище", изданной еще при Иосифе Сталине. Заключенная в тяжеленные коричневые корки книга содержит массу полезных, простых и удобоваримых рецептов… Не было для нас с сестрой в детстве забавы любимей, чем открывать книгу на произвольной странице и понарошку хватать сфотографированные яства пальцами: "Я это съела! И это тоже съела!" Удивительно, но позже оказалось, что в такие "поедалки" в детстве играли многие мои коллеги" (Кумейко, 2006-6, 5).

КНИГА почёта пионерской дружины.

О начале 1970-х гг.: "В Книгу почета пионерской дружины заносятся пионерские отряды, успешно работавшие в течение учебного года и в период летних каникул, пионерские звенья - организаторы различных интересных дел в отряде, лучшие пионеры дружины… Отряд звено, каждый пионер получают специальное удостоверение о ром, что по решению совета дружины они занесены в Книгу почёта" (Иванова, 1973, 103).

КНИГА почёта Всесоюзной пионерской орг-ции им В.И. Ленина - учреждённая в 1954 году ХІІ съездом ВЛКСМ памятная книга, в которую до 1980-х гг. заносились особо отличившиеся пионеры и пионерские работники, а также пионерские звенья, отряды, дружины. Запись в Книгу почета представляла собой высокую форму поощрения.

Постановление ЦК ВЛКСМ от 10 апр. 1954 г. о Книге почета пионерской орг-ции имени В.И. Ленина: "1. Образец Книги почета пионерской орг-ции имени В.И. Ленина утвердить. 2. Установить, что занесение в Книгу почета пионер. орг-ции имени В.И. Ленина производится ЦК ВЛКСМ по представлению обкомов, крайкомов комсомола, ЦК ЛКСМ союзных республик. Пионерам, пионер. отрядам, дружинам, пионер. работникам, занесённым в Книгу почета пионерской орг-ции имени В.И. Ленина, вручается удостоверение ЦК ВЛКСМ о занесении в Книгу почета" (Сборник, 1958, 68).

"В 1954 году по решению ХІІ съезда ВЛКСМ была учреждена Книга почёта пионерской орг-ции имени Владимира Ильича Ленина. В эту книгу вносятся имена лучших из лучших пионеров, чьи подвиги и дела служат немеркнущим примером для всех пионеров и школьников Советского Союза. Эта книга почёта открывается именем пионера-героя Павлика Морозова" (Хотиловская, 1959, 5).

О 1957-1965 гг.: "Всесоюзный смотр работы пионерских коллективов в честь 50-летия Советской власти. держания, форм и методов работы. В книгу почёта Всесоюзной пионерской орг-ции, учреждённую в 1954 решением ЦК ВЛКСМ, за успехи в учении и общественно полезной деятельности занесены сотни пионерских коллективов.- победителей смотра, посвященного 90-летию со дня рождения В.И. Ленина, пионерской двухлетки "Пионеры - Родине", соревнования в честь XXII съезда КПСС и Всесоюзного смотра в честь 50-летия Советской власти" (ПЭ, 1966-3, 396-398).

О перв. пол. 1960-х гг.: "В Центр. совете пионерской орг-ции имени Ленина хранится тяжелый том в кожаном переплете - Книга почета. На её страницах имена пионеров-героев, названия отрядов и дружин, добившихся самых больших успехов в учении, труде, всесоюзных пионер. смотрах и соревнованиях. В Книгу почета пионер. орг-ции внесены имена всех советских космонавтов - они получили первую закалку в рядах пионеров. Книга то и дело пополняется новыми записями. Их делают по решению Центр. совета юных пионеров" (Матвеев, 1965, 55).

КНИГА ПОЧЁТА школьная.

О Москве в конце 1940-х - нач. 1950-х гг.: "Г.П. Троянов отметил, что пед. коллектив 182-й московской школы установил хорошие традиции, имеющие большое восп. значение, как например: вечера-встречи с выпускниками, проводимые ежегодно; книга почета, хорошо оформленная, в которую заносятся учащиеся-медалисты и хорошие организаторы, проявившие себя на комсомольской и пионерской работе" (Любимова, 1952, 125).

КНИГИ-ИГРУШКИ - печатные издания, предназначенные для игр детей дошкольного возраста.

О 1950-х гг.: "[Книги-игрушки] содержат различные изображения, используемые для вырезывания. Вырезанные части при склеивании образуют различные композиции. Книги-игрушки дают возможгность ребёнку путём раздвигания или складывания построить макет аквариума, сада, комнаты и т. п." (ПС, 1960-1, 527).

КНИГОНОСКА - вероятно, перетянутая ремнём клеёнка для переноски школьных принадлежностей.

См. о 1910-х гг.: "Девочка-гимназистка лукаво посмотрела на меня…, затем, таинственно отвернувшись, порылась в своей клеенчатой книгоноске, что-то сделала и вдруг быстро обернулась, протянув ко мне руку, кисть которой превратилась в какое-то… существо с целлулоидной… головкой и глупыми большими глазами… И девочка умчалась, громыхая пеналом в своей клеенчатой книгоноске…" (Катаев, [1972] 1983-1, 28-29).

О 1916 годе: "Она была счастлива шагать рядом со мной, бесшабашно размахивая клеенчатой книгоноской, за ремешки которой был заложен пенал… Значит, она уже успела сбегать домой, оставить там книгоноску и шляпу, наскоро пообедать…" (Катаев, 1983-2; 7, 215).

 

КНИГОНОША - "Человек, занимающийся продажей книг вразнос" (Словарь, 1956-5, 1069).

О начале 1930-х гг. в Шадринске: "Были у нас в школе и книгоноши, которые распространяли книги по домам" (Такунцева, [1989] 2002, 41).

О середине 1950-х гг.: "Вечером в квартиру дома № 14 по улице Коммуны города Арзамаса постучались две школьницы. Приветливая хозяйка впустила их в комнату… "Здравствуйте, извините, что оторвали от домашних дел. Мы книгоноши. Вот посмотрите, что у нас есть, может, что-нибудь выберете…" Девочки быстро разложили на столе свое богатство: тут были и "Записки охотника" Тургенева, и роман Чернышевского "Что делать?", и русские народные сказки. Через несколько минут уже с облегченными пачками пионеры-книгоноши шагали к соседнему дому… В это же время другие пионеры входили с книгами в другие дома города. И так за короткий срок они распространили более трёх тысяч книг" (Гусев, 1957, 121).

О первой половине 1960-х гг.: "Пионер-книгоноша занимается распространением книг и журналов. Это давнее занятие пионеров и по сей день остается очень важным их делом. Книгоноши работают при библиотеках и книжных магазинах, помогают взрослым купить, найти нужную книжку, журнал, газету" (Матвеев, 1965, 58).

КНИЖКИ-"ВОСЬМУШКИ".

"До середины 80-х гг. XX в. особого разнообразия типов детских книг не наблюдалось. Советские изд-ва, в частности, работавшее для дошкольников изд-во "Малыш", выпускали "восьмушки" и "четвертушки" (1/8 и 1/4 стандартного листа), книжки-ширмы ("раскладушки") и обычные стандартные книги разного объема. "Восьмушки" и "четвертушки" издавались для самых маленьких читателей, учитывая их физ. возможности. Такие книги легко держать в руках и рассматривать без помощи взрослых. Они содержат минимум текста или состоят из одного зрительного ряда. На картинках изображено то, что может быть знакомо детям раннего возраста: домашние и некоторые дикие животные (лиса, заяц), овощи, фрукты, игрушки, детская одежда и т. д. Содержанием таких книг являлись широко известные нар. сказки и стихи. В наст. время они также имеют шир. распространение" (Гриценко, 2007, 262).

КНИЖКИ-ВЫРУБКИ.

В [конце ХIХ века] педагог и детский писатель Иван Деркачев придумал тип книжки-вырубки… Детям она приглянулась сразу, а воспитатели стали говорить о том, что форма книги будет отвлекать детей от содержания. Издатели учли мнение педагогов, и до 50-х гг. XX в. в детских библиотеках не было книжек такого типа… Книжки-вырубки, придуманные И.Деркачевым, [в конце ХХ века] существуют в традиционном исполнении: книга "вырублена" по контуру какого-либо предмета или героя, о котором в ней говорится" (Гриценко, 2007; 262, 263).

КНИЖКИ-ИГРУШКИ - изделия для детей, соединяющие свойства книги и игрушки.

В начале XX века в России были популярны детские книжки с обложкой, вырезанной по контуру какого-либо предмета. Так, твёрдая обложка книжки "Соня в деревне" (М., 1916) была вырезана по контуру нарядно одетой девочки. Внутри яркой книги-куклы большого формата - цветные и чёрно-белые рисунки, рассказы, стихи и задания детям.

Во второй половине 1920-х гг. была выпущена сконструированная и проиллюстрированная В. Ермолаевой серия книг с текстом Б. Житкова (например: Житков Б. Девчонки - М.-Л., 1927), предлагалось разрезать листы и, складывая определенным образом их части, получать различные комбинации. Прочитать и рассмотреть картинки в книжках-игрушках, созданных художниками Б. Татариновым и Е. Дорфман (например: Маршак С. Синие загадки - красные разгадки. - М.-Л., 1929), можно было, лишь последовательно наложив на страницы синюю и красную прозрачную бумагу. При быстром перелистывании книжек М. Цехановского (например: Поезд - М.-Л., 1928) изображенные в них фигурки "оживали", двигались по принципу мультипликации.

О 1940-х - 1950-х гг.: "В 1940-е годы немало конструкторов и иллюстраторов детской книги вновь увлеклось созданием книг с обложкой, вырезанной по контуру определённого предмета, так называемых книжек-вырубок. В Ленинграде этим занимались Ю. Васнецов и конструктор Ю. Глуховцев. Их "Ванька-Встанька", "Лошадка" с помощью картонного клапана легко превращались из игрушки в книжку (например: Маршак С. Ванька-Встанька - М., 1944). В Москве такие книги делала художница Н. Ушакова вместе с конструктором Ю. Бугельским. Их "Щенок", "Котик" и другие подобные книжки были удивительным соединением вырезки "гармошкой" (например: Барто А. Щенок. - М., 1944). "Елка" и "Книжный киоск" - тоже книжки-вырезки Н. Ушаковой и Ю. Бугельского, но совершенно иной конструкции: с помощью системы картонных клапанов и отверстий нижняя часть листов и обложки могла превратиться в картонный барабан, над которым возвышалась игрушечная елка или игрушечный книжный киоск (например: Ёлка - М.-Л., 1944). Интересной была изданная в те годы и книга В. Таубера "Моя библиотека", которая, после выполнения ребенком необходимых действий, становилась игрушкой, основными частями которой были настоящие дет. книжки небольшого формата. Из книги рекомендовалось сделать 9 книжек-малышек и картонную полочку для них (Моя библиотека. - М., 1944). Подобную конструкцию представляла собой и вышедшая позднее книга "Кот-книгоноша" (Кот-книгоноша - М., 1957)" (Дьячкова, 1989, 68-69).

В 1960 году вышла книжка "Который час?" со стихами А. Кардашовой о режиме дня и иллюстрациями Н. Ушаковой. Конструкция книги была такова: к циферблату, нарисованному на третьей странице обложки, крепились подвижные картонные стрелки, а в листах книги были вырезаны круглые отверстия, соответствующие размеру циферблата, так что при перелистывании книги циферблат появлялся на каждой правой странице. Это позволяло переводить стрелки "часов" в соответствии с прочитанным отрывком. Издательство "Детский мир" в 1961 году выпустило книжку-панораму Ю. Бугельского "Мы летим на Луну" с текстом Г. Юрмина, объёмные элементы которой были выполнены из цветной папиросной бумаги.

В 1970-е гг. выходят книжки-игрушки с картонным или пластмассовым подвижным диском, книжки с пластинкой; книжки с последовательно разворачивающейся страницей; книжки с открывающейся дверцей на странице и многие другие. В книжке-игрушке "Что снится моржу" (Заходер Б. / Художник А. Канторов - М., 1972) каждая последовательно разворачивающаяся иллюстрированная страница "вызывает удивление и восторг маленького читателя". Книжка "Тук-тук! Кто там?" (Художник В. Курчевский. - М., 1975) с открывающимися дверцами нарисованных домиков на страницах предлагает занимательную игру-викторину по сказкам.

О 1970-х - 1980-х гг.: "Остроумие создателей книжки-игрушки хорошо обнаруживается при сравнении трёх различных изданий для детей стихотворения К. Чуковского "Телефон". Одна из книг с удачными рисунками В. Перцова снабжена пластинкой с записью трех стихотворений в исполнении автора (Чуковский К. Телефон. Путаница. Федорино горе. - М., 1978), форма другой книжки представляет собой вырезку по контуру телефона, причём трубка нарисованного аппарата "снимается" (двигается) и приводятся в движение изображения героев произведения (Чуковский К. Телефон / Художник В. Карпович. - М. 1986), к внутренней стороне обложки третьей книги прикреплен игрушечный пластмассовый телефонный диск, который можно вращать, а в листах книги вырезаны круглые, соответствующие диску отверстия (Чуковский К. Телефон / Художник В. Андриевич. - М., 1985)… …Книжка-игрушка "Что внутри?" позволяет детям заглянуть внутрь телебашни, маяка, шахты, космического корабля. Для этого нужно разрезать определенные страницы книги по пунктирным линиям и произнести "волшебные" слова: "Стенка, стенка, расступись!"… (Юрмин Г. Что внутри? / Художник А. Борисов. - М., 1986) …Издателям книги "Батискаф" (Акимушкин И. Батискаф / Художник А. Барсуков. - М., 1986) удалось удачно соединить интересный познавательный текст с конструкцией книги. Рассматривая книжку, ребенок словно опускается в этом аппарате в толщу вод и видит в лучах прожектора все новых и новых обитателей морских глубин!" (Дьячкова, 1989, 69-70).

О 1990-х - нач. 2000-х гг.: "Книжка-игрушка, вид издания для детей, выполненный в оригинальной форме… …"Книжки" из синтетич. полимеров, страницы которых имеют форму подушечек, напоминают резиновые игрушки; книжки, обшитые тканью с рельефными аппликациями, - мягкую игрушку. Миниатюрные книжки-раскладушки, панорамы, издания с аудиовизуальными, оптическими эффектами, электронными деталями и прочими игровыми формами развивают познават. возможности ребёнка. Большой раздел в книжках-игрушках составляют книжки-раскраски и книжки-поделки (с материалами для вырезания, складывания, склеивания и т. д.). Книжки-картинки целиком или почти целиком строятся на изобразит. материале (текст существует лишь в виде надписи и подписи к изображениям). Это может быть фотокнига, комикс, анималистическая книга и т. д." (ПЭС, 2003, 121).

О конце ХХ - нач. ХХI вв.: "Содержание книжек-панорам (книжек-театров) "оживляются" с помощью панорамных, то есть объемных, создающих иллюзию реальности происходящего действия иллюстраций. Иногда они снабжены картонными фигурками. Приведенные в действие, фигурки делают текст динамичным. Эти книги воздействуют не только на слуховое, но и на зрит. восприятие текста маленькими читателями, включают их в происходящее и превращают в участников событий. Такие книги называют книжками-игрушками. Но в наст. время возникла новая разновидность книжки-игрушки, в листы которой "встроены" фигурки животных, сказочных персонажей с двигающимися частями (глаза животных, кукол, клювы птиц и т.д.). часто в движение можно привести саму книгу, снабженную колесиками… Есть целый ряд "звенящих", снабженных погремушками книг для детей раннего возраста… С их помощью можно научить детей комбинаторике, счету, различению цветов, развить мелкую моторику. Они не имеют отношения к дет. лит-ре, но имеют значение в воспитании читателя… Среди них своей оригинальностью выделяются книги-стикерсы (от англ. тo stick - приклеивать) - книги с наклейками. Ими вполне может пользоваться ребенок от четырех лет" (Гриценко, 2007, 263).

КНИЖКИ-КАРТИНКИ.

О конце ХIХ в. "Примеры особых изданий детских книг пришли [в Россию] из Германии. Это были книжки-картинки, вызвавшие интерес детских читателей. Одним из первых на это явление откликнулся… петербургский издатель М. Вольф. Затем такие книги стали печатать и в других городах" (Гриценко, 2007, 262).

"Книжка-картинка - это такой тип издания, в котором рисунки имеют главное значение, а подписи лишь дополняют, поясняют их. Книжками-картинками, в широком понимании этого слова, можно назвать и такие издания, где текст имеет равное с рисунками значение. В них писатель и художник - равноправные авторы. Книжка-картинка - основной тип издания для дошкольников… За последние годы в детской литературе широкое распространение получили научно-познавательные книжки-картинки: "Астрономия в картинках", "География в картинках"" (Тимофеева, 1987; 16, 19).

КНИЖКИ-МАЛЫШКИ - книги небольшого размера для маленьких детей.

О Москве 1944 года: "…Тетя Нина [Гернет] была… занята в качестве сценариста в кукольном театре С.В. Образцова… Кроме того, из-под ее пера вышло множество детских книжек - я особенно вспоминаю так называемые книжки-малышки, размер которых чуть превышал спичечный коробок, а толщина - спичку". (Сафонов, 2001)

О 1950-х гг.: "Как правило, все читатели, вспоминая своё чтение в раннем возрасте, называют имена Маршака, Чуковского, многочисленные "книжки-малышки"" (Гердзей-Капица, 1961, 22).

О 1991-1993 гг. в селе Брылино Каргапольского района: "Когда мне было 5-7 лет, я ходила в детский сад и мне мама купила серию книжек-малышек. Они мне нравились, во-первых, размером, во-вторых, было много картинок, и на каждом листе (а листы были толстые, картонные), было по 4 строчки из сказки. В эту серию входили такие сказки, как "Курочка Ряба", "Колобок", "Ёжик и Заяц" и другие, которых я не помню, но из всех мне больше нравилась "Курочка Ряба", я её перечитывала по несколько раз в день. В конце концов, я её выучила наизусть и рассказала всем своим подружкам. Я даже ложилась спать с ней" (133).

КНИЖКИ-ПАНОРАМЫ - см.: Книжки-игрушки.

"КНИЖКИ-ПОДУШКИ".

О конце XX - нач. ХХI в.: "Самой первой в жизни ребёнка раннего возраста может быть "книжка-подушка", "изданная" московской текстильной фабрикой "Трехгорная мануфактура". "Листы" этой книги сделаны из тонкого синтепона, обшиты яркой тканью с "иллюстрациями" и текстом. В единый блок они связаны тесёмками. Несмотря на свой размер (35х32), книга очень легкая и удобная… Фабрика наладила произв-во таких книг, сделав их разнообразными по содержанию и оформлению. Сейчас такой тип "изданий" освоило изд-во "Дрофа"" (Гриценко, 2007, 262-263).

КНИЖКИ-РАСКЛАДУШКИ - см.: Книжки-ширмы.

КНИЖКИ-РАСКРАСКИ.

"Все родители покупают детям книжки-раскраски… Хорошие альбомы для раскрашивания, предназначенные дошкольникам, выпускает издательство "Малыш"… Для детей 7-9 лет изд-во "Художник РСФСР" создало новый тип книжки-раскраски: в них иллюстрации частично раскрашивает сам ребёнок" (Тимофеева, 1987, 19).

В.Н. Иовлева (1935 г.р.) о Шадринске: "Такие книжки с рисунками Н. Радлова выходили уже в 1945-1946 гг. У нас была такая книга большого формата, с текстом, который запомнился" (сообщение 2006 г.).

О середине 1960-х гг.: "Зое купили книжки-раскраски, девочка ежедневно рисует" (Низова, 1967, 83).

О середине 1990-х гг.: "Самой ещё любимой книгой была "Золушка". Эту книгу я начала читать ещё в детском садике. По крайней мере, у меня точно было несколько книжек-раскрасок, а под картинками был текст, и каждый раз, когда даже садилась раскрашивать, поневоле перелистывала страницы и читала" (178).

КНИЖКИ c "волшебными картинками"

О 1970-х - перв. пол. 1980-х гг.: "Детям, желающим рисовать, можно предложить книжки с "волшебными картинками", такие, как: "Зеленая аптека", "Рыбы" издательства "Малыш" (М., 1982). Взяв кисточку, смоченную в воде, ребенок водит ею по картинкам и они становятся цветными, как бы оживают" (Наумова, 1986, 33).

КНИЖКИ-САМОДЕЛКИ.

В.Н. Иовлева (1935 г. р.) о 1944-1945 гг. в Шадринске: "В школе № 9: нарезали и сшивали из газет в половину тетрадного листа книжки-самоделки и приклеивали картинки и стихи из "Пионерской правды"" (сообщение 2006 года).

КНИЖКИ-ФОТОГРАФИИ

О 1970-х - перв. пол. 1980-х гг.: "…Книги, с которыми желательно знакомить детвору. Для малышей в полтора-два года - это картонные книжки-ширмочки с картинками без текста… В возрасте трех лет ребята уже сами с удовольствием просматривают книжки-раскладушки, книжки-малышки… Любят они и книжки-фотографии: "Где Ёжик?" - фото А. Становова, текст Л.М. Николаенко (М.: Малыш, 1976), "Мы друзья" - фото А. Становова, текст И. Бурсова (М.: Малыш, 1976). Особенным успехом пользуется у маленьких ребят книжка-фотография "Яша и его друзья" - фото С. Спиридонова, текст В. Арро ( Л.: Дет. лит., 1969)" (Наумова, 1986, 33).

КНИЖКИ-"ЧЕТВЕРТУШКИ" - см.: Книжки-"восьмушки".

КНИЖКИ-"ШИРМЫ", книжки-"раскладушки".

"До середины 80-х гг. XX в. особого разнообразия типов детских книг не наблюдалось. Советские изд-ва, в частности, работавшее для дошкольников изд-во "Малыш", выпускали "восьмушки" и "четвертушки"…, книжки-ширмы ("раскладушки") и обычные стандартные книги разного объема" (Гриценко, 2007, 262).

О 1970-х - перв. пол. 1980-х гг.: "…Книги, с которыми желательно знакомить детвору. Для малышей в полтора-два года - это картонные книжки-ширмочки с картинками без текста. Такие, как: "Домашние птицы", "Домашние звери" (художник В.М. Гукайло), которые выпустило изд-во "Веселка" в 1983 г. (УССР). Для детворы от двух до трех лет - тоже иллюстрированные книжки-ширмочки, но уже с неск. стихотв. строчками под ними. Например, "Синичья песенка" В. Мусатова (М.: Малыш, 1976) или "Как собака друга искала" (М.: Малыш, 1984). В каждой детской библиотеке есть подобные книжки. Однако не все мамы и папы пользуются ими… В возрасте трех лет ребята уже сами с удовольствием просматривают книжки-раскладушки, книжки-малышки типа "Мишка" З.Н. Александровой (М.: Дет. лит., 1969), "Как найти друга" Эшрон Сара (М.: Дет. лит., 1970), "Про Темку" Е.И. Чарушина (М.: Дет. лит., 1981) и другие" (Наумова, 1986, 33).

"КНИЖКИН праздник"

О нач. 1960-х гг.: "Во многих дет. садах устраивают праздники книги, на которые приходят любимые персонажи. Дети встречают их с восторгом, а после праздников долго говорят о своих любимых книгах, вспоминают их. Расскажу о таком опыте. Задолго до праздника детской книги, или, как его называют дети, "книжкина праздника", мы по договоренности с родителями купили дет. книги. Подготовили программу праздника, в которой принимали участие большинство воспитателей. Праздник начался словами ведущего. "Сегодня, дети, "книжкин праздник". В гости к нам приедут наши знакомые, о них мы с вами читали в книгах. Споем наши любимые песни. Звучит музыка, и дети поют… песни… Потом дети читают стихи, а после этого им предлагается посидеть в тишине. Появляется рассказчик-воспитательница в нарядном русском костюме, в кокошнике. Ведущий объясняет детям, что по радио рассказывают сказки рассказчицы, и в детский сад она пришла. Дети улыбаются, узнав свою воспитательницу, но интерес их не снижается. Всех увлекла русская нар. сказка "Девочка и лиса". Вдруг раздается стук в дверь. Появляются почтальон из "Почты" С. Маршака, дядя Степа, Красная Шапочка, доктор Айболит, а за ними Федора со своими сковородками и утюгами. Дети всех их узнали. Сколько смеха было, когда пришел Рассеянный с улицы Бассейной. В заключение праздника почтальон достал из своей сумки книжки и роздал их детям" (Успенская, 1964, 176-177)

"КНИЖКИНЫ именины" - см. Неделя детской книги.

КНИЖНЫЙ киоск (в школе) -

О заводском поселке в конце 1930-х гг.: "…Он побрел в школу… Школьные двери были открыты, но учеников пока не было… И зеркало в раздевалке. И ряды вешалок за выс. деревянным барьером. И маленький книжный киоск, где можно было купить тетрадку или перо…" (Могилевская, [1941] 1958, 134).

КНИКСЕН - "Поклон с приседанием, принятый в буржуазно-дворянской среде для девочек и девиц как знак благодарности, приветствия; реверанс" (Словарь, 1956-5, 1074).

О девочках из состоятельных семей в Москве в нач. 1910-х гг.: "Игра на сквере возникала как-то чинно… Самая главная, самая настоящая девочка-кукла, пошептавшись со своей бонной, вставала и подходила к той девочке, которая ей больше всего приглянулась. Книксен. "Девочка, вы будете играть в "гуси-лебеди", или в "ходи в петлю, ходи в рай", или в "Сеньку Попова"?" Приглашенная девочка вставала, делала ответный книксен, и ходить с приглашением начинали уже двое, трое, четверо, и наконец возникал большой кукольный хвост, который одновременно делал книксен перед очередной девочкой…" (Луговская, [1983] 1987, 48).

См. также: "Макать", "обмакиваться"; Реверанс.

КНОПКА - "Металлическое острие с широкой плоской шляпкой, служащее для прикалывания бумаги, ткани и т. п. к чему-либо твёрдому" (Словарь, 1956-5, 1074).

Кнопки подкладывать (на стул, скамейку) - распространённая детско-подростковая преимущественно школьная забава.

О школе в Шадринске в перв. пол. 1980-х гг.: "Часто прикрепляли незаметно на спины товарищей таблички: "Ищу жену", "Ищу работу", "Я - осел" и т. д. Бывало, подкладывали кнопки на стулья" (608).

О середине 1980-х гг.: "В перемену и на уроках летали самолеты, сделанные из бумаги… Подкладывали кнопки на стулья" (494).

О 1997 годе: "На переменке мы с соседом по парте подложили одному ужасно глупому парню кнопку на стул. Прозвенел звонок. В класс заходит учительница математики. Все садятся за парты, и вдруг громкий крик: "А-а-а…" Это орал тот самый парень. Учительница спрашивает: "Что с тобой, Денис?" Он долго раздумывает, а потом говорит: "Извините, пожалуйста, Татьяна Петровна, я не так решил задачу". Татьяна Рюмина, Архангельская обл." ("Маруся". 1997, № 9. - С. 27).

О с. Крутиха Далматовского р-на в 1997 г.: "В нач. школе, 5 классе клали на стул учительский канцелярские кнопки. Когда в класс заходили одноклассники на перемене и спрашивали: "Что вы делаете?" - мы отвечали: "Тише! Да это прикол такой"" (211).

О Шадринске в 2000 г.: "Когда мне было 15 лет, я часто шутила над моим соседом по парте, подкладывая ему на скамейку канцелярские кнопки. В тот момент, когда учитель в начале урока входил в класс и все вставали, я, поскольку сидела рядом, клала кнопку на его часть скамейки. Когда он садился на нее, то обычно вскрикивал, все, кто сидели рядом, начинали смеяться, особенно я. Но после того, как он сел на кнопку раза 3, он начал проверять, куда садится, и поэтому мне от этой шалости пришлось отказаться" (111).

 

"КНОПКИ" - игра в водоеме.

О д. Октябрь Шадринского р-на в 1998-2000 гг.: "В "кнопки" мы играли во время купания в реке. Все участники игры становятся в круг. По любой считалочке или по желанию ребенка определяется водящий, т.е. тот, кто начнет игру. Первый человек ныряет и находится под водой столько, на сколько воздуха хватит в лёгких. Когда он выныривает, то рядом стоящий человек должен нырнуть не замеченным. В свою очередь, первый должен увидеть второго и заляпать его. И так по кругу. Проигравшие выбывают… Младшее поколение не играет в эту игру" (011).

КНУТ - "Веревка или ремень, прикреплённые к палке и служащие для понукания животных" (Словарь, 1956-5, 1075).

О 1944-1948 гг.: "Село у нас было большое, дворов четыреста. По вечерам коров из стада встречали мальчишки. И каждый считал делом чести иметь настоящий пастуший кнут. Кнуты все плели сами. Это составляло предмет гордости перед товарищами. И, конечно, если кнут сплетён хорошо, он жахнет что твоё ружьё, - уши закладывает. И я научился тогда. И сейчас ещё это искусство не утратил" (Устинов, 1990, 55).

"КОАПП" - (расшифровка: Комитет (Клуб) Охраны Авторских Прав Природы) радиопрограмма для детей. Впервые вышла в эфир в декабре 1963 года.

"КОАПП" - это серия радиопьес, в которых в занимательной игровой форме ставились острые экологич. проблемы, рассказывалось детям о животных и растениях под углом зрения совр. биологии, кибернетики, радиоэлектроники и бионики - науки, изучающей ос-сти строения и жизнедеят-сти организмов для создания нов. приборов и механизмов. Одна передача, посвященная бионике, начиналась с рассказа Игуаны о том, что питается она морскими водорослями, которые пропитаны солью и что избавляется она от переизбытка соли без проблем, так как у нее есть совершенные, эффективно работающие опреснительные железы мембранного типа. Далее Человек объяснял, что именно по такому принципу действуют опреснительные установки: "солёную воду продавливают в них через мембрану с мельчайшими отверстиями, настолько крошечными, что они свободно пропускают молекулы воды, но задерживают частички растворенных в ней солей". В конце программы делались выводы, что "подсмотренная у природы мембранная технология успешно внедряется во многих важных областях химии и медицины". На заседаниях "КОАППА" говорилось о необходимости быть специалистом в своей области. Например, в одной из передач Белка решила полакомиться еловыми семечками. На что Клёст отреагировал следующим образом: "Ох, уж эти любители-дилетанты. Разве шишки нужно грызть, чтобы достать семена? Профессионалу на это смотреть - пытка. Вот как это делается: концами клюва поочередно отгибаются чешуйки да и вытаскиваются семена - одно за другим". После чего Клест давал совет на будущее: "Не разбрасывайтесь, занимайтесь только своим делом! Мир держится на узких специалистах!". С помощью живых увлекательных бесед сложный научный материал легко объяснялся юным радиослушателям. Восприятие науч. информации облегчалось тем, что научные данные перемежались шутками, каламбурами, отрывками из любимых дет. стихотворений.

Автор текстов - М.А. Константиновский, режиссер - Б.И. Иванов. С 1970 по 1978 гг. издательство "Искусство" выпустило 8 сборников текстов "КОАППА". Сборник неоднократно переиздавался.

О 1970-х гг.: "Что за странные голоса мы слышим по радио? Какое-то шумное заседание. А! Так это же заседание зверей. Председатель его, солидный, полный достоинства, - совсем необычный: Кашалот. Тут же проворная его помощница - Мартышка. Бойкая Стрекоза. Рассудительная и простодушная деревенская бабушка - Сова... А секретарь? Это не кто иной, как птица Секретарь. Она объявляет о начале заседания, она же и закрывает его характерным возгласом: "КОАПП, КОАПП, КОАПП!". Каждый из них узнается слушателем сразу… "КОАПП"! Что же это такое? Это насыщенные серьезными и смешными находками и сопоставлениями сценки заседаний "Комитета по охране авторских прав природы". Иначе - "Репортаж о событиях невероятных с точки зрения так называемого здравого смысла", но весьма осмысленных по существу. Бессменный автор репортажа о невероятных событиях - Майлен Константиновский. События происходят "в абсолютно точно известном районе земного шара, а именно - на Большой Поляне, расположенной на берегу Лесного Озера". Сценки невероятных заседаний под председательством Кашалота, в которых участвуют самые разнообразные звери, птицы, рыбы, пресмыкающиеся, земноводные, насекомые, в изобретательной драматической форме трактуют весьма разнородные вопросы быта, навыков, нравов и обычаев всех участников радиоспектакля, особенности их семейной жизни и жизни в коллективе, проблемы морали, над которыми зачастую стоит задуматься человеку... Трактуют поразительные технические приспособления, которыми одарила их природа. По идее "КОАПП" первоначально призван был защищать приоритет природы от посягательств Человека. Однако, по выяснении всех обстоятельств, Человек был избран действительным членом этой орг-ции. Сцены "О событиях невероятных" - научно-художественная драматургия. Заседания "КОАППа"... непременно развивают какую-либо неожиданную или непривычную идею науки о зверях, рыбах, птицах, насекомых - зоологии, ихтиологии, орнитологии, энтомологии. Особенно настойчиво выдвигают авторы "КОАППа" проблемы бионики - технических находок, опирающихся на достигнутое в природе. И привлекают к этим находкам внимание юных слушателей. Весьма оживленным становится радиоспектакль там, где подвергаются обсуждению проекты радиослушателей - юных биоников. Обсуждение проходит в действии, и нужные для него персонажи быстро прибегают, приползают, приплывают в распоряжение председателя-Кашалота… Восприятие ребятами-слушателями сложных проблем, инсценируемых в заседаниях "КОАППа", облегчается атмосферой живого юмора, которой буквально дышит действие этих передач. Автор не упускает, кажется, ни одного случая пошутить, придумать удачный каламбур по поводу сложившейся ситуации… И шутки, шутки, шутки... Нигде не чрезмерные и всегда целеустремленные... Большинство многозначительных каламбуров, веселых словесных игр, введенных в действие "КОАППа" и столь привлекательных для ребят, несет в себе большое познавательное содержание…, заставляет задуматься о новых возможностях изобретательства, о разумности и пользе повседневного пристального внимания к миру природы. …Происшествия на поляне "КОАППа"… невозможно воспроизвести ни на одной сценической площадке, кроме радиосцены. Немыслимо показать на обычной сцене беседующих Кашалота и Стрекозу, показать животных, рыб, птиц, земноводных, пресмыкающихся, сугубо различных по размерам и жизненным навыкам, в совместном действии, в одном сценическом измерении. На радиосцене это вполне возможно - для неё нет помех. "КОАПП" - игра. Он учит и заставляет размышлять, забавляя. Радостной атмосферой игры проникнуты все коапповские радиоминиатюры. Явно весело в этой атмосфере и самим исполнителям…: Михаилу Погоржельскому в роли солидного Кашалота, Юлии Юльской в роли бойкой Стрекозы, Сергею Цейцу в качестве Гепарда, Борису Иванову в качестве Рыбы-Удильщика, Зинаиде Нарышкиной в двух разнохарактерных ролях - медлительной Совы и стремительной Мартышки, Константину Устюгову, создавшему комический звуковой образ Птицы-Секретаря... Весело и детям-слушателям. Гибрид научно-популярного и художественного жанров, цикл "КОАППа" вовлекает в свою работу многие тысячи заинтересованных слушателей-подростков. Письма слушателей подтверждают их интерес к этим передачам, а в контексте передач возникает иногда и решение поставленных вопросов, и - как мы отчасти видели - обыгрываются изобретения ребят, относящиеся к изображаемому предмету. Благодаря остроумным приемам, движущим действие и обрисовывающим характер каждого действующего лица, цикл "КОАПП, КОАПП, КОАПП!" хорошо служит той же доброй цели, что и лучшие повествовательные произведения о животных…" (Бегак, 1982, 107-110).

О популярности передачи в 1970-е гг. свидетельствует след. письмо, написанное в редакцию журнала "Наука и жизнь": "В детстве я очень любила слушать популярную в [19]70-х годах радиопередачу "КОАПП" (Клуб охраны авторских прав природы). Среди персонажей этого увлекательного "сериала" запомнился Удильщик. Кажется, это была рыба… Расскажите, пожалуйста, более подробно об удильщике" (2000, № 9 - С. 107).

О конце 1970-х - начале 1980-х гг.: "Для меня "свои" - те, кто в детстве читал "КОАПП" и "Мэри Поппинс"" (Анкудинов, 2006, 5).

"КОБЦА получить" - испытать болевое ощущение от проведения по голове суставом большого пальца.

О 1890-х гг.: ""А хочешь кобца? - спросил другой мальчишка, широкоплечий и скуластый. Мне было совестно признаться, что я… этого слова не знаю. Я подумал немного, а потом сказал тихо и нерешительно: "Хочу". "Ну коли хочешь, так получай!" И мальчишка проехался по моей голове суставом большого пальца. Я закричал от боли" (Маршак, 1960, 393).

КОВБОЙКА - "Верхняя клетчатая рубашка с отложным воротничком, заправляемая в штаны" (Словарь, 1956-5, 1090); "клетчатая рубашка, элемент одежды унисекс, вошедшая в моду в 40-е годы ХХ века. Характерные детали - кокетка, накладные карманы, длинные рукава, погоны" (Терешкович, 1999, 107); "рубашка из ткани в клетку, с отложным воротником, длинными рукавами и накладными карманами. Получила распространение в конце 1920-х гг. и по настоящее время нк выходит из моды" (Неклюдова, 2004, 315).

Ковбойка у мальчиков.

Об ученике 9 класса в 1940 году: "Когда я пришёл, я был весел и остроумен. На мне была моя любимая форма: парусиновый клеш и ковбойка" (Сагайдачный, 1963, 61).

О мальчике в 1947 году: "Вчера Елена Ивановна сказала, что на сбор все должны прийти в белых рубашках. А у меня не было… Были две клетчатых ковбойки с пуговками на воротнике, одна зелёная футболка с заплатой на плече да вот эта синяя рубашка" (Крапивин, 1982, 201).

О мальчике 11 лет в Тюмени в 1948 г.: "На макушке - …тюбетейка…. …Шея торчит из ворота ковбойки - рубашки в мелкую красно-желтую клетку. Сейчас многие думают, что ковбойка - это просто клетчатая рубашка. Но в те времена у настоящих ковбоек обязательно были большие накладные карманы с клапанами и - главное - особый воротник. Его уголки пристегивались пуговками. И не только спереди. Сзади тоже был острый уголок и тоже пристегивался. Это было красиво и удобно во всех случаях, кроме одного - когда надо идти в школу и надевать галстук. Сквозь него воротник сзади не пристегнешь. Правда, мой одноклассник Мишка Маслов однажды сделал в галстуке прорез: для пуговки. Но это новшество заметила вожатая Рита и устроила Мишке… нагоняй... Я свою ковбойку очень любил. После нескольких дней уличных похождений она становилась мятой и перемазанной, и я нетерпеливо танцевал рядом с мамой во время стирки. И потом натягивал ковбойку снова - прямо на голое тело, - удивительно свежую, ещё горячую от утюга... Я продолжал любить ее даже тогда, когда мой дядюшка - дядя Боря, живший на улице Герцена, в проходной комнатушке флигеля, - разочаровал меня. Он объяснил, что надо писать не "кавбойка", а "ковбойка". Я сперва заспорил, я был уверен; что это название происходит от слова "кавбой" - то есть "кавалерийский боец"… Но дядя Боря разъяснил, что "ковбой" по-нашему значит "коровий парень", то есть пастух коровьих стад… Ну, пастух так пастух. И я энергично запихал подол ковбойки под брезентовый солдатский ремешок, которым подпоясывал штаны…" загорали... (Крапивин, 1984, 5-6).

О середине 1950-х гг.: "[Шестнадцатилетний Володька] был в клетчатой ковбойке и синих парусиновых штанах" (Козлов, [1967] 1973, 54).

О 1950-х гг.: "…Наташа… чуть было не познакомилась с мальчиком в ковбойке и бархатных штанах. Мальчик был московский…" (Нагибин, 1960, 54).

О нач. 1960-х гг.: ""Едем по радуге!" - закричал Лёнька, вкладывая в ноги всю силу, и ковбойка на спине его раздулась пузырем" (Мошковский, [1963] 1987-1, 58).

О 1960-х гг.: "В кабинете врача Нина Васильевна подняла вверх блестящий шприц и выпустила из него маленький фонтанчик… "Снимай скорей рубашку!.." - громко зашептал Витя другу. Он быстро разделся… Но Алька так быстро не мог. Надо было расстегнуть все пуговицы на ковбойке… А они почему-то очень медленно расстегивались…" (Леонидова, 1968, 49).

О мальчике 9-10 лет в пионерском лагере в середине 1970-х гг.: "Наташа потрепала ему волосы. "Антон, у тебя ковбойка надета наизнанку". "Я знаю, это специально. Чтобы рубашка не пачкалась. Вечером перед линейкой вывернул, опять чистая". Наташа почему-то рассмеялась: "Выдумщик ты великий. После тихого часа отдашь мне рубашку, а сам в другой походишь". К вечеру Антон увидел, что его ковбойка и носки сушились на верёвке рядом с Наташиным сарафаном" (Матвеева, 1977, 156).

О перв. пол. 1970-х гг.: "…[В столовую] вошли… мужчина в тёмно-сером костюме и мальчик в ковбойке, но на этот раз не в зелёной, а в синей с коричневым" (Пивоварова, 1977, 58).

О перв. пол. 1970-х гг. "…[Новичок явился] в класс числа десятого сентября. Из-под его форменной куртки выглядывала довольно-таки простецкая ковбойка" (Иванов, 1978, 17).

Ковбойка у девочек.

О девочке 12-13 лет в 1950-х гг.: "За ним пыхтела девчонка - такая крепко сбитенькая, в тренировочных брюках и ковбойке с короткими рукавами" (Иванов, 1979, 146).

О девочке 12-13 лет в середине 1970-х гг.: "Лида… ещё успела снять жаркий свитер, совершенно забыв, что под низом самая простецкая ковбоечка. Пролепетала: "Я сейчас…" И уснула мертвецким сном" (Иванова, 1979, 91).

КОВЫРЯТЬ в носу - см.: Нос.

"КОГДА моё счастье?" - девичий магически-игровой обычай. См. также: "Моё счастье".

О селе Понькино Шадринского р-на в середине 1980-х гг.: "Если хором сказали какое-то слово, то нужно схватить друг друга за волосы, точнее за чёлку, и спросить "Когда мое счастье?" И говорят друг другу, когда будет счастье. Например: "Твоё счастье завтра вечером примерно в 8 часов". Затем другая говорит, например: "А твоё - завтра в школе на перемене"" (514).

О середине 1980-х гг.: "Ещё была такая игра, как "Когда мое счастье?" Когда на девичнике или в какой-нибудь игре две девочки говорили вместе одно и то же слово, нужно было вместе сказать: "Когда мое счастье?" Затем эти две девочки брали друг друга за волосы и говорили по очереди, когда и во сколько (например, завтра в 7 часов вечера) будет у них счастье, счастливое время" (534).

О с. Кирово Мишкинского р-на в 1995-1996 гг.: "В классе 5-6 у нас в школе среди девочек было ещё вот что: когда девочки одновременно говорили одно и то же слово, то они хватались друг другу за волосы и кричали "Когда мое счастье?", другая девочка должна была назвать день и время, а так еще и место, куда придет счастье" (517).

"КОГДА я ем, я глух и нем" - формула, которую побуждают заучивать и повторять детей в местах коллективного потребления ими пищи; цель формулы - побудить детей не разговаривать во время еды. В несколько ином виде зафиксирована еще в словаре В.Даля: "Коли ем (Покуда ем), так и глух и нем".

О 10-11-летней девочке в 1931-1932 гг.: "В большую перемену мы устремлялись в столовую, на стенах которой висели нами же начертанные плакаты: "Поскорее жуй и жуй, а иначе ты - буржуй", "Когда я ем - я глух и нем". По правде говоря, эти стимулирующие призывы были излишни: свою кашу мы уминали мигом…" (Лупанова, 2007, 65-66).

Встречается в фильме 1964 года "Добро пожаловать, или Посторонним вход запрещен" (режиссер Э. Климов).

О девочке 10 лет в д. Шестаково Частоозерского р-на в 1997 г.: "Моя подруга любила болтать за столом. Её мама ей всегда говорила: "Когда я ем, я глух и нем", на что слышала ответ: "Когда я кушаю, то говорю и слушаю!"" (231)

"КОГОТЬ, локоть и кулак" - вид наказания в детских играх.

О 1930-х - 1940-х гг.: "В нашем детстве, если среди ребят попадался ябеда, то дразнили его так: "Ябеда-корябеда…"… Ещё одна дразнилка. Ею дразнили жадного мальчишку или девчонку…: "Жадина-говядина, солёный барабан…"… "Коготь, локоть и кулак" - довольно суровое наказание для тех, кто не отводился (в прятки, салочки) и хочет улизнуть домой. Раньше за это полагался "коготь, локоть и кулак". Хитрецу проводили ногтём по руке ("коготь"), стукали локтём и кулаком по спине ("локоть" и "кулак")" (Семёнов, 1985; 13, 17, 19, 27).

КОДЕКС мальчишеской чести.

Из выступления Р. Погодина (Ленинград) в 1981 г.: "Всем нам хорошо знаком Мишка Квакин - антигерой в повести Гайдара "Тимур и его команда"… Оболтус, человек лихой, способный к риску, фруктовый разбойник Мишка Квакин был наделен кодексом чести…, иначе Мишка не мог бы не только вдохновлять некое детское содружество, но даже существовать в ребячьей среде" (Погодин, 1981, 68).

О мальчиках 12-13 лет в Тюмени в 1948-1950 гг.: "Я снова стал уходить на улицу Герцена, в старый двор, где жили друзья детства. Здесь тоже бывало по-всякому: случались драки, обиды и затяжные ссоры. Но были здесь и незыблемые правила мальчишечьей жизни: игра - это игра; а если драка, то голыми руками и один на один. И главное - не без причины, а если уж очень накипело. 3десь могли отобрать или даже стащить самодельный пистолет или рогатку, но никому бы в голову не пришло отнимать копейки или купленную игрушку. Здесь твердо знали, что нельзя нападать сзади, бить лежачего, жадничать, хвастаться обновками и бросать человека в трудную минуту. Знали все, в том числе и такие люди, которых сейчас бы наделенные пед. опытом взрослые назвали "трудными подростками"" (Крапивин, 1984, 12).

О вт. пол. 1940-х - нач. 1950-х гг.: "С электричками я не разлучался и позже, когда с матерью и один ездил в Москву по разным надобностям. Они так же неотделимы от меня, как уличное детство с его твердым кодексом чести" (Гай, 1987, 56-57).

О повести Г. Бальдыша "Люля" ("Искорка", 1957, № 9): "…Юра Самурин… получив по физиономии и обратившись в бегство, …организует избиение Олега целой компанией, да еще и с палками. Здесь нарушен вековой "кодекс чести", признанный порядочными мальчишками всего мира, и репутация Юры Самурина в глазах читателя непоправимо испорчена" (Тамарченко, 1959, 141).

О 1950-х гг.: "Все мы были детьми послевоенных лет, воспитанными на уличных драках. Тогда в русских селах и городах пацаны ещё ходили двор на двор, улица на улицу. Дрались не стальными прутьями, как теперь на улицах Москвы и других городов, а только кулаками. Часто просто так, на спор, до первой крови. Лежачих не били - не позволял кодекс мальчишеской чести" (Ищенко, 2001).

См. также: Законы мальчишеской драки; Мальчишеские ценности; Честь мальчишеская.

КОДЕКС чести - см.: Кодекс мальчишеской чести; Уличный кодекс чести; Школьный кодекс чести.

"Кодекс чести" воспитанников закрытого воспитательного учерждения.

"Кодекс чести" в детском доме для "дефективных" детей в Петрограде в 1923-1924 гг.: "Днём всех, кого могли, заставляли идти в классы, на занятия… Старшие ребята ревниво следили за тем, чтобы и младшие не усердствовали в учёбе. Те, кто пытался делать домашние задания, немедленно получали увесистые затрещины - расправа за отступление от местного "кодекса чести" была решительной и скорой. Избави бог пожаловаться - изуродуют" (Маринов, 1978, 24).

"КОЖАНЫЙ мяч" - всесоюзный клуб, созданный по инициативе ЦК ВЛКСМ в 1964 году; система всесоюзных соревнований среди мальчиков по футболу.

О 1960-х гг.: "Пионерской орг-цией в ЦК комсомола я занимался в так называемое застойное время… Со Славой Фуриным мы думали в те годы над тем, как дать жизнь всесоюзной игре "Кожаный мяч"" (Афанасьев, 1989, 5).

О 1970-х - начале 1980-х гг.: "…Для ребят… проводятся большие всесоюзные соревнования по многим видам спорта сразу… и по отдельным видам спорта. У них красивые, завлекательные названия: …"Золотая шайба" - хоккей с мячом…, "Кожаный мяч" - футбол… и многие другие. В этих соревнованиях участвуют миллионы советских ребят, в том числе младшие школьники… Много лет проводятся всесоюзные соревнования юных футболистов на приз "Кожаный мяч". Приз этот учрежден "Пионерской правдой", Центральным Комитетом комсомола и Федерацией футбола СССР. В нём… участвуют дворовые, школьные, уличные команды. Их тоже многие тысячи" (Кулешов, 1983; 12, 13)

О 1983 годе в Москве: "Стела придумала, что на ярмарке в Лужниках продаются футбольные бутсы тридцать пятого размера… Только тридцать пятых бутс не бывает. Даже на всесоюзных соревнованиях "Кожаный мяч" младшие играют в кедах - это она специально проверила по телевизору" (Иванов, [1984] 1992, 136).

Ср.: "Кузнечик".

"КОЗА", "козу" делать, "козу" показывать

О девочках 4 и 8 лет в с. Тагильском Каргапольского р-на в 1995 г.: "Когда мы ругались с сестрой, мама наказывала нас обеих, несмотря на то, кто на самом деле виноват. Она постоянно говорила, что мы сестры и никого нет у нас ближе. А в насмешку над нами рассказывала стихотворение: "Не играй в мои игрушки…". Или: "Пучеглазую козу / Я тебе не показу, / Потому что у козы / Пучеглазые глазы!" При этом она делала нам "козу" и смеялась" (229).

"КОЗАНЫ", "козанки" - то же, что бабки.

О Саратове начала 1890-х гг.: "Позади нашего двора начиналась "ограда" - так называлось продолжение… кладбища, когда-то огороженного забором… Среди жителей "ограды" процветала игра в козаны (бабки), в чушки (городки) как среди ребят, так и взрослых… Рядом с двором… находился… пустырь - там ребята и взрослые играли в плиты-козаны, в чушки (городки), пускали змей" (Золотарев, [до 1975], 1995, 58-59).

О 1916 годе: "…Нина увидела, как Костя, Сеня и ещё несколько ребят затеяли игру в козанки. Они провели черту на земле, поставили в ряд с десяток косточек, отмерили шагами расстояние, с которого можно бить, и стали "считаться". Первым вышел Сеня, ему и начинать. Он стал на отведенное место, нагнулся, долго целился, прищурив левый глаз, и... промахнулся. "Эх, ты, - усмехнулась Нина, - "мазила"!" У Нины в углу, за печкой, сложена целая горка козанков. Она умеет выбивать из кона сразу по пять, по шесть штук. Она бы сейчас показала Сене, как надо разжигать…" (Бондаренко, 1959, 56-57).

КОЗЁЛ - "перекладина на высоких подставках с мягким, обитым кожей верхом, служащая при гимнастических упражнениях для прыгания через неё" (Словарь, 1965-5, 1115); "обитый кожей короткий брус на подставках для гимнастических упражнений" (Ожегов, 1970, 275; Ожегов, 1972, 258); "гимнастический снаряд - короткий брус на ножках, род коня (в 3 знач.)" (Ожегов, Шведова, 1996, 275).

О середине 1930-х гг.: "На уроках физкультуры дела у меня шли просто отлично: я лихо прыгала через "козла", без страховки ходила по буму…" (Лупанова, 2007, 51).

О начале 1950-х гг.: "Однажды, на физкультуре было дело, этот Фомкин не стал прыгать через козла - испугался…" (Иванов, 1979, 124).

О 1980-х гг.: "На уроке физкультуры, ещё во втором классе, прыгали через козла. Козёл был высокий, крупный такой… И мальчишка, который стоял в строю впереди Тани, а значит, был выше, прыгнул и не смог перепрыгнуть - зацепился, брякнулся на маты. А ногами и кое-чем еще - с небывалым грохотом - прямо на жёсткий крашеный пол. И учитель физкультуры поймать его не успел. И мальчишка заплакал, сев на низкую спортивную лавочку у стены" (Иванов, 1990, 4).

Об ученицах 7-8 кл. в г. Шадринске в середине 1990-х гг.: "По моим воспоминаниям (учёба в средних классах), прыжки через козла - самое страшное испытание для девочек, потому что это мало у кого получалось. Когда была учительница женщина, почти все к ней подходили и сообщали по секрету, что у них "месячные", и они (девочки) не могут прыгать. Но учительница не верила, ругалась и всё равно заставляла прыгать. А когда на следующий год (примерно 8-й класс) учитель был мужчина, то ему мало кто решался врать про месячные, но те, кто решался, не прыгали, потому что он тут же смущался и разрешал им не прыгать. Особенно было страшно прыгать не потому, что не перепрыгнешь в принципе, а потому что мальчишки смеялись над девчонками, что те не могут перепрыгнуть" (1003).

 

О 2000-х гг.: "Оказывается, существует множество способов (и все они законные) выучить ребенка, не гоняя его в школу в 8 утра, не заставляя прыгать через козла на физкультуре и выслушивать окрики "не вертись"" (Лукьянова, 2007, 63).

"КОЗЁЛ" - 1. Игра с прыжками через отскакивающий от вертикальной поверхности мяч.

О поселке Новоаганск Нижневартовского района Тюменской обл. в 1984-1986 гг.: "В 5-7 лет часто играли в "козла". Играющие становятся в цепочку перед стеной. Первый бросает мяч, мяч должен удариться о стену, затем об асфальт (пол), и его ловит следующий участник. Пока мяч летит от стены до асфальта, его нужно перепрыгнуть (мяч должен пролететь между ног) так, чтобы не задеть игрока. Если мяч задевает участника, то он получает штрафную букву "к". Допускается вторая ошибка - штрафная буква "о" и так далее, все буквы слова "козёл". Если доходишь до штрафной буквы "л" - выходишь из игры" (503).

О Шадринске в 1987 г.: "Игрой "в козла" я увлекалась в первом классе. В этой игре принимали участие и мальчики, и девочки. Мяч ударяли о стенку, и нужно было подпрыгнуть над ним, не коснувшись его. Если мяч задевал участницу, то ей присваивалась буква "к", затем буква "о" и так далее, пока все буквы не будут присвоены. На этом игра заканчивалась" (504).

О вт. пол. 1980-х гг. в Кургане: ""Козел". Для игры нужен был мяч. Играли только девочки. Выбирали стену дома, где не было окон (обычно с торца дома). Девочки вставали руг за другом. Нужно было кинуть мяч в стену, а когда он, отскочив от стены, летел обратно, нужно было перепрыгнуть через него. Это было сделать не так-то просто, требовалось определенная сноровка. Через мяч можно было прыгать двумя способами: 1. Подпрыгнуть вверх, широко расставив ноги. Такой способ назывался "козел"; 2. Стоя на одной ноге, поднять другую ногу вверх, в сторону. Такой способ назывался "форточка". Мяч должен был пролететь между ног, не задевая их. В этой игре не было никаких заданий, девочки просто прыгали по очереди через мяч. Стояли друг за другом" (535).

О с. Затеченском Далматовского р-на в конце 1980-х гг.: "Также играли в "козла", в эту игру играли и девочки, и мальчики. Игра с мячом. Мяч бросали о стену, и нужно было перепрыгнуть тому, кто бросил. Если кто-нибудь не справлялся и не перепрыгивал, или во время прыжка задевал мяч, тот становился к стенке, и должен был поймать мяч, который остальные бросали в стену, продолжая играть, кто-нибудь из играющих мог помочь тому, кто стоял у стены, специально кинув мяч в руки, за это ничего не было. Игрок, поймавший мяч, отходил из стены и продолжал играть. Тот, кто дольше всех и больше всего раз попадал к стене, назывался "козлом"" (474).

О 1994-1995 гг.: "Когда мне было 8-9 лет, мы с моими подружками играли в козла. У меня был мяч, который мне подарили в детсаду. Мы вставали друг за другом лицом к забору или к стене дома или сарая. Кидали мяч, чтобы он отбился от стены (по очереди). Если мяч задевал какую-либо часть тела, той девочке присваивалась буква "к", потом "о" и так до слова "козел"" (021).

"КОЗЁЛ" - 2. Игра с перепрыгиванием через человека.

О середине 1900-х гг.: "Приехал на неделе Лещов с сыном. Прасол ушел к помещице…, а Евлампий, на этот раз одетый в розовую рубашку с синими пуговицами, подошел к Грише и, не здороваясь, спросил: "Хошь, будем в козла играть?" "Это что - в карты?" "Какое в карты! В живого козла... А, сметанная голова! - закричал он, приметив издали Яна. - Лети сюда, будем играть". Ян подошел, остановился, глядя застенчиво. "Ну, вот ты, к примеру, будешь козёл. Становись! Вот так. - Евлампий показал, как надо стать: согнулся, уперся руками в колени.- А я через тебя буду скакать. А ты считай: один раз прыгну - это называется: "вилочки козлу", другой раз прыгну - "ложечки козлу". Потом: "как бы не задеть козла", "как бы не помять козла". Тут я все время должен скакать через тебя так, чтобы не задеть ногами. А уж потом: "задел козла". Я тебя тогда двину ногами. Под конец: "помять козла" - это значит, я, как хочу, могу на тебя навалиться, хоть на голову сесть… А если я задену раньше времени козла или забуду сказать "вилочки козлу", спутаюсь, скажу сразу "ложечки", ну, тогда я - козел, тогда через меня сигайте. Ну, становись!" - сказал он Яну. Ян согнулся, руки, как было показано, упер в колени. Евлампий сперва прыгал старательно, приговаривая вполголоса с озабоченным видом: "вилочки козлу", "ложечки козлу", а когда выходило "помять козла" - садился с размаху Яну на шею так, что тот тыкался носом в песок. Ян вставал, снова терпеливо нагибался, и Евлампий опять прыгал… Похоже было, что этот опытный игрок так и не собьётся: вовремя скажет "вилочки", вовремя заденет козла. Прошло много времени. Ян стоял смирно и только от раза к разу все сильнее тыкался носом в землю… " (Кононов, 1958, 88-89).

"КОЗНЫ" - то же, что бабки.

"Козон. Кость из ног барана или других животных, употребляемая для игры; бабка... [Козны.] Игра в эти кости; бабки" (Словарь, 1956, 1120).

О Саратовской губернии в 1890-х гг.: "А мы с Евлашкой выходили на двор и играли в "козны" и в "скаланцы"… Появлялся… Тит. Сначала он грыз семечки и наблюдал за игрой… Потом приносил… козны и включался в кон. Евлашка… - курносенький, с… девчачьим голоском, - был ровесник мне… Порывистый, с лукавыми зелеными глазками, он заливисто смеялся над каждым пустяком: брошу я битком в козны - смеется, выбиваются козны - смеется, сам швырнёт биток - хохочет, а когда Тит целится в кон - рассыпается колокольчиком…" (Гладков, 1956, 268).

О 1930-х гг.: "Пожилые люди любят вспоминать и собственно о детских играх (в Муромском р-не особенно популярны были подвижные игры "Лапта", "Козны", "Чижик", "Клёк" / "Клок", "Чехарда", "Попа-гонялово", в них играли мальчики и девочки вместе)" (Райкова, 2006, 80).

"КОЗЫРНЫЙ" - (молодежно-подростковый жаргон) модный, авторитетный, классный.

О 20-летней девушке в г. Ханты-Мансийске летом 2007 г.: "Я заметила, что большинство молодежи г. Ханты-Мансийска использует слово "козырный" для обозначения чего-то хорошего, модного, классного, то есть того, что котируется: "Мы идём сегодня в "Территорию первых" "А что это?" "Это самый козырный клуб в городе!" Приехав осенью в Шадринск, заметила, что слово "козырно" здесь тоже встречается, но оно не так популярно и распространено как в Хантах" (132).

КОКА-КОЛА - "Прохладительный тонизирующий напиток с добавлением экстракта из листьев какао и орехов кола" (СИ, 1994, 286).

О девочке 10 лет в с. Канаши в 1994 г.: "Первый раз "Кока-колу" мне купили на день рождения. Десять лет - юбилей всё-таки. У неё вкус тогда был не такой как сейчас, более приторный с какой-то добавкой, и продавалась в очень больших бутылках или стеклянных "чебурашках"" (сообщ. девушки 21 года записала респ. 138).

О девочке 7-10 лет в г. Когалыме в 1994-1997 гг. любимыми газировками стали "Фанта", "Спрайт" и "Кока-кола". Бабушка меня ругала, что я пью их, и говорила, что "Кока-кола" - это нефть. До сих пор, когда пью этот напиток, вспоминаю её слова" (134).

КОКЛЮШ - "Острое инфекционное, преимущ. детское заболевание, выражающееся в частых припадках судорожного кашля, иногда со рвотой" (СИ, 1994, 286).

О детском саду в г. Великий Устюг в 1960-е гг.: "А вот профилактические меры по заболеванию коклюшем нам нравились. Большой таз с горячим раствором, пахнущим нафталином, ставили посередине музыкального зала, и мы вместе с воспитательницей играли в хороводные игры вокруг этого таза" (Мосалова, 2007, 7).

"КОЛ" - 1. Просторечное название низшей школьной отметки - единицы ("1").

О конце 1850-х гг. в институте благородных девиц: "Весь остальной день девочки были неузнаваемы, рассеянны, отвечали невпопад, многие совершенно неожиданно получили "кол"…" (Лухманова, [1903] 1997, 358).

О женской гимназии в середине 1910-х гг.: "Математик сел, потер ладони и улыбнулся. "Ну, значит, плохо! Наверно колов да пар наставил!.." - шёпотом сказала Зойка…" (Филиппова, 1938, 66).

Поэт К. Ваншенкин пишет о 1930-х - начале 1940-х гг.: "…"Очень плохо" (как и "единицу") ставили крайне редко. "Кол" известен скорее из литературы о дореволюционной школе" (Ваншенкин, 1996, 15).

В.Н. Иовлева (1935 г. р., Шадринск): "Во второй половине 1940-х гг. говорили: "Огородилась колами"" (сообщение 2006 года).

О вт. пол. 1940-х гг.: "[Эрька Криушин] вместе со всеми сбегал с уроков, бил стёкла и изредка получал "колы". Уж слишком честно он получал "колы". Начинался урок, он вставал и докладывал: "Домашнее задание я не сделал"" (Бодров, 1966, 23).

О 1950-х гг.: "В наших с Федею тетрадях / Нет ни двойки, ни кола" (Татьяничева, 1959, 6).

О перв. пол. 1960-х гг.: ""А потом получилось как-то раз, что я не успел выучить правило и еще отрывок наизусть. Учительница мне пару и кол сразу поставила. Отец, как увидел это, выпорол меня ремнем до бесчувствия…"" (Низова, 1967, 141).

"КОЛ" - 2. Разновидность игры в прятки.

О середине 1930-х гг. в сибирской деревне: "Деревце в кулак толщиной, чаще всего лиственничное, обрубалось в полтора-два полена длиной и затесывалось на конце - получался кол. К нему колотушка, або тяжелый колун, лучше кувалда - вот и весь прибор для игры. Сама игра проще пареной репы - один из видов пряталки. Но кто в эти "пряталки" не играл, тот и горя не видал! Игроки с колом и кувалдой выбирали затишный переулок иль шли за бани, на поляну, чтоб от неё близко были амбары, заплоты, сараюхи, стайки, заросли дурнины либо кучи старых бревен, за которыми и под которыми можно надежно схорониться. Кол приткнут в землю, к нему прислонена колотушка - кувалду редко удавалось раздобыть. Настал самый напряженный и ответственный момент в жизни - выбор голящего… …Всегда голил самый честный и тихий человек… Каждый из тех, кто удачлив в жизни…, бил разок по колу, бил, плюнув перед этим на ладони и яростно ахнув. Кол подавался в землю иногда сразу на несколько вершков, иногда чуть-чуть - это от ударов твоих закадычных друзей, тайно тебе сочувствующих. Кол почти весь в земле, но впереди самое главное и страшное - матка-забойщик. На роль эту выбирали, как правило, самого сильного, самого злого и ехидного человека… Он наносил по колу столько ударов, сколько душ принимало участие в игре. Колотил неторопливо, с прибаутками: "Ах, мы колышек погладим, дураков землей накормим!..", "Коли, кол, дурака на три четвертака!", "Кол да матка - вся отгадка!", "Кол да свайка, возьми, дурак, отгадай-ка!.."… …Кол уже вколочен в землю, но забойщик беспощадно лупит и лупит колотушкой, вгоняя дерево глубже и глубже в земные недра. Правило: пока голящий выдергивал кол, все должны спрятаться. Выдернув, притыкает его в цельное место на полянке, ставит к нему колотушку и отправляется искать погубителей. Нашел - скорей к колу! Лупи теперь сам по нему колотушкой, кричи победно: "Гараська килантый за бревном!. " Но как далеко до победного удара! Кол забит так, что и вершка нету, щепа, корье и те в землю втоптаны. Вытаскивай кол руками, зубами, чем хочешь из того, что на себе и в себе имеешь. Посторонние инструменты никакие не допускались, за всякую хлюзду, то есть если струсишь, домой сбежишь либо забунтуешь, предусмотрено наказание - катание на колу и колотушке. Возьмут тебя, милого, за ноги, за руки, положат спиной на кол и колотушку да как начнут катать - ни сесть потом, ни лечь - все кости болят, спина в занозах. Но вот…, срывая ногти…, выколупываешь из земли кол, шатаешь его, тянешь, напрягаясь всеми жилами, а из жалицы, с крыш амбаров, из-под стаек и сараев несутся поощрительные крики, насмешки, улюлюканье. Р-раз! - и всё смолкло. Кол вытащен! Насторожен. Теперь любой из затаившихся огольцов может оказаться возле кола - надо только быть зорким, держать ухо востро! Стоит голящему отдалиться, как из засады вырывается ловкий, ушлый враг, хватает колотушку и вбивает кол до тех пор, пока ты не вернешься и не застукаешь его. Но такое удается редко. Очень редко. Чаще случается: вернешься, а кол снова забит по маковку и забивалы след простыл..." (Астафьев, 1989-1, 230-233).

КОЛА - разговорное название одного из безалкогольных тонизирующих газированных напитков с экстрактом ореха африканского тропического растения (пепси-кола, кока-кола).

О 1999 годе: "Мой сын весь день усиленно собирал зелёные крышечки из-под "колы" под рекламным лозунгом "Запомни это лето", надеясь на многочисленные призы, обещанные компанией" (газета "Час пик" (Санкт-Петербург), 1999, 8-14 сентября; цит. по: ТССР, 2001, 349-350).

"КОЛБАСА" - шланг подвода воздуха к пневматической тормозной системе прицепного вагона трамвая, расположенной на его задней стенке. Кататься на "колбасе" (точнее, на соединительной штанге, лишь держась руками за шланг-"колбасу") - распространенное развлечение мальчишек крупных городов первой половины ХХ века.

О Ленинграде в 1920-е гг.: "Распространенным развлечением "уличных мальчишек" было катание на трамвайной "колбасе", то есть шланге подвода воздуха к пневматической тормозной системе прицепного вагона, расположенной на его задней стенке" (Поздняков, 1994, 291).

О 1920-х - 1930-х гг.: "…Когда, наконец, трамвай показался, Павлик попробовал было втиснуться в вагон, да где там! Тогда его осенила отчаянная мысль: прицепиться сзади на "колбасу". Так он и сделал… Трамвай проходил мимо школы, и Павлик услышал приветственные возгласы своих товарищей. "Смотрите! Смотрите! Павлик на колбасе едет! А-га-га! Ура!"" (Мавр [1934] 1956, 27).

О нач. 1930-х гг.: "К семнадцатой школе / Примчался трамвай. / Взобрался на буфер / Блинов Николай. / Трамвай - по проспекту. / Трамвай - по шоссе, / А он на трамвайной / Висит колбасе… / У самого дома / Тряхнуло трамвай, - / Сорвался с трамвая / Блинов Николай... / Но только, пожалуйста, / Помните все: / Кататься не следует / На колбасе" (Маршак, [1935] 1968-1, 371-373).

О 1930-х гг.: "Мальчишка ехал у трамвая на хвосте, там была такая штуковина, железная, что ли. На ней всегда бесплатно ездили мальчишки, куда и сколько хотели, называлась она - "колбаса". Новые усовершенствованные трамваи были без колбасы, и мы сердились на взрослых, что они не подумали о мальчишках, и лишили их такого вида транспорта" (Александрова, [1970-е] 1992).

О 1930-х гг. в Москве: "На задке вагона, помимо торчащего буфера, висел конец тормозного шланга, по-уличному - колбаса. Езда на буфере или на колбасе была любимым спортом московских сорванцов. Сегодня [начало 1990-х гг.] это можно делать с тем же успехом, но я давно "буферщиков" не вижу" (Федосюк, 2004, 57).

О Симферополе 1941 года: "В первый класс я пошел, как уже было упомянуто, в первую военную осень… От дома до школы я и мои сорванцы-товарищи добирались на трамвае, но не в его салоне, а "на колбасе" - так называлась изогнутая железная балка, торчащая сзади вагона. Если "колбаса" была занята, то мы ехали "на подножке", а на промежуточных остановках соскакивали с нее, чтобы, дождавшись момента, когда трамвай тронется, вновь вскочить "на подножку" и висеть, ухватившись за поручни" (Шем, 2000).

О Ленинграде в 1945-1948 гг.: "Такое катание требовало крепких ног, хорошего владения коньками и мальчишеского безрассудства. Два первых качества были воспитаны в процессе многочасовых тренировок, последнее - неоднократными поездками на "колбасе", или трамвайном буфере" (Гажёв, 2003).

О конце 1940-х гг.: "Трамваи стали для пацанов бесплатным аттракционом. "Айда покатаемся!" - они прыгали на подножки на ходу, хватаясь за поручни; ехали с грохотом и звоном, спрыгивали на скорости и поджидали следующий. Кондукторы их ненавидели. Сейчас-то понятно, что не за убыток в тридцать копеек - шею ведь можно свернуть. Самое замечательное - трястись сзади на "колбасе", там ты один. А зимой возьми длинный железный крюк и гоняй себе на коньках за трамваем, цепляясь за поручень" (Иванов, 1985, 96).

О Ленинграде конца 1940-х - нач. 1950-х гг.: "Ещё во всем чувствовалась недавно окончившаяся война. Город был разбит, изуродован блокадой. …Из всех видов транспорта [Серёга] предпочитал трамвайную "колбасу". Да, я совсем забыл, что нынешние ребята не знают, что это такое. Во времена нашего детства у… трамваев… из-под вагона торчала штанга, которая скрепляла вагоны между собой. И поскольку у последнего вагона к ней ничего не крепилось, мы пользовались ею для бесплатного проезда, что очень не одобряли наши родители, учителя и милиционеры. И в самом деле, со штанги было очень легко сорваться. Спасала трамвайная "колбаса" - толстая резиновая кишка с проводами, что свисала из задней стенки вагона. За неё можно было уцепиться мёртвой хваткой и катить через весь город - и бесплатно, и на свежем воздухе" (Алмазов, 1989, 5-6).

О конце 1950-х гг.: "Я помню время, когда… мама, провожая в школу, говорила мне: "Не катайся на "колбасе"! Ещё раз узнаю - отцу скажу. Выпорет!"" (Туинов, 1985, 27).

См. также: "Колбасник".

"КОЛБАСА, на веревочке оса" - инвариантная часть ряда дразнилок.

О середине 1980-х гг.: "Когда мы с подругами ссорились, то обзывались и дразнились друг на друга как только могли: "Олька-полька-колбаса, на веревочке оса, руки-ноги на балконе, голова на стадионе", "Ирка-дырка-колбаса, на веревочке оса, а оса шевелится, Ирка скоро женится" (515).

КОЛБАСИТЬСЯ - (молодежно-подростковый лексикон) веселиться, тусоваться, прикалываться, отрываться.

О девочке 12-14 лет в г. Когалыме в 1999-2001 гг.: "Одноклассница Таня сказала: "В субботу вечером у меня будет тусовка. Приходи. Поприкалываемся, поколбасимся"" (134).

О мальчике 17 лет в Шадринске в 2003 г.: "К 8 часам утра прихожу в школу и спрашиваю одноклассника: "Почему ты так плохо выглядишь?" "Не выспался. Вчера на дискотеке так колбасились!" - отвечает он" (227).

Ср.: Расколбас.

"КОЛБАСНИК" - мальчишка, катающийся на "колбасе".

О Ленинграде 1930-х гг.: "…Трамваи тех лет - с открытыми площадками, резиновым шлангом сзади (это называли "колбасой"). Цепляясь за неё, катались бесплатно мальчишки (их звали "колбасники")" (Гранин, 1990-5, 485)

О вт. пол. 1940-х гг.: "К буферу трамвая прицепился мальчик… Точно кто-то подтолкнул Петю. Метнувшись с тротуара, он подскочил к тронувшемуся трамваю, схватил мальчика поперёк живота и поставил его на мостовую. По росту это был… ученик четвёртого класса… Деловито нахмурившись, точно и не он висел только что на буфере трамвая, мальчишка рысцой побежал прочь. Портфель смешно подскакивал у него на спине. В другое время Петю непременно рассмешил бы забавный вид убегавшего мальчишки. Но сейчас он без улыбки смотрел ему вслед и думал: "Почему же раньше я проходил равнодушно мимо "колбасников", мимо драк и возни мальчишек на мостовой? Почему?"" (Котовщикова, 1954, 37-38).

О вт. пол. 1940-х гг.: "Переполненный одновагонный трамвай уныло полз в гору… Ленька прижался к заднему стеклу и наблюдал за висящими на трамвайной "колбасе" двумя пацанятами. Они не просто ехали, но еще умудрялись играть в ляпы, то и дело спрыгивали со своего "сиденья", потом снова догоняли трамвай… Парень… сказал громко: "Пацаны на ходу выпрыгнули! …Опять чего-нибудь из карманов сперли". Почти все пассажиры… стали ощупывать сами себя. Первым всполошился… толстяк: "Где пацаны?" "А вон, бегут", - показал парень на догоняющих друг друга "колбасников". Толстяк грузно вывалился из трамвая, упал, тяжело поднялся и, громко крича, похромал за мальчишками" (Чумичев, 1987, 99).

КОЛГОТКИ детские - соединение трусов и чулок в один предмет; трикотажное изделие, плотно облегающее всю нижнюю часть тела. Колготки пришли на смену чулкам, прикреплявшимся при помощи резинок к детскому лифчику.

О середине 1940-х гг.: "Как только мы вышли на улицу, у ребят предательски поползли вниз чулки" и делает примечание: "Колготки появились много позже, в начале [19]60-х годов, и первое время, как и сейчас, были страшено дефицитны" (Гречина, 1994, 207).

"Но нет уже тех очередей…, и шерстяные детские колготки давно не в дефиците. - он с?Колготки, кстати, в стране появились с помощью Гарника Оганесяна, первого дня работает в "Детском мире". Чулки, соединённые с трусиками, Гарник увидел в командировке в Чехословакии, очень удивился, потому что советские дети 50 лет назад носили чулки на резиночках со спец. поясом-лифчиком" (Из программы 2007 года "Вести" (телеканал "Россия"), посвящённой 50-летию открытия московского магазина "Детский мир").

О нач. 1980-х гг.: "Под окнами играла мелюзга. Играли в прятки. Пацан в колготках верховодил, устанавливал правила в кругу свой ровни…" (Кривомазов, 1985, 28).

О середине 1980-х гг.: "Лет пять назад… Да, точно. Я ехал тогда в "Детский мир" - там выбросили детские колготки и я спешил занять очередь" (Дёгтев, 1991, 183).

Ср.: Лифчик детский; Чулки.

КОЛГОТКИ - "[< чешск. kalhoty] - трикотажное изделие, плотно облегающее ноги и нижнюю часть тела, чулки, соединённые с трусами" (СИ, 1994, 287).

Из книги 1968 г.: "Её ноги свешивались с кресла, точно вымытые и выжатые колготки" (Надеждина, 1968, 62).

Колготки у девочек.

О середине 1960-х гг.: "Общественное мнение девчонок рано или поздно возьмет верх; дочь будет в душе завидовать им и, быть может, не высказывая это вслух, мечтать о модных колготках и сетовать на родителей, которые не хотят её одевать "как все другие"" (Низова, 1967, 44).

О конце 1960-х гг.: "Первые мои [колготки] были нежно-голубого цвета и произведены в какой-то из республик советской Прибалтики. Оттуда же и привезены с оказией… Я их возненавидела… И выбросила в дачный помойный пруд. Оттуда их… извлекли, постирали и вновь надели на меня, отшлёпанную. И после этого я их уже очень полюбила… А до этого колготок никто не видел и даже не знал такого слова. Известно было слово "колгота" с ударением на А, примерно то же самое, что "копуша", как меня называли, когда я не проявляла расторопности, собираясь в детский сад. В детском саду мои голубые колготки были сенсацией. Все носили коричневые простые чулки, которые пристегивались к специальному пояску, называемому отчего-то лифчиком. У мальчиков тоже, я помню. Следовательно, все мужчины - мои одногодки и старше носили в детстве лифчики… Чудесные колготочки с белыми и розовыми ромбами были самой большой радостью моих начальных школьных лет… …Колготки были так называемые эластичные и так называемые простые. Эластичные считались вредными для детей - "химия на тугой резиночке". Они действительно были противноватыми по ощущениям, но зато не сползали. Простые (хлопковые) - сползали. Это была катастрофа. Особенно если посреди урока вызывали к доске. Лучше всех с этой проблемой справлялась подруга моя…, которая делала так: выходила к доске, поворачивалась лицом к классу, поднимала коричневую плиссированную юбку, не спеша подтягивала колготки, становилась в третью балетную позицию и затем уж достойно принималась отвечать что там её спрашивали. Но не все были способны на такие радикальные жесты. Я вот - нет" (Метелица, 2005, 103-104).

О Перми 1969 г.: "Девчонкам гимнасткам-перворазрядницам выдавали тонкое облегающее ногу "трико" - позже получившее всенародную известность под названием "колготки". С [19]70-го года колготы стали носить женщины всех возрастов. Кончилась эпоха поясов с резинками" (Киршин, 2002).

О третьеклассниках в конце 1960-х - нач. 1970-х гг.: "Мы пошли в театр. Мы шли парами, и всюду были лужи…, потому что только что прошёл дождь. И мы прыгали через лужи. Мои новые синие колготки и мои новые красные туфли стали все в чёрных брызгах. И Люськины колготки и туфли тоже!" (Пивоварова, 1979, 62).

О сестрах во вт. пол. 1970-х гг.: "Я была толстым скандальным, капризным увальнем в грязных от слез очках и с вечно перекрученными колготками. Моя сестра лучилась оптимизмом, была расторопная, ловкая, и жуткие рубчатые колготки нашего детства сидели на ней, как чулки на Мэрилин Монро" (Липовкина, 2008).

О Краснодарском крае в 1977-1980 гг.: "Когда мы учились в младших классах, то не видели ничего зазорного, если подтянуть колготки посреди класса, при этом задрав платье" (590).

О 13-летней девочке в Москве в 1983 г.: "Но тут же поднялась, так и не найдя тапки. В одних колготках, то есть совершенно бесшумно, подбежала к двери… Потому, что от опасности, как успела убедиться Лида в свои… тринадцать лет, всё равно не уйти… Забыв, что она без туфель, без сапог, даже без домашних тапочек, а в одних только колготках, Лида пошла вперед" (Иванов, [1984] 1992; 332, 334).

О девочке-старшекласснице в перв. пол. 1980-х гг.: "[Парни] скинули с Оли пальто, шапку, шарф и подняли за ноги. "Вот так. Повиси немножко. Нам сказали, девочке надо вправить мозги". Волосами Оля коснулась земли… Платье задралось, опустилось к шее. Ноги в тонких колготках обдало холодным ветром…" (Симонова, [1985] 2003, 226).

Капроновые колготки у девочек.

О девочке 1968 г. р. деревни Пайкова Абатского р-на Тюменской обл. в 1983-1985 гг.: "Капроновые колготки у меня появились, когда я училась в педагогическом училище, и были они совсем "простяцкие", быстро рвались. Чтобы зашить капроновые колготки, я вытягивала ниточку из других порванных ненужных капроновых колготок, и аккуратно зашивала дырочку" (250).

О 1993 годе: "Я тогда пошла на 1 сентября 1993 года в 3-й класс, и мама купила мне капроновые колготки. Они были белого цвета с бантиками по бокам. Они выглядели очень нарядными, и я очень любила их" (070).

Колготки у мальчиков

О мальчике 3-7 лет в середине 1970-х гг.: "Надевая колготки - синие шерстяные, которые дорого стоят и нигде не достать, - я почувствовал запах гари. Одна колготина доходила лишь до щиколотки. Сама ценная её часть, та, которая образует носок, увы, догорала на рефлекторе… Бабушка достает из лежавшего у двери пакета запасные колготки… Я переодеваюсь… На сиденьях… лежали… мои вещи - шерстяные безрукавки, фланелевые рубашки, колготки. Колготки я ненавидел. Бабушка не разрешала снимать их даже на ночь, и я все время чувствовал, как они меня стягивают" (Санаев, 1996, 55).

КОЛГОТЫ - то же, что колготки.

О девочке 12-13 лет в середине 1970-х гг.: "[Отец] всё продолжал сидеть перед пустым телевизором. Лида в одних колготах бегала по квартире. "Ты есть будешь, батянь?"… Она живо-два сбросила [школьную] форму… Стоп!... Она единым духом набрала Севин номер. И тут Лида заметила, что она в одних колготах!" (Иванов, 1979; 97, 197).

О 1970-х - 1980-х гг.: "А вот с наступлением осенних сквозняков из комода угрожающе высовывались шерстяные панталоны двух подвидов - укороченные шорты и длинные, настоящие "понтюхи". Длинные… носили на трусы, а как же иначе, если они зачастую были шерстяными, с начесом. А на всю эту красоту сверху для полного утепления надевались колготы - с крупной вермишелевой вязкой, плохо тянущиеся, коричневого цвета, а на них - рейтузы с отвисшими коленями и вечно сползающие. До сих пор с содроганием вспоминаю эту экипировку" (Денисова, 2002).

О девочке-подростке в Москве в 1983 г.: "Она стремительно повернулась… …для того, чтоб подол ее форменного, чуть расклешенного платья мелькнул, словно лисий хвост. Это был мастерский трюк..! В кратчайшее мгновенье перед Сережей блеснули коричневые сапожки и светло-серые колготы" (Иванов, [1984] 1992, 280).

"КОЛДУНЧИКИ" - 1. Детская игра типа "догонялок", "салок".

О первоклассниках в конце 1930-х - нач. 1940-х гг.: "И в "колдунчики" его не берут играть. На переменках все мальчики играют, а его не берут..." (Могилевская, [1941] 1958, 44).

О Казани в 1942-1944 гг.: "Была еще одна хорошая игра. Она называлась "замри". Ещё играли в "чижа" и в "садовника"… Но самой лучшей игрой считалась игра в "колдунчики". Она немного напоминала "замри", но была гораздо интереснее. Из всех играющих считалкой выбирали "колдуна" и "волшебника". Потом считали до трёх, и все разбегались. Догонит тебя "колдун", дотронется - и ты заколдован. Стой с вытянутыми руками, жди, когда тебя "волшебник" расколдует. Когда мы играли в "колдунчики", я никогда не расколдовывал Лику первой… "Вот ещё! - думал я. - Буду показывать какую-то нежность. И не нравится она мне ни капельки!" А Лика, наоборот, старалась расколдовать меня первым… Но когда не играли, она не обращала внимание на меня никакого внимания, а если и разговаривала со мной, то так же, как со всеми ребятами. Однажды маму послали от завода на узловую станцию. Мама решила взять меня с собой. За нами должна была приехать заводская "эмка" и отвезти на станцию… На след. утро мы собирались уезжать. Все приготовили, а машины еще не было. Тогда я отпросился погулять на улице. Ребята обрадовались мне, и мы сразу начали играть в "колдунчики". Все, кроме Лики. Она стояла в стороне, улыбалась и жевала жмых. Неск. раз ребята звали её играть, но она качала головой. В середине игры, когда почти все уже были заколдованы. Лика вдруг согласилась играть, только сказала, что хочет быть "волшебником". Мы согласились, и Лика начала бегать от "колдуна" и всех расколдовывать. Много раз она пробегала мимо меня и каждый раз могла дотронуться до моей руки и расколдовать меня, но ни разу не дотронулась. Иногда она останавливалась, поправляла сандалии, потом смеялась и бежала снова. И все время мимо меня, как будто меня и не было совсем. Постепенно Лика расколдовала всех. Уже все ребята бегали от "колдуна", кричали на него и поддразнивали, и только я стоял, не двигаясь, с вытянутыми руками. Уже давно пришла машина, и в нее погрузили наши вещи, уже меня звала мама, а я все стоял посреди двора, заколдованный" (Сергеев, 1986, 36-37).

О вт. пол. 1940-х гг.: "Играли также в прятки, салочки, колдунчики, где осаленный застывал на месте и ждал, пока его, пробегая, расколдует прикосновением руки другой участник игры…". (Андреевский, 2003, 380).

О детях 11-12 лет в санатории в начале 1950-х гг.: "Сил у ребенка двенадцати лет не хватает, чтобы справиться со своей буйной натурой…, и ребенок буйствует, бегает, кричит, чулки рвутся, ботинки мокрые от этой беготни по уже сырому осеннему парку, рот не закрывается, крик исходит из грудной клетки, потому что идет игра в колдунчики или в казаки-разбойники" (Петрушевская, 1999, 11).

О середине 1950-х гг.: "Когда весной в скверике между школами восьмиклассники играли в "салочки" и "колдунчики", девочка гонялась только за Витькой" (Жуховицкий, 1963, 6).

О нач. 1960-х гг.: "Деревня моего детства находилась… вблизи Михайловского завода… А играли в обычные деревенские игры - ляпки, прятки, колдунчики, вышибалы, цепи кованые..." (Застырец, 2003).

О нач. 1960-х гг.: "...В этот обычный июньский вечер ребята посёлка занимались обычными делами: кто-то читал в саду книжку, кто-то разучивал на баяне гаммы; на улице перед школой играли в "колдунчиков", и галдеж от этой шумной игры разносился по всему поселку" (Матвеев, 1965, 26).

В начале 1970-х годов "заколдованные" участники выкрикивали двустишие: "Я советский человек, / Заколдованный навек" (По воспоминаниям автора словаря).

"КОЛДУНЧИКИ" - 2. Детская игра.

О г. Лянторе Сургутского р-на Тюменской обл. в 1996 г.: "В эту игру мы играли во дворе, когда мне было 11 лет. Играющие у нас находились в одной стороне, они должны были перебегать на другую сторону. Посередине находились "колдунчики". "Колдунчики" спрашивали у играющих: "Боитесь ли вы нас?" Играющие отвечали: "Нет" и перебегали на другую сторону. "Колдунчики" их пятнали. Запятнанные "колдунчиками" становились в центре в линию, где стояли "колдунчики". Играющие могли освобождать пленных только на обратном пути. Они должны были ударить пленных по протянутой руке и те должны были бежать с ними и так далее" (015).

КОЛЕНИ, на колени ставить - см. Ставить на колени.

КОЛЕСО, гонять колесо - см.: Обруч.

О вт. пол. 1930-х гг.: "Пешком мы почти не ходили. Летом бегали с колесом. Это обруч от бочки или маленькое тележное колесико, которое подгоняли специальной проволочной ручкой, загнутой на конце в виде буквы П" (Санников, 2001).

О 1930-х гг.: "Когда Галка выйдет гулять во двор, Костя, конечно, уже будет там. А может быть, он уже вышел. Очень даже просто - встал пораньше и вышел гулять. Катает по двору железное колесо. У всех мальчишек есть такое колесо и проволочный крючок. Они толкают колесо крюком, а оно катится и звенит. Со стороны кажется, что они притягиваются, как на магните, крюк и колесо. Может быть, Костя бежит сейчас вдоль двора, мимо старого дерева, мимо их подъезда… И колесо тихо звенит, подпрыгивает на асфальте" (Матвеева, 1975, 50).

"КОЛЕСО" - в выражениях: делать колесо, перекатываться колесом, ходить колесом - кувыркаться боком через голову.

О второй половине 1830-х гг.: "Серёжа… снял курточку…, он беспрестанно хохотал и затеивал новые шалости: перепрыгивал через три стула, поставленные рядом, через всю комнату перекатывался колесом…" (Толстой, [1852] 1966, 79).

О 12-летней девочке в конце 1950-х гг.: ""Да, конечно, мамочка", - серьезно отвечала Юкка [Юля], но, как только дверь закрылась, делала по комнате круг колесом. Это искусство стоило ей долгих часов труда и многих синяков, но, когда она однажды во дворе, зашпилив подол платья английской булавкой, прошлась колесом перед ошеломленными ребятами, все признали, что колесо она делает даже лучше, чем Петька из семнадцатой "а"" (Дубов, 1963, 85).

"КОЛЕСО ИСТОРИИ" - телеигра на историческую тему для школьников.

О девочке 12-14 лет в 1997-1999 гг.: "Передачу "Колесо истории" вёл Леонид Якубович (любимый телеведущий родителей), и мне нравилось, как участники набирали "вёрсты", ездя на каретах. Были инсценировки исторических событий. Но, как оказалось, эта передача была шоу и не годилась для изучения истории. Один раз я разработала эту игру (я была в 8 классе - 1998 г.) и провела её на школьном вечере, все одноклассники хотели участвовать в сценках, но я взяла только лучших подружек. Участников выбирала тоже я по оценкам за четверть по истории. После этой игры классный руководитель записала меня на факультатив по истории" (065).

"КОЛЕЧКО" - детская игра с прятанием в ладони одного из участников "колечка". Существует два основных вида игры. Первый вид предусматривает только выбегание участника, которому в ладонь тайно вложили колечко. Второй вид включает компоненту с воображаемым выполнением желаний участников (приобретение костюма, машины).

О нач. 1980-х гг.: "Игра "Колечко-колечко". Правила. Выбирался ведущий, у которого было колечко. Все дети садились в ряд. Ведущий подходил к каждому и делал вид, что положил колечко, а кому-то одному в руки он действительно незаметно клал колечко и затем, обойдя всех, говорил: "Колечко, колечко, выйди на крылечко!" И тот человек, у которого было колечко, должен был выбежать и он становился ведущим" (546).

О вт. пол. 1980-х гг. в дер. Портнягино Шатровского р-на: ""Колечко". Игроки садились на лавочку, а водящий (выбирали по считалочке) брал в руки колечко или какой-то другой предмет. Игроки протягивали руки вперёд и ладошки соединяли. Водящий вкладывал колечко в свои ладошки, вводил их в ладошки других игроков и незаметно у кого-то оставлял. А потом говорил: "Колечко, колечко, выйди на крылечко". Игрок выходил и становился водящим" (530).

О загородном летнем лагере 1980-х гг.: "Каждую минуту мы были чем-то заняты. На пляже играли в "колечко", "штандер", "кондалы-закованы"" (Кумейко, 2006-2, 7).

О 1980-х гг.: ""Колечко". Выбирается водящий. У водящего колечко. Он проходит мимо играющих и должен незаметно положить кому-нибудь колечко. Если, например, он положил второму играющему, то всё равно он должен дойти до последнего. Потом водящий говорит такие слова: "Колечко, колечко, выйди на крылечко". Тот играющий, у кого колечко, должен постараться выйти к водящему, а остальные - его задержать. Если играющий всё-таки вышел, то он с водящим загадывает число, остальные отгадывают. Тот играющий, который отгадал число, просит исполнить желание. Допустим, он хочет приобрести машину. Водящие загадывают разные марки машин. Затем один из водящих их описывает. Тот, кто отгадал по описанию, выбирает машину и уходит с тем водящим, чью машину выбрали. Они снова загадывают число и игра продолжается" (493).

О Шадринске в 1990-1991 гг.: "Ещё одна веселая игра называлась "Колечко". Выбирался ведущий. В ладонях у него было зажато колечко. Все остальные сидят в ряд с вытянутыми руками, соединенными в ладонях в форме лодочки. Ведущий проводит руками между ладоней каждого, как будто незаметно вкладывает колечко, но на самом деле колечко он оставляет только кому-то одному. Остальные внимательно следят за действиями ведущего и пытаются определить, у кого осталось колечко, потом ведущий кричит: "Колечко, колечко, выйди на крылечко!" Тот, у кого колечко, выбегает, а другие должны его задержать. Если они задержали его, то ведущий снова повторяет процедуру передачи колечка, но уже кому-то другому. А если этот игрок успел добежать до ведущего, то они вместе загадывают какое-либо число. Возвращаясь, они называют, в каких параметрах оно находится. Например, от 1 до 30; от 30 до 100 и т. д. Остальные игроки отгадывают, называя по очереди предлагаемые числа. Если названное игроком число больше задуманного, то один из ведущих говорит: "Меньше". И наоборот, если игрок называет число меньше задуманного, ведущие говорят: "Больше". Если игроки называют предыдущее и последующее задуманного числа, ведущие объявляют: "Окружили" и уходят загадывать другое число. После того, как кто-то отгадал заданное число, он начинает "одеваться". То есть все представляют, что они сидят голые, и отгадавший заказывает себе какую-нибудь деталь одежды, начиная с белья. Но он должен успеть крикнуть: "Без юмора и без брака". Иначе ведущие могут придумать одежду немыслимой формы, с дырками, вырезами и т. д. Затем ведущие загадывают одежду. Каждый свой вариант и рассказывают их отгадавшему число игроку. Он выбирает наиболее понравившийся ему вариант. И с тем ведущим, который придумал ему одежду, они уходят и задумывают снова число. Игра повторяется снова и снова. Все участники постепенно одеваются, отгадывают числа, задуманные ведущими, и сами в результате чего становятся ведущими, которые постоянно меняются. Победившим считается тот, кто быстрее оденется, набрав обговоренный заранее комплект одежды" (542).

"КОЛИКА-БАБА" - мальчишеская игра.

О ХIХ - начале ХХ в.: "Типичными для мальчиков являлись также такие игры, как "колика-баба", "еги-баба", "масло"; их называют еще испытательные игры. В игре "колика-баба" один из игроков забирался на возвышение и кричал: "Колика-баба!" Остальные ему отвечали: "Наш дядя, нажимай кулаки, на чьи боки?" Стоявший указывал на одного из игроков. Тот должен был занять место водящего. В то время как он бежал к возвышению, товарищи старались его посильнее ударить, задача бегущего игрока, уклоняясь, избегать ударов" (Зимина, 2006-3, 147).

КОЛЛЕДЖ - появившееся в 1990-е годы название некоторых средних специальных учебных заведений (обычно бывших ранее училищами и техникумами).

"В Рос. Федерации с начала 1990-х гг. название "колледж" принимают нек. новые или реорганизованные учеб. заведения, дающие, как правило, среднее профессиональное образование" (ПЭС, 2003, 122).

О конце 1990-х - начале 2000-х гг.: ""Сейчас очень многие с[редние] с[пец.] у[чеб.] з[аведения] называются колледжами. В чём их отличие от техникумов?" "Колледжи, как правило, реализуют программы более выс. уровня, это инновационные образоват. учреждения. Они многопрофильные, осуществляют подготовку по широкому спектру специальностей"" (Руденко, 2001, 18).

О вт. пол. 1990-х - начале 2000-х гг.: "В колледжи и техникумы зачастую поступают ребята, не слишком отличившиеся в школе, "слабачки". Туда идут и те, кому совсем не хочется учиться, а надо" (Ушкова, 2002, 19).

КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЕ - "целенаправленное собирательство разнообразных предметов, объединённых по определённым признакам и представляющих познавательный и худ. интерес" (ПЭС, 2003, 123)

"Осн. виды коллекционирования: филателия (изучение знаков почтовой оплаты, преимущественно марок) и почтовых изделий (конвертов и др.), филокартия (коллекционирование открыток), филумения (коллекц-ие спичечных этикеток), фалеристика (коллекц-ие значков, нагрудных знаков), нумизматика (колекц-ие монет и медалей), библиофилия…, филофония… и др…" (ПЭС, 2003, 123)

Коллекционирование у детей.

Из книги М.В. Осориной: "Приблизительно после пяти лет (сроки условны) детское собирательство приобретает новые черты. У ребенка появляется собственная "сокровищница"… Детская "сокровищница" существует в течение неск. лет, а потом незаметно исчезает… После шести-семи лет появляется нов. тип дет. собирательства - коллекционирование… В основу коллекции всегда заложен некий, пусть и несовершенный, интеллектуально-логич. принцип подбора материала… …Коллекция социальна и больше обусловлена внешними факторами, связанными с жизнью ребенка в группе сверстников: модой, престижем, соперничеством, меновыми отношениями и т. д. Поэтому коллекции дети с удовольствием показывают друг другу, хвастаются, гордятся ими… …Дети семи-десяти лет обычно собирают предметы, которые можно добыть без денег, но сделать это нелегко, так как эти предметы сравнительно редки и труднодоступны. В этом плане типичны коллекции советских детей [19]30-[19]60-х годов. При тогдашней всеобщей бедности собиратель фантиков, например, мало надеялся на то, что ему когда-нибудь достанется конфета в желанной красивой обертке. Он больше рассчитал на свою способность заметить этот фантик валяющимся около какой-нибудь урны, на свою социальную ловкость, которая позволит потихоньку сохранить обертку от конфеты, съеденной во время чинного чаепития на чьем-нибудь роскошном дне рождения, и т. п. Многие дети никогда в жизни не ели дорогих (и поэтому вообще редко покупавшихся кем-либо) конфет с красивыми сложными картинками на обертках, конфет типа "Красной Шапочки", "Гулливера", "Утра в сосновом лесу". Но прекрасно знали цену такого фантика при обмене его на другие, как теперешние люди знают отношение курсов валют, поскольку конфетные обертки были не только объектом коллекционирования, но и гл. элементом дет. азарта игры "в фантики"" (Осорина, 1999; 131, 134-135).

О середине 1960-х гг.: "Как и все девочки, я коллекционировала открытки-фотографии артистов. Покупала всё, что продавалось. Больше всего мне почему-то нравилась актриса Хитяева. Многие подруги начинали так же брови подводить, глаза щурить, улыбку такую же делать, как у кинозвёзд, а я больше просто смотрела, любовалась" (Усатова, 1996, 45).

О девочке 9-10 лет в с. Бороздинка Альменевского р-на в 1994-1995 гг.: "Я собирала обёртки от шоколадок, конфет, пачки от сока, чая" (230).

См. также: Киндер-сюрприз; Марка почтовая; Собирательство у детей; "Сокровищницы у детей".

"КОЛОБОК" - русская сказка.

О мальчике в Перми в 1900-е гг.: "Я вспоминаю первые сказки, услышанные мною от бабушки и няни. Всё началось, конечно, с "Колобка", но эта сказка мне была непонятна. И что любопытно: не понимаю я её до сих пор. Зато разумной казалась и кажется мне сказка про Лутоню" (Пермяк, 1967а, 43).

Сказка включалась в книгу для чтения в первом классе начальной школы "Родная речь" (напр., 14-е изд., 1957. - 44-47).

О Шадринске в 1990 г.: "Когда я ходила в детский сад (4 года), воспитатели читали нам в сончас сказку "Колобок", а также показывали её инсценировку на мольберте, обтянутом бархатом, с помощью нарисованных персонажей. Всю группу рассаживали полукругом на стульчики, и таким образом мы наблюдали своеобразный бумажный театр. Вскоре у меня появилась книжка "Колобок" с большими (на всю страницу) картинками, которую мне читала мама" (020).

"КОЛОБОК" - дет. звуковой журнал, "ежемесячное дет. приложение к журналу "Кругозор"". Издавался Гос. Комитетом Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию с 1969 года. Сказки, стихи, рассказы, гибкие пластинки. Тираж 1977 г. - 250 тыс. экз., 1989 г. - 540 тыс. экз., 1990 г. - 430 тыс. экз.

О девочке в деревне Павелево в 1989 г.: "Журнал "Колобок" мои родители выписывали с 1989 года. Это был детский журнал с пластинками (тоненькие, голубого цвета). Папа всегда их сам вырезал аккуратно. Было всегда интересно листать и читать новый номер, разные картинки, стишки, загадки, в конце номера была какая-то развивающаяся игра по маленьким сюжетным картинкам. Пластинки мы слушали все вместе, папа сам включал" (110).

О девочке 6-8 лет в 1989-1991 гг. в Шадринске: "Особенность журнала "Колобок" состояла в том, что его можно было не только смотреть и читать, но и слушать. В нём были пластинки. Это мне больше всего и нравилось" (113).

КОЛОНИЯ для малолетних преступников.

О Ленинграде во вт. пол. 1940-х гг.: "Послевоенные годы - сороковые… Дисциплина в школах была мало сказать строгая - почти армейская. Второгодники считались отпетыми мужиками, считалось, что их путь - через ремесленное училище в колонию для малолетних… Хождение по кругу в рекреационном зале под наблюдением дежурного педагога [уживалось] с колонией, куда забирали прямо с уроков, откуда, отсидев, приходили обратно к школе, чтобы что-нибудь отнять, "сделать облом", "научить свободе"… Так было уже в 47 году" (Найман, 2001; 46, 48).

"КОЛПАЧОК, колпачок…" - ритмически организованный рифмованный текст, восходящий по меньшей мере к 1920-м - 1930-м гг. В 1930-е - 1940-е годы использовался как считалка, в 1940-е - 1980-е гг. - в качестве хороводной песни.

О Ленинграде в 1942 г.: "Однажды Кирюшка и Таня сидели вместе со своими друзьями на лавочке и думали, во что бы им поиграть. "Давайте в пряталки", - предложил Серёжа. "Не в пряталки, а в прятки, - поправила его Таня. - А палочка-выручалочка у тебя есть?" Палочка у Серёжи нашлась. Все стали в круг, сжали руки в кулаки, и Таня стала считать. "Колпачок, Колпачок, маленькие ножки, красные сапожки", - приговаривала Таня и постукивала по каждому кулаку. Это была очень старинная считалка, но, пока не придумали новой, можно было отлично пользоваться ею. Водить выпало Гале" (Карасёва, 1960, 45).

Об учащихся нач. школы в Шадринске в 1943-1947 гг.: "[Линейки] проводила в небольшом вестибюле Е.С. Крылова. Здесь же мы играли на переменах… Например…, попеременно шли навстречу друг другу и пели: "А мы просо сеяли, сеяли"… Или вставали кругом, одного человека ставили в середину и пели: "Колпачок, колпачок, тоненькие ножки, / Мы тебя вскормили, мы тебя вспоили, / На ноги поставили, танцевать заставили. / Танцуй, танцуй сколько хочешь, / Выбирай кого захочешь!" Или "Каравай", или "Гуси-гуси", или "Пионерский ручеёк"" (Плотникова, 1995, 50).

Из книги 1987 года: "…Распространённой в наши дни песней хороводного исполнения является "Колпачок": "Один из играющих сидит в кругу на корточках, остальные дети, взявшись за руки, ходят вокруг и поют: "Колпачок, колпачок, / Тоненькие ножки, / Красные сапожки. / Мы тебя поили, / Мы тебя кормили". Все подбегают к "Колпачку" и ставят его на ноги. "На ноги поставили, / Танцевать заставили. / Танцуй, сколько хошь, / Выбирай, кого захошь"" (Мельников, 1987, 112-113).

Из записей в Петрозаводске в 1982-1987 гг.: "Колпачок. Играющие двигаются по кругу, взявшись за руки. Водящий в центре. Движение сопровождается словами: "Колпачок-колпачок, / Тоненькие ножки, / Красные сапожки. / Мы тебя поили, / Мы тебя кормили, / На ноги поставили, / Танцевать заставили. / Танцуй, сколько хочешь, / Выбирай, кого захочешь". Водящий выбирает следующего по желанию, тот садится в центр, и игра продолжается" (Лойтер, 1991, 232).

КОЛТУН - болезнь кожи на голове, при которой волосы слипаются в плотный ком.

О мальчике, сбежавшем из детдома в Петрограде в 1924 г.: "Нижнее бельё я раза два стирал в реке… Волосы слиплись колтуном, в паху и под мышками появились зудящие болячки. Я попробовал промыть их речной водой с мылом, но от этого поднялась такая боль, что пришлось тут же прекратить "баню". Хуже было то, что за ночь к болячкам прилипали нижняя рубаха и кальсоны, при ходьбе они отдирались, и выступала кровь" (Маринов, 1978, 30).

О девочках 5-7 лет в 1920-е гг.: "Дошкольный детдом… размещен в патриарших покоях Нового Иерусалима. Здесь нас, маленьких московских оборвышей, приняли заботливые, тёплые руки воспитательниц и нянь. В печке горели вшивые кофты, платки и другие наши лохмотья. Туда же бросали и состриженные волосы. У многих они скорее походили на паклю. "Батюшки, опять колтун! - причитала нянечка, стригшая наши головы. Она плакала. Или нас было жалко, или себя. Больно трудно сдирать с головенок детей - этот войлок, казалось, вросший в кожу" (Петренко, 1977, 64).

КОЛХОЗ, ездить в колхоз - об отправке школьников в обязательном порядке на с.-х. работы в колхоз (прополка, уборка).

О 1944 годе: "Все мои планы рухнули, когда Садофьев на очередном собрании объявил, что седьмые-девятые классы сразу после экзаменов направляются в колхоз, на прополку. Не меньше чем на месяц, а кто пожелает побольше заработать - на два" (Сиснев, 1970, 167).

О девушке 17 лет в 1980-х гг.: "Впереди меня ждал "трудовой семестр": сентябрь-октябрь студенчество неизменно проводило в полях… Но ватник мне справили по размеру: мама приобрела его через знакомого преподавателя ПТУ. В профтехучилищах обучались мальчики и девочки шк. возраста, их тоже гоняли на поля, но гос-во проявляло о них заботу. Так что в колхоз я выехала нарядная: чёрная фуфайка, подпоясанная ремешком от папиных джинсов, новые хлопчатобумажные перчатки, резиновые сапоги-дутыши, мохеровый шарф, завязанный морским узлом. В руках - болоньевая авоська с термосом" (Кумейко, 2007-4).

О Шадринске во вт. пол. 1980-х гг.: "Каждую осень мы ездили на картошку. В школе отменяли занятия. Мы брали с собой еду, чаще всего помидоры, хлеб и ездили убирать картошку. На поле стояли большие железные контейнеры, в них сбрасывали картошку, собранную в ведрах. Был чистый воздух, теплая осень, но собирать картошку - это изматывало. Зато весело было ехать в автобусе. Там были парни из старших классов, можно было пококетничать" (1001).

См. также: "Картошка", Сельхозработы.

"КОЛХОЗНЫЕ ребята" - см. "Дружные ребята".

"КОЛЫ", "колы-забивалы" - разновидность игры в прятки.

О середине 1940-х гг.: "Как-то раз ребята затеяли игру в "колы-забивалы". В землю воткнули остро отточенный, как карандаш, осиновый кол. Рядом положили несколько березовых поленьев. Санька поставил всех мальчишек в круг и начал выбирать водящего. Неожиданно к ним подошел Федя Черкашин: "В колы играете? Знаю такую игру. А водят у вас как - по жребию или на охотника?.. Ага, по счету. Тогда и меня посчитайте", - и он втиснулся в круг. Санька смерил новичка взглядом. "Посчитаем, посчитаем", - согласился Девяткин… Девяткин ходил по кругу, тыкал мальчишек толстым пальцем в грудь и бормотал считалочку: "Катилося яблоко вокруг города, кто его поднимет, тот вон выйдет..." На кого приходилось последнее слово, тот отходил в сторону… Водить досталось Феде. "Имей в виду: у нас до конца играют... пощады не просят", - предупредил Санька. "А как же иначе", - согласился Федя и лёг лицом на землю. Мальчишки побежали прятаться. Когда голоса и топот ног стихли, Федя поднялся с земли и постучал палкой в полено, предупреждая всех, что начинает поиски. Он заглядывал в канавы, в огороды, за дворы, шарил в кустах и, обнаружив игрока, со всех ног бежал к колу и троекратно ударял по нему палкой: игрок найден и должен выйти из укрытия. Иногда Федя уходил от кола слишком далеко. Тогда, точно из-под земли, выскакивали ребята и берёзовыми поленьями загоняли кол в сырую, податливую землю. Заслышав удары, Федя мчался обратно, но игроки уже исчезали. Снова в поиски. Наконец все мальчишки обнаружены. "Теперь тащи кол!" - напомнил Санька. Но это было не так легко. Молодой, в соку, осиновый кол по самую маковку ушел в землю. Не за что было даже ухватиться. Федя нашел обломок железного прута и попробовал взрыхлить землю. "Железкой нельзя, не по правилам", - остановил его Санька. - Надо голыми руками". Федя попыхтел минут десять, но ничего не мог сделать. Пришлось водить ещё раз. В землю воткнули новый кол, и всё началось сначала. Теперь Федя искал осторожнее. Далеко от кола не уходил, зорче осматривался по сторонам… Второй кол Федя также не смог вытащить. На беду, он зашиб о камень ногу и захромал. "Проси пощады - пожалеем!" - снисходительно предложил Санька. "Привычки такой не имею", - отказался Федя… Игра затянулась до позднего вечера. Утром, нагнав прихрамывающего Федю по пути в школу, Санька насмешливо сказал: "Не отыгрался вчера! Сегодня после обеда опять водить будешь". "Я?!" - растерялся Федя. "А кто же! У нас все по-честному играют. Степа Карасев прошлым летом две недели водил... похудел даже. А Девяткин как-то матери вздумал пожаловаться, так мы его потом от всех игр отлучили..." И после обеда Федя снова пришел за околицу: "Давайте в колы играть. Я водить буду". "У тебя же нога болит", - удивились мальчишки. "Поджила малость". Но играть ребятам не хотелось… "Ладно, - сказал [Санька], - мы тебя прощаем". "Тогда считаю, что отыгрался", - сказал Федя. Мальчишки только переглянулись и смолчали" (Мусатов, [1948] 1971, 40-42).

КОЛЫБЕЛЬ - "Качающаяся кроватка для ребёнка" (ЛТРЯ, 1994, 219).

Лит.: Баранов Д. Колыбель. // РД, 2006, 156-159.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ - песня, которой убаюкивают ребёнка.

"Колыбельные песни - произведения, назначение которых успокоить и усыпить ребёнка… Важнейшая особенность всех колыбельных песен - монотонный ритм и успокаивающий мелодико-интонационный стих" (ПЭС, 2003, 308).

О девочках-сёстрах 1-2 и 4-5 лет в с. Тагильском Каргапольского р-на в 1990-1991 гг.: "Мама пела нам колыбельную. У неё красивый голос, мы любим, когда она поет, особенно перед сном. Значит кошмары сниться не будут. "Баю, баю, баюшки-баю. / Не ложися на краю. / Придё серенький волчок / И укусит за бочок, / И потащит во лесок / Под ракитовый кусток. / А там баба-яга, / Костяная нога, / С печки упала, / Ножку сломала"" (229).

Лит.: Мадлевская Е. Колыбельная песня. // РД, 2006, 159-165.

КОЛЫШЕК из земли вытаскивать зубами - см.: Зубами вытаскивать колышек из земли.

КОЛЬЦО - 1. То же, что обруч.

О конце 1920-х - начале 1930-х годов в Москве: "Продолжу о дворе… Мальчишки катали кольца: бегали с тонким обрезком металлической трубы. Кольцо удерживалось и направлялось твердой проволокой, верхний конец которой держали в руке, а нижний, с изгибом, обнимал края кольца. Занятие столь же шумное, сколь и однообразное" (Федосюк, 2004, 21).

КОЛЬЦО - 2. Украшение в форме ободка из металла, носимое на пальце.

О 1970-х - 1980-х гг.: "В чём проявлялась подростковая фронда в недавние времена, когда старшеклассники обязаны были ходить в школьной форме, не носить колец и серег, не краситься, не курить?" (Медведева, 1995, 3).

КОЛЯ Мяготин

"В Москве, в ЦК ВЛКСМ, хранится Книга почета Всесоюзной пионерской организации. Сюда занесены имена особо отличившихся пионеров Советского Союза. В почетном списке под № 2 значится имя Коли Мяготина. А первым записан Павлик Морозов. Оба они погибли на заре колхозного строя, оба пали от руки кулачества. Они совершили одинаковые подвиги, рядом вошли в бессмертие… Пионерские отряды, носящие имя Мяготина, существуют в Москве и Ленинграде, Челябинске и Свердловске, Брянске и Воркуте , Магнитогорске, Кишиневе и Караганде, Ноосибирске и Уржуме ? во многих союзных республиках, краях и областях. Мяготинский отряд создан и во Всесоюзном пионерском лагере "Артек". Именно его названо свыше 50 пионерских дружин и отрядов области, два пионерских лагеря… Подвиг Мяготина нашел широкое отражение и художественной литературе. В Москве в Детгизе и в Кургане в издательстве газеты "Советское Зауралье" издана поэма Сергея Васильева "Красный галстук". Повесть "Коля Мяготин" [Степана Сухачевского] выдержала шесть изданий ? в Кургане, Челябинске, Москве" (Сухачевский С. Человеке, ставший легендой // Статья к 50-летию со дня рождения Коли Мяготина из курганской газеты; из фондов школы № 4 г. Шадринска, заметка предоставлена автору словаря А.В. Плотниковой).

"[Редакция обратилась в управление КГБ при Совете Министров СССР по Курганской обл., где хранится следственное дело по убийству Коли Мяготина, с просьбой выдать официальное разрешение на работу члену Союза журналистов СССР, кандидату исторических наук Владимиру Алексеевичу Плющеву.] 57 лет это дело пролежало в архивах Комитета госбезопасности за семью печатями, и до сегодняшнего дня его не держал в руках ни один историк, писатель или журналист… Около трех недель подряд я внимательно знакомился с этими материалами… В результате пришел к заключению, что о Коле Мяготине, как и о Павлике Морозове, в нашей литературе создана канонизированная легенда с вымышленной биографией пионера-героя и вымышленными действующими лицами, что до наст. времени нет ни одного исследования, которое бы с документальной точностью раскрывало его жизнь и подвиг. В главном труде о Коле Мяготине - в повести Степана Сухачевского "Коля Мяготин", изданной издательством ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия" в 1963 году, даже убийца зауральского пионера показан не тот, хотя взят он из реальной жизни, а учительница Коли Мяготина и её дневники вымышлены. Эти и другие литературные вымыслы проникли в документальные источники, в том числе в Книгу почета Всесоюзной пионер. орг-ции…" (Плющев, 1989, 3).

КОЛЯДКИ - обрядовые песни, исполняемые в святки, Рождество и все дни до Крещения во время колядования.

Колядки как форма детского игровой активности.

"Ещё дореволюционной русской наукой были отмечены многочисл. факты превращения календарно-земледельческих песен древней Руси в игровые песни детского коллектива, что привело к появлению образов самих детей и… обращений к взрослым в колядках, щедривках, веснянках, записанных в XIX-XX веках: "Мы малешеньки / Колядовщички, / Мы пришли прославлять, / Хозяев величать… / Тинька, тинька, / Ты дяденька, / Ты тетенька, / Подайте блинка, / Оладышка, / Прибавышка" (Соболев А.Н. Детские игры и песни // Труды Владимирской архивной комиссии. Кн. XVI.?- Владимир, 1914.?- С. 25, 36)" (Литвин, 1958, 98)

КОЛЯДОВАНИЕ - обряд хождения по домам в святки и Рождество с поздравлениями, песнями-колядками, со звездою и житом для сбора денег, пищи и т.п. Колядование начинали дети, молодые парни и девушки: под окнами изб они пели песни-колядки, получая за это от хозяев угощение, монетки, обновки, дешёвые крашения. (ТСРК, 1998, 307).

КОЛЯДОВАТЬ - заниматься колядованием.

О девочке 6-7 лет в начале 1990-х гг. в Шадринске (пригороде Шадринска - поселке Осеево): "Ещё помню, что мы ходили колядовать. Тоже пели какие-то песенки, даже не знаю, откуда мы их узнали и как выучили. Я в этой компании была самой маленькой, младше всех и, наверное, выглядела в этих разных спектаклях очень трогательно, потому что мне больше давали конфет, побольше тортика. Это я замечаю только сейчас, а тогда было как-то всё равно, ведь мы - это одна семья, все вместе" (516).

КОЛЯСКА - "Маленькая ручная повозка для катания детей" (Ожегов, 1972, 262).

О начале 1950-х гг.: "… Нынче мальчику полгода… / В честь Андрюши будут пляски, ребятишек полон двор. / Мальчик смотрит из коляски / На танцующих сестёр. /Он сидит, как зритель в ложе… Едет брат по мостовой / В собственной коляске… / Вдруг, откуда ни возьмись, / Как принцесса в сказке, / Едет важно с горки вниз / Девочка в коляске…" (Барто, [1953] 1969-1, 388-390).

О 1955 годе: "Коляски тогда были низенькие, этакие тележки с ручкой-дугой, круглыми обводами они напоминали автомобиль "Победа"" (Киршин, 2002).

О конце 1950-х гг.: "Наташа спит в коляске, а мы пируем" (Долинина, 1962, 69).

Коляска игрушечная, кукольная.

О середине 1950-х гг.: "Перед скамейкой на корточках сидела [пятилетняя] Милка. Рядом с ней стояла пустая кукольная коляска" (Гернет, Ягдфельд, [1957] 1959, 63).

О девочке 6-8 лет в г. Когалыме в 1994-1996 гг.: "Игрушечную коляску мне на день рождения подарила старшая сестра. Всех кошек нашего двора я в ней перекатала, что уж говорить об игрушках. И в магазин вместо пакета брала коляску. Примерно в это же время мне купили куклу Барби и к ней игрушечный домик, в котором были столик, стулья, ванна, кровать, посуда, в комплект также входила маленькая пластмассовая колясочка. Сестра рассказывала, что она в свои детские годы (1982-1986 гг.) делала коляску для кукол из небольшой картонной коробки, к которой привязывала веревочку" (134)

"КОМАРИКИ кусаются…" - инвариантная часть стихотворного речитатива, сопровождающего раздичные игровые действия.

О вт. пол. 1980-х гг.: "Я пугала своих сестер, садила их напротив себя и тихо, приглушенно говорила, а при этом щипала лицо: "Темной ночью комарики кусаются, кусаются, кусаются, / Жених с невестой обнимаются, обнимаются, обнимаются, / Царь уехал за границу, / А невеста - в Ленинград, / Царь посеял там пшеницу, / А царица - виноград, / Царь хотел на ней жениться, / А царица в гроб ложится". При последних словах надо человека резко повалить на кровать" (537).

О конце 1980-х гг.: "Во втором классе играли в хлопки, при этом говорили: "Ля-ли, ля-ли, ля-ли, два пупсика гуля[ли] в тропическом саду…". Ещё играли в хлопки со словами: "Тёмной ночкой комарики кусаются. Царь с царицей на лавочке прощаются. Царь поехал за границу, а царица в Ленинград, царь посеял там пшеницу, а царица - виноград. Винограду было много, а пшеницы - ни шиша. Царь купил себе сапожки, а царица - босоножки. Царь купил себе кафтан, а царица - сарафан. Царь хотел на ней жениться, а царица злится, злится. Не хочу, не хочу, не хочу"" (488).

О с. Глядянское в 1991 г.: "Впервые такой массаж мне делал папа, когда мне было лет 7: "Ночь, комарики кусают (ладошками разогревают спину, затем пощипывают кожу по всей спине), царь с царицею гуляют (пальчиками перебирают по коже), поссорились немножко (бить кулачками по всей спине). Царь уехал за границу, а царица в Ленинград (двумя согнутыми руками в кулачки расходиться в разные стороны, начиная от поясницы до шеи (царь влево, а царица вправо). Царь посеял здесь пшеницу, а царица - виноград (просто перебирать пальчиками по правой и левой стороне спины). Винограду много-много (обеими руками проводить по всей спине), а пшеницы ни шиша (делать фигушки на том месте, где садил царь, то есть в левой стороне). Царь заплакал громко-громко (медленно передвигать кончиками пальцев по бокам), а царица - "ха-ха-ха" (тут начинать щекотать)". До сих пор помню этот массаж и делаю его своим маленьким племянницам" (106).

Записано от девочек 10-11 лет в г. Иркутске в 1999-2000 гг.: ""Черной ночкой комарики кусаются, / Царь с царицей на лавочке прощаются: / "Бог с тобой, живи с другой, / Я не собачка, чтобы бегать за тобой!" / Царь поехал за границу, а царица в Ленинград. / Царь посеял там пшеницу, а царица виноград. / Винограду было много, а пшеницы ни фига. / Царь заплакал от обиды, а царица: "Ха-ха-ха!". / Царь купил себе кафтан, а царица сарафан./ Царь купил себе сапожки, а царица босоножки. / Царь хотел на ней жениться, а царица - в гроб ложится. / Царь поехал в Ленинград, оборвал весь виноград, / А царица ожила и пощечину дала". (Произносящий последнюю фразу сопровождает ее соответствующим действием.)" (Назаркин, 2006, 94).

Ср.: "Царь-царица"; "Царь с царицей".

КОМБИНАЦИЯ - "4. Женское белье в виде длинной рубашки, надеваемое непосредственно под платье" (Словарь, 1956-5, 1225); "Женское белье в виде рубашки, надеваемое непосредственно под платье" (Ожегов, 1972, 263); "Женская сорочка" (СИ, 1994, 291); "Предмет женского белья в виде открытой рубашки" (Лопатин, 1997, 237).

О девушке 16-18 лет в середине 1950-х гг.: "Я плечами пожала и проворно надела халат, потому что мне вдруг не понравилось, как оглядывает бабка мою фигуру, обтянутую комбинацией, ноги, с которых я сняла, скатывая, чулки" (Рощин, 2002, 84).

О вт. пол. 1960-х - перв. пол. 1970-х гг.: "Сегодня у тебя день большой стирки. Тебе придётся выстирать: носовые платочки; воротнички и манжеты; лифчик; трусики и комбинацию из шёлкового трикотажа… Шёлковый трикотаж никогда не кипятят. Если же твои трусики и комбинация очень грязные, положи их на один-два часа в тепловатую воду… Свою шёлковую трикотажную комбинацию… надо гладить с изнанки и тёплым, а не горячим утюгом" (Могилевская, [1967] 1974; 229, 231, 238).

О девочке 1968 г. р. деревни Пайкова Абатского р-на Тюменской обл. в 1981-1982 гг.: "С 13-14 лет я стала носить комбинацию. Комбинации мне покупала мама в магазине, обычно они были белого, розового или голубого цвета. Комбинация напоминала слегка приталенный сарафан на тонких лямках, была сшита она из синтетической, гладкой ткани, по краю подола был пришит гипюр" (250).

"Комбинаций для девушек с 1990-х гг. и в помине нет. Никто их никогда сейчас не носит" (1000).

КОМБИНЕЗОН детский

О нач. 1960-х гг.: "…Бабушка весело тормошила меня со словами: "Аркаша, вставай скорее!.." …Я завтракал второпях, надевал что-нибудь легкое, скорее всего обычный по тем временам комбинезончик, представляяющий трусы и майку, сшитые в одно… и бежал к двери" (Застырец, 2003).

КОМЕДИИ, комедийные фильмы.

О девочке в середине 2000-х гг.: "Когда я была маленькой, я очень любила смотреть телевизор, особенно мультфильмы… Когда я немного подросла, я стала смотреть и фильмы. Чаще по душе мне были комедии. Иногда я смотрела их, даже не понимая, о чем идет речь" (094-3).

КОМИССИЯ по делам несовершеннолетних.

Из Постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) "О ликвидации дет. беспризорности и безнадзорности" от 31 мая 1935 г.: "Комиссии по делам несовершеннолетних правонарушителей при отделах нар. образования ликвидировать" (НО, 1974, 353).

Из Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних, утверждённого Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 3 июня 1967 года: "Районные (городские) комиссии по делам несовершеннолетних осуществляют контроль… за орг-цией культурного досуга детей и подростков по месту жительства, а также в необх. случаях за воспит. работой с несовершеннолетними в общеобразоват. школах, иных учеб. заведениях культ.-просв. учреждениях и спорт. орг-циях… Исключение несовершеннолетнего из общеобразоват. школы или иного учеб. заведения может быть произведено только с согласия районной (городской) комиссии по делам несовершеннолетних" (НО, 1974, 360-361).

"КОМИЧЕСКИЙ футбол" - традиционное для пионерских лагерей 1970-х - 1980-х гг. игровое мероприятие смехового хар-ра: переодетые (ряженые) вожатые играют в футбол с воспитанниками (мальчиками).

О нач. 1980-х гг.: "Два года подряд в 4 и 5 классе я ездила в пионерский лагерь "Лесная сказка". И ездила вожатой. У нас в лагере, когда я была вожатой, были дни смены власти, "День Нептуна", "Комический футбол"… "Комический футбол" был традиционным праздником в этом лагере. Правила этого "футбола" были таковы. Одна команда играла по правилам футбола, а другая - без правил. Мяч можно было брать руками, мы клали мяч в ведро и старались донести его до ворот, ловили игроков, привязывали их к скамейкам, брызгали, обливали их водой, мазали" (479).

О пионерском лагере в 1980-е гг.: "В детстве я часто ездила в лагерь. Я любила лагерь, так как там всегда было интересно. Особенно запомнилась смена, в конце которой мы ходили в поход… В лагере ещё запомнился "комический футбол". Вожатые наряжались и играли с командой мальчишек. Мальчишки играли по правилам, а для вожатых правил не было. В конце концов, после упорной борьбы победили мальчишки" (493).

О 2005 г.: "Про комический футбол впервые я узнала в июне 2005 г. в г. Каменск-Уральский Свердловской области, точнее, в оздоровительном лагере "Салют". Для комического футбола собирается две команды - команда вожатых и команда детей. Вожатые переодеваются в различные костюмы: цыганки, монаха, петуха, клоуна, царя, матроса и т. д. Команда детей играет в своей обычной одежде. Вожатые играют без правил, то есть могут брать в руки мяч, ставить подножки, держать детей за одежду, водить хороводы во время игры, лежать на футбольном поле, выносить на поле ещё один мяч. Дети должны играть только по правилам. В конце игры обычно игроки обливают друг друга и зрителей водой" (011).

О 2006-2007-х гг.: "Будучи вожатой в лагере "Салют" в г. Каменск-Уральский, я увидела как вожатые играли против детей. Причём, дети должны были соблюдать футбольные правила, а вожатые [могли] играть, как хотят. Вожатые были одеты в маскарадные костюмы. Выигрывали вожатые, но побеждала дружба. Через год с таким же явлением я столкнулась в шадринском лагере "Салют". Правила игры были такие же, только костюмы вожатые должны были сделать сами по карточкам, которые были выданы на дневной планерке ([карточки распределялись] жребием). Нашему отряду досталась Мальвина, которую исполняла моя напарница. Мы нашли розовый парик, пришили к короткому вечернему платью тюль, заплели белые бантики и вырезали из картона собаку - Артемона, от которого в конце матча остался только хвост. Да и Мальвина была весьма потрёпанная, но счастливая, потому что забила два гола" (012).

КОММЕРЧЕСКИЕ училища - профессиональные общеобразовательные средние учебные заведения.

"Первое коммерческое училище создано в 1772 г. при Московском воспитательном доме (…в 1804 г. переведено в Петербург как самостоятельное учебное заведение). В 1804 г. открыто коммерч. училище в Москве. В 1862-1893 гг. на средства купечества основаны коммерч. училища в Одессе, Санкт-Петербурге (Петровское), Москве (Александровское), Харькове, Риге (коммерч. отделение в политехнич. училище), частные мужское и женское (1892-1893 гг.) в Одессе и др. Наиболее известные коммерч. училища: Тенишевское, Лесное, А.П. Нечаева в С.-Петербурге, Практическая академия коммерч. наук в Москве (открытая на основе созданного в 1804 г. у К.И. Арнольдом частного коммерч. пансиона). В 1894 г. коммерч. училища переданы в ведение Мин. финансов, с 1906 г. - Мин торговли и пром-сти. Положение о коммерч. учеб. заведениях (1896, дополнено в 1900 г.) определило статус коммерч. училищ как общеобразоват. учеб. заведений, дающих учащимся общее (в объёме курса реального училища) и коммерч. образование. Коммерч. училища содержались за счёт благотворительности и платы за обучение. Носили всесословный характер: 42,8% - дети мещан, 13,5% - почётных граждан и купцов, 24,4% - крестьян, 11,0% - дворян и др. (1913 г.), обучались совместно девушки и юноши. В коммерч. учиища принимались дети не моложе 10 лет. Коммерч. училища имели 7-летний и 8-летний курс обучения. 3(4)-летние коммерч. училища состояли из старших (начиная с 5-го) классов обычных коммерч. училищ. В учеб. план входили общеобразоват. предметы, в том числе два новых языка, коммерч. арифметика и коммерч. география, бухгалтерия, коммерч. корреспонденция, политич. экономия, законоведение, химия и товароведение с технологией, каллиграфия, рисование и гимнастика и ряд необязат. предметов. Выпускники могли поступать в коммерч. институты или высшие технич. учеб. заведения, а после 1914 года - в университеты. Коммерч. училища отличались творч. подходом к образоват. процессу… В 1913-1914 учеб. году было 260 коммерч. училищ… В 1918 году коммерч. училища преобразованы в единые трудовые школы. В 1919-1920 гг. на базе нек. коммерч. училищ созданы промышленно-экономич. техникумы (Москва, Саратов, Н. Новгород, Тверь и др.)" (ПЭС, 2003, 123-124).

Орг-цией коммерч. училищ занимались главным образом купеческие общества. "Так, в 1880 г. Петербургское купеческое общество открыло Петровское коммерч. училище, а Московское биржевое общество в 1883 г. организовало Александровское коммерч. училище. К 1895 г. в России насчитывалось 8 коммерч. училищ, из них 6 - в ведении Министерства финансов". Все вновь открывавшиеся училища находились под руководством мин-ва финансов. В 1896 году было утверждено "Положение о коммерческих учебных заведениях", которое действовало до 1917 года.

О конце 1890-х - нач. 1900-х гг.: "В общественных школах лучшие, наиболее инициативные и энергичные учителя накапливали положит. опыт и добивались конкретных достижений в своей пед. работе. Опыт этот особенно ярко выражен в деятельности общественных коммерч. училищ, которые по существу являлись общеобразоват. сред. школой… Лучшие коммерч. училища на место внешк. надзора, царившего в казённых гимназиях, поставили внекл. работу самих учащихся при умелом и тактичном рук-ве со стороны учителей. Восп. работа в этих школах проводилась более тонко и гуманно. В этих коммерч. училищах считали недопустимым выслеживать, контролировать и тем более применять карательные меры за внешкольное поведение ученика" (Зенченко, 1959, 60-61).

Курс коммерч. училищ "примерно соответствовал курсу реальных училищ, причем в учебный план в соответствии с мест. потребностями включались такие предметы, как бухгалтерия, счетоводство, коммерч. география, товароведение и т. д… Преподавание в большинстве коммерч. училищ было поставлено лучше, чем в гимназиях и реальных училищах. На пожертвованные средства для коммерч. учеб. заведений строились хорошо оборудованные здания, устраивались прекрасные физические и естественно-историч. кабинеты" (Константинов, 1947, 43).

К 1901 году в России действовало 88 коммерч. училищ. Их выпускники могли сразу же идти на работу в торговлю и промышленность или поступать в высшие коммерч. институты

"Форма коммерч. училищ повторяла форму реальных училищ, с той только разницей, что фуражка имела зеленый кант и околыш, а эмблемой являлся "жезл Меркурия" (эмблема торговли и промышленности). Петлицы на шинелях также были зеленые, а пуговицы, в отличие от пуговиц гимназистов и реалистов, были не гладкие, а тоже с изображением жезла Меркурия. Этот жезл был изображен и на пряжках между буквами "КУ" (коммерческое училище)" (Ривош, 1990; 189, 194).

О 1900-х гг.: "В городе есть гимназия, техническое училище, коммерческое училище, мореходное. В каждом училище своя форма…. У коммерсантов - бархатные зелёные петлички на тужурках и тоже золотые пуговицы" (Василенко, [1961] 1967, 155-156).

КОММУНА детская трудовая - см. Детская трудовая коммуна.

КОММУНАРЫ, коммунарская методика, коммунарское движение - общественно-педагогический феномен 1960-х - 1980-х гг.

"Наряду с пионерской и комсомольской орг-циями в нашей стране периодически возникали и возникают всевозможные дет. самодеят. движения, группы, объединения - тимуровское движение, тимуровские команду в [19]30-е и [19]40-е годы, коммунары - в [19]50-е и [19]60-е годы" (СВ, 1990, 156).

"Коммунарская методика, система приёмов и орг-ционных форм воспитания учащихся школьного возраста… Разработана в России в 60-х гг. ХХ в. И.П. Ивановым и другими педагогами для учеб. заведений и внешк. учреждений на основе пед. идей А.С. Макаренко. Апробирована как методика коллект. организаторской деятельности Ивановым, Л.Г. Борисовой и Ф.Я. Шапиро в созданной ими Коммуне юных фрунзенцев - сводной пионерской дружине при Фрунзенском районном доме пионеров… Разработку методики продолжил коллектив студентов и преподавателей ЛГПИ им. А.И. Герцена (Коммуна им. А.С. Макаренко, 1963-1973 гг.). Идеи коммунарской методики были также положены в основу деятельности Всесоюзного пионер. лагеря "Орлёнок", где в 1963-1966 гг. О.С. Газман, А.Ф. Дебольская и другие педагоги создавали модель образа жизни коммунар. коллектива. Коммунар. методика возникла как новаторская система восп., кот. противопоставлялась офиц. педагогике. С 1980-х гг. коммунарская методика развивалась в русле педагогики сотрудничества… Осн. положения коммунар. методики: создание коллектива на основе привлекательных для детей идеалов; орг-ция социально значимой и интересной для всех деят-сти; построение ученич. самоуправления на принципах сменяемости организаторов с целью включения всех воспитанников в акт. работу; особые отношения в коллективе, проникнутые заботой о каждом ребёнке и взрослом" (ПЭС, 2003, 124).

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ партия Советского Союза, КПСС - полит. орг-ция; возникла в 1903 году как Российская Коммунистическая партия (большевиков), с 1918 года - Всесоюзная коммунистич. партия (большевиков), с 1952 года - Коммунистич. партия Советского союза (КПСС). С 1917-1918 гг. по 1990 - правящая партия в Советской России, затем - Союзе Советских Социалистических Республик (СССР).

Изучение в детской среде истории и роли КПСС.

Из рекомендаций работникам пионерских лагерей 1952 года: "За время пребывания детей в лагере следует провести с ними не более 3-4 бесед на различные темы, интересующие ребят. В частности, в каждом лагере должны проводиться беседы о коммунистич. партии, о её ведущей и организующей роли в жизни советского гос-ва. Многие темы для бесед подсказывает сама жизнь. Особое внимание следует обратить на беседы, посвящённые выполнению сталинского плана преобразования природы и великим стройкам коммунизма" (ПЛ, 1952, 47).

КОМПЛЕКСНАЯ система обучения - система, при которой учебный материал объединяется темами-комплексами.

"…В 1923 году… в практику школы стали вводиться так называемые комплексные программмы, подготовленные научно-пед. секцией Гос. ученого совета (ГУСа). Идеологич. основанием нов. программ были признаны мировоззренч. идеи и понятия марксизма большевистского толка… В соответствии с этими принципами содержание учеб. материала в программах ГУСа концентрировалось вокруг трех тем: природа, труд, общество. Во главу внимания ставилась трудовая деят-сть человека, которая должна была изучаться в связи с природой как объектом этой деят-сти и обществ. жизнью как следствием трудовой деят-сти. При комплексном построении учеб. программ предметная система обучения практически ликвидировалась. Наиболее полно комплексный подход был реализован в учеб. программах для школ I ступени, где содержание традиц. учеб. предметов объединялось вокруг той или иной комплексной темы: "Наш город", "Наша деревня", "Праздник 1 Мая" и т. д. При распределении содержания учеб. материала по годам обучения за основу брался принцип "от близкого к далекому". Так, напр., на первом году обучения весь учеб. материал группировался вокруг жизни ребенка в семье и школе и изучался наиболее близкий для детей труд, который рассматривался в связи с изменениями в природе в различ. времена года и т. д. В школах II ступени предметная система сохранялась, а программы учеб. предметов строились с учетом их взаимосвязей. Однако и здесь учеб. материал стремились концентрировать вокруг общих комплексных тем. По мнению создателей комплексных программ, такое их построение помогало увязке содержания образования с народнохоз. задачами страны, выработке у школьников акт. отношения к жизни. Перв. опыт реализации нов. программ показал, что они хотя и помогали устанавливать связь между школой и жизнью, привлекать учащихся к акт. общественно полезной деят-сти, однако не обеспечивали овладения учащимися систематич. знаниями и формирования у них учеб. навыков. Все это привело к тому, что в 1927-1928 уч. году были введены программы ГУСа в нов. редакции - первые обязат. для всех школ РСФСР гос. программы. Они предполагали сочетание комплексного и предметного обучения. Так, в программах школ I ступени объем знаний, умений и навыков по родному языку и математике не "растворялся" в комплексах, а выделялся в виде обязат. минимума для всех школ I ступени Российской Федерации. Признавая самост-сть учеб. предметов в школе II ступени, программы 1927-1928 года предполагали, однако, существование стержневых комплексных тем по годам обучения" (ИПО, 2001 462-463).

"В 1923 году комплексные программы применялись и советскими педагогами. В основу этих программ было положено изучение трудовой деят-сти людей; природа изучалась как объект, на который обращен труд человека; при ознакомлении с явлениями из жизни общества в первую очередь обращалось внимание на связи между людьми на почве труд. деят-сти, экономики… Сторонники комплексных программ утверждали, что природе детей не свойственно расчленять жизненные явления на особые системы, представленные в учеб. предметах, что проще, доступнее и естественнее брать целые куски жизни, как они даны в действительности, и их изучать. Эти "куски жизни" - комплексы и были представлены в программах Гос. ученого совета в виде ряда комплексных тем, например: "Осенние работы в деревне", "Наш город", "Охрана здоровья" и др. По темам организовывались наблюдения детей, велись беседы, выполнялись иллюстративные работы, те или иные виды общ.-полезной работы, читались статьи в учеб. книгах и т. д. Занятия по языку и математике строились на материале комплексных тем, навыки чтения, письма и счета давались учащимся, таким образом, попутно… опыт показал, что учащиеся приобретали лишь обрывки разрозненны знаний, не имели твёрдых и достаточных навыков по языку, математике и другим предметам" (ПС, 1960-1, 547).

КОМПЬЮТЕРНАЯ игра - компьютерная программа, предназначенная для развлечения, отдыха. Компьютерные игры можно разделить на несколько групп - аркадные (см.. аркадная игра), приключенческие (см. приключенческая игра), ролевые (см. ролевая игра), стратегические (см. стратегическая игра). (ТСРК, 259-260)

О Шадринске в 2001 г.: "Когда мне было 14 лет, в моей жизни появился компьютер. Тогда я играл в компьютерные игры. Сейчас я в них почти не играю" (060).

О нач. 2000-х гг.: "И всё-таки училась всерьёз едва ли четверь одиннадцатого класса. Остальные же… Смешно сказать, часть их них до сих пор предпочитала тратить драгоценное время на компьютерные игры!" (Гордиенко, 2005, 146-147).

КОМСОМОЛ - коммунистический союз молодежи, общественная орг-ция молодежи в СССР (1918-1991 гг.).

О 1950-х - 1980-х гг.: "Это в советские времена нежелание юноши или девушки вступать в комсомольскую орг-цию означало социальное изгойство и невозможность получить высшее образование. Впрочем, таких героев почти не было. В 14 лет каждый школьник послушно писал заявление: "Хочу быть в рядах борцов за коммунистическое завтра" - и до 28 лет числился в комсомоле" ([Надя Иваницкая, Жена Попова] И длинным рублем, и коротким лозунгом // Первое сентября, 2003, 30 августа, № 59. - С. 7).

Вступление в комсомол, приём в комсомол.

Из дневника 15-летней девушки в 1930-1931 гг.: "12 сентября …8 ноября, возможно, перейду в комсомол. Вот бы было счастье! Ведь я об этом думаю целый год. 12 ноября 1930. Ох, сколько случилось за последнее время. Во-первых, меня не приняли в комсомол. Горечь, бессмысленная горечь! Вначале - слезы, истерика. Теперь тупая, незабываемая боль. Ну, разве я хуже Праховой, Волынской и пр. А между тем они комсомолки. Такие, как я, в комсомол не нужны - неустойчива, индивидуалистка, слаба - вот мнение многих. А они сильны? Нет. Они устойчивы? Не знаю. Коллективисты? Не все. Тем не менее они приняты. Говорила с С. и Р.И. Р.И. обещала поставить вопрос на ком. бюро о пересмотре дела. Посмотрим, что будет. Но если меня не примут? Я не могу себе представить, что будет тогда. Отнять у человека самое заветное, самое желанное, пользуясь при этом необдуманными доводами - слишком безрассудно. Тяжело, слишком тяжело. Комсомол, мой комсомол! Добиться, чтобы приняли, т.е. выявить себя с хорошей стороны, едва ли сумею. Я вся тут. Ничего хорошего не скрываю, не прибавляю плохого. Перевоспитываться? Нет, я сама не сумею, мне нужна прочная опора ячейки, мне нужна чуткость и строгость коллектива. Сегодня была классная комиссия. Прошла незаметно и серо. И опять обо мне. О моем "кривлянье" и надутости. И это говорит человек, который меня не знает - заведующий школой… 15 ноября. Вчера было бюро комсомольской ячейки. Говорили обо мне. Конечно, не приняли. "Ты можешь посещать комсомольские собрания, участвовать в работе!" Так мне сказали. Ни того, ни другого делать не буду. Пусто и тошно. Эх, юность "веселая". Пока не отчаиваюсь. Может, примут. Но когда? Почему не сейчас? Чем я буду через месяц? Вчера долго не спала. Думала, строила планы, решала их, критиковала себя и других... 4 февраля 1931 года. Что мне написать? Прежде всего - Я Комсомолка. Что еще может быть радостней этого? Сейчас ничего. Комсомолка, вожатая отряда, ударница, веселая и простая - вот какой я стала! Хорошо, больше, чем хорошо. Даже не о чем писать - вот до чего все просто и несложно. Личного нет. Стирается гордая, замкнутая индивидуальность. Чувствовать себя членом комсомольской семьи очень и очень приятно. Устала, но не раскисла. Прошел горячий, торопливый день. Сейчас синяя, красивая ночь. Как хорошо жить!" (Татьяничева, 2007)

О 1970-х гг. в Челябинске: "Я так тряслась перед вступлением в комсомол! Уф, приняли! Помню, мы очень гордились тем, что стали комсомольцами…" (Кузьминых, 2007, 14).

Комсомольская орг-ция школы, учебного заведения - объединение комсомольцев какой-либо школы, учебного заведения.

О Шадринске в перв. пол. 1970-х гг.: ""Что происходило после пионерии?" "После пионеров вступали в комсомол. Вступали в 8 классе с 14 лет. Форма была такая же: коричневое платье и чёрный фартук, в праздники - белый фартук. Не было галстуков и пилоток у комсомольцев. Был такой значок - красное знамя, внутри - В.И. Ленин. В комсомоле были до 28 лет. "Всех ли принимали в комсомольскую орг-цию?" "Нет, не всех. Принимали только тех, кто хорошо учился; хулиганов и двоечников не принимали. На классных собраниях обсуждали, кто достоин и кто имеет право вступать в комсомол, смотрели на успеваемость и поведение. Для того, чтобы вступить в комсомол, надо было выучить Устав, в котором были описаны права и обязанности комсомольца. Принятие в комсомольцы было очень строгим, задавали вопросы по Уставу, и лишь на основании ответов решали о вступлении в комсомол. Так обсуждали каждого ученика. Так же как и пионеры, собирали макулатуру, металлолом. Были субботники по уборке территорий и дежурство в школе. Ездили в колхоз "на картошку", летом была отработка. Были культпоходы - в музей, театр, кино. Но есть одно различие - комсомольцы не ходили как "тимуровцы". Проводились соревнования, кроссы, веселые старты между всеми школами". "Платили ли комсомольцы взносы, и как это происходило?" "Да, платили взносы каждый месяц по 2 копейки. Были членские книжки, в которых указывались взносы. Эти взносы шли в комсомольскую орг-цию - ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистич. союз молодежи). Такая комсом. орг-ция была в каждой школе. Был комсомольский билет, куда вклеивались марки: отдаешь 2 копейки - тебе вклеивают в билет марку. Деньги шли на нужды комсом. орг-ции. Проходили комсомольские собрания, на которых обсуждали плохие поступки. На собраниях был секретарь и председатель совета. Говорили: "На повестке дня 3 вопроса: обсуждаем тех, кто плохо учится; вопрос по сбору металлолома; и насчет культпохода". Если в рядах комсомольцев появится двоечник или неуспевающий по какому-либо предмету, то за ним закрепляется отличник, который будет ему помогать. Такая ситуация также обсуждалась на комсом. Собраниях. Проходили политинформация по вторникам в 7. 45 утра, за 15 минут до урока. Для этого каждый должен был приготовить какую-либо информацию о спорте, политике, вырезки из газет. А общешк. линейки были после учебы 30 минут, линейки проходили каждую неделю, на ней обсуждались комсом. дела, взносы, учеба. Комсомольцы ходили со школой на демонстрации, и шли после пионеров, сначала 8-е, потом 9-е, затем 10-е классы. Комсомольцы от орг-ции ВЛКСМ ездили в лагеря. Деньги на взносы давали родители, о чем писали в дневнике… А общешк. линейки были после учебы, 30 минут. Линейки проходили каждую неделю, на ней обсуждались комсом. дела, взносы, учеба. Комсомольцы ходили со школой на демонстрации и шли после пионеров, сначала 8-е, потом 9-е, затем 10-е классы. Комсомольцы от орг-ции ВЛКСМ ездили в лагеря. Деньги на взносы давали родители, о чем писали в дневнике" (553).

О перв. пол. 1970-х гг.: "Основой ВЛКСМ является первичная комсом. орг-ция. Первич. комс. орг-ции создаются в каждой сред. школе, проф.-тех. училище, сред. спец. и высшем учеб. заведении. Первичная комс. орг-ция учеб. заведения объединяет всех учащихся, преподавателей и сотрудников комс. возраста (от 14 до 28 лет). Внутри первичной комс. орг-ции… сред. спец. учеб. заведения создаются низовые первич. орг-ции… курсов. В учеб. группах и классах члены ВЛКСМ объединяются в комс. группы. Высшим органом первич. комс. орг-ции является комс. собрание. Только оно правомочно принимать в ряды ВЛКСМ новых членов, избирать комс. актив, выносить решения по наиболее важным вопросам комс. жизни. Для ведения текущей работы комс. орг-ция всего учеб. заведения избирает комитет комсомола во главе с секретарём, а комсом. орг-ция… курса - комсомольское бюро. В комсом. группах избирается бюро или только комсорг (комсомольский организатор). Деят-стью комсом. орг-ции руководит партийная орг-ция учеб. заведения… В школе комсомольцы… борются за повышение успеваемости и укрепление дисциплины, являются инициаторами всех общественно полезных дел… Комсомольцы направляют повседневную работу пионерских отрядов и дружин, организуют учёбу пионерского актива и т. д. Для работы с пионерами комитет комсомола выделяет пионервожатых и рук-лей различных кружков…" (Денисова, 1978, 127-130).

О 1980-х гг.: "Центр. место в системе социальных отношений старшеклассника должна занимать комсомольская орг-ция, выступающая одновременно как институт политич. социализации и как продукт собственной активности подростков. Однако, как отмечалось на XX съезде ВЛКСМ, работа школьного комсомола оказалась в наибольшей степени обюрокраченной, формальной, подконтрольной старшим. Многочисл. постановления и директивы о развитии ученич. самоуправления не выполнялись, а комсомольская работа сводилась к проведению ритуальных мероприятий ради галочки. В результате и престиж комсомола, и моральное значение членства в нем по сравнению с прежними десятилетиями резко упали. По данным одного из исследований…, только 28,2 процента старшеклассников чувствуют себя хозяевами своей школы. При опросе секретарей школьных комсомольских орг-ций в 1982 г. 67 процентов из них жаловались на пассивность комсомольцев-школьников, низкую дисциплину, отсутствие интереса к комсомольской работе, 54 процента комсомольских активистов не удовлетворены качеством проведения комсомольских собраний... Изучение 427 классных комсом. орг-ций VII-X классов городских и сельских школ Костромской обл. показало, что только 2 процента их можно отнести к уровню собственно коллективов; деят-сть многих комсом. орг-ций не отличается ни обществ. значимостью, ни содержательностью, ни достаточной интенсивностью и личной привлекательностью… А если в школе скучно - появляются другие центры притяжения. Прежде всего это подростковые клубы или объединения по интересам" (Кон, 1989)

КОМСОМОЛЕЦ - мальчик-подросток или юноша, состоящий в комсомоле.

О 1970-х гг.: "Я так тряслась перед вступлением в комсомол! Уф, приняли! Помню, мы очень гордились тем, что стали комсомольцами. Вместо изжёванного пионерского галстука на лацканах пиджаков у мальчишек и на лямочках школьных фартуков у девчонок красовались лаконичные значки с профилем Ленина. У каждого было комсомольское поручение… Мы занимались с отстающими в учебе одноклассниками, ходили к ним домой, беседовали с их родителями… Лидерами класса у нас были две девочки. Комсоргом по очереди выбирали то одну, то другую… Когда я познакомилась со своим будущим мужем, он заявил, что стал членом ВЛКСМ уже в 10-м классе, и то только для того, чтобы поступить в вуз! Я была в шоке!" (Кузьминых, 2007, 14).

КОМСОМОЛКА - девочка-подросток или девушка, состоящая в комсомоле.

КОМСОМОЛЬСКИЙ билет - документ в виде книжки, удостоверяющий принадлежность к комсомолу.

Из повести А.П. Гайдара "Пусть светит" (1933): "Он подал ей клеёнчатый бумажник, из которого высовывался рыжий комсомольский билет".

КОМСОМОЛЬСКИЙ значок - знак принадлежности молодого человека к ВЛКСМ (комсомолу).

О 1958-1964 гг.: "Новый образец значка введён ЦК ВЛКСМ в 1958 году. Он изображает собой красное знамя, развёрнутое вправо от древка. На знамени - барельеф В.И. Ленина и надпись "ВЛКСМ". Поверхность знамени покрыта рубиново-красной эмалью. Барельеф и надпись золотистого цвета. Значок сделан из цветного металла - томпака; помещается на левой стороне груди. Комс. значок вместе с комс. билетом вручается принятому в ряды комсомола в торж. обстановке на комс. собрании секретарём райкома (горкома) ВЛКСМ" (ПС, 1960-1, 405).

КОМСОМОЛЬСКИЙ комитет школы - см.: Комсомол: Комсомольская орг-ция учебного заведения.

О конце 1940-х гг.: "Лядов, чистенький белобрысый мальчик…, член комсомольского комитета школы, поднялся, вытащил блокнот из кармана и, не раскрывая его, деловито проговорил…" (Шаров, 1961, 30).

КОМСОМОЛЬСКОЕ поручение - поручение комсомольцу от комсомольской орг-ции.

О Шадринске в 1931 г.: "[Годом] вступления в комсомол… для меня был 1931. Нас, несколько человек учащихся 7-х классов, принимали в комсомол в райкоме комсомола. В то время он располагался по улице Ленина в маленьком деревянном помещении. Нам задавали вопросы по уставу комсомола, требовали рассказать биографии вождей, а также задавали вопросы о междунар. положении. Затем вручили комс. билеты и прикрепили комс. значки. В 1930-е годы ещё продолжалась борьба с неграмотностью, и новым членам комс. ячейки школы было дано первое комс. поручение - обучать неграмотных. Помню, как я ходила на улицу Коммуны в одну семью и обучала двух неграмотных. Второе комс. поручение было - выявить спекулянтов хлеба. Мы, несколько девчат, рано утром шли на рынок и следили, кто тайно продает печёный хлеб. Затем незаметно шли за этим человеком на некотором расстоянии и тем самым узнавали адрес местожительства спекулянтов. Адреса сообщали в райком комсомола. После этого спец. комиссия шла по этим адресам. У нек. хлеб изымали и передавали в дет. дом. Затем мне поручили работать пионервожатой одного из пионерских отрядов школы" (Такунцева, [1989] 2002, 40).

КОМСОМОЛЬСКОЕ собрание - высший орган первичной комсомольской орг-ции. См.: Комсомол, Комсомольская орг-ция школы, учебного заведения.

Комсомольское собрание было правомочно принимать в ряды ВЛКСМ новых членов, избирать комсомольский актив, выносить решения по наиболее важным вопросам комсомольской жизни.

О 1947 г.: "Её невесёлые мысли нарушает голос Веры Сверчковой. "Товарищи, - говорит она, стоя за столом на сцене. - Общее собрание комсомольской организации нашей школы считаю открытым"…"Прошу называть кандидатуры председателя и секретаря", - говоря\ит Вера… Елена стоя объявляет: "На повестке дня два вопроса. Первый - прием в комсомол товарищей Ночки и Петровой, и второй - доклад Сверчковой о ходе подготовки к тридцатой годовщине Октября. Добавления или изменения будут?"" (Кузнецова, 1983-2, 427).

О Челябинске во вт. пол. 1940-х гг.: "Велика роль комсомольских собраний в борьбе за высокую успеваемость комсомольцев, учащихся всего класса, школы в целом… Вот как было проведено в одной из челябинских школ собрание по вопросу об успеваемости и дисциплине. На это собрание пришли родители-коммунисты и учащиеся-комсомольцы. Учащиеся-комсомольцы давали отчет о своей работе родителям… На собрании выступали и родители: один рассказал о том, как он с 16 лет начал революционную работу, боролся за советскую власть в гражданскую войну; другой, Герой Советского Союза, рассказал о мужестве советских людей, проявленном на фронтах Великой Отечественной войны; третий, рабочий-стахановец, рассказал о том, как рабочие у станков борются за перевыполнение производств. планов. Собрание произвело на учащихся глубокое впечатление и способствовало повышению успеваемости комсомольцев…" (Левин, 1949, 37).

О дизайнере Ольге Солдатовой: "Чем занималась при советской власти. Училась в школах - обычной и художественной, убегала с комсомольских собраний. Конечно, протест был. Но и многое советское нравилось: елочные игрушки, мультфильмы, спортивные костюмы" (Огонек, 2005, № 44. - 31 октября. - С. 26).

КОМСОРГ - руководитель комсомольской группы. См.: Комсомольская орг-ция учебного заведения.

О восьмиклассниках в конце 1950-х гг.: "Мишка Сперанский - …человек… серьезный и слишком принципиальный. В начале года мы избрали его комсоргом. Это окончательно испортило Мишку. Он с яростью принялся себя перевоспитывать. Прежде всего Мишка прекратил читать детективные романы, которые очень любил, и перестал плевать сквозь зубы (это умение считалось у нас очень ценным…)" (Зелеранский, 1961, 7).

О 1970-х гг.: "Лидерами класса у нас были две девочки. Комсоргом по очереди выбирали то одну, то другую. Тайно они ненавидели друг друга: на какое-то время внимание одноклассников переключалось на одну "приму", а другая была в тени!" (Кузьминых, 2007, 14).

"КОМУ на Руси жить хорошо" - поэма Н.А. Некрасова; с 1950-х гг. входит в число произведений, изучающзихся на уроках литературы в школе.

О нач. 1950-х гг.: "Вот пример… плана сочинения на тему ""Пореформенная Русь вы изображении Н.А. Некрасова" (поэма "Кому на Руси жить хорошо") (Московская школа № 644)" (Романовский, 1952, 47)

О девочке 13 лет в г. Когалыме в 2000 г.: "На уроке литературы мы изучали поэму "Кому на Руси жить хорошо"" (134).

О с. Красная звезда Шадринского р-на в 2002 г.: "Поэма Некрасова "Кому на Руси жить хорошо" изучалась в 10 классе, мне было 16 лет. На уроках литературы мы записывали различные типы крестьян в тетрадь. Например, из первой части про Якима Нагого - цитировали из текста со слов "в деревне Басове" до слов "Ой, брат Яким! недешево картинки обошлись!.." 4 гл.: от "Пришёл дьячок уволенный" до "Эй! Счастье мужицкое!.. проваливай домой"… Здесь же про Якима Перина от "Пошёл Ярмило царствовать" до "а просто он - мужик!" 5 гл.: от "Оболт-Оболдуевич" до "усадьбы переводятся". О Матрене Тимофеевне: с "Матрена Тимофеевна - осанистая женщина" до "Как мы домой пошли"… Писали под диктовку учителя и дальше, но я уже не писала" (011).

"КОМУ-КОМУ, только одному" - фраза, предлагающая желающим угоститься чем-то вкусным.

О детях 8-9 лет в с. Погорелка (пригород Шадринска) в 1995-1996 гг.: "Фразу "Кому-кому, только одному", мы употребляли, когда хотели угостить чем-нибудь кого-нибудь. Например, когда кто-нибудь из нас выходил гулять с полным карманом конфет, кричал: "Кому-кому, только одному?" Все прибегали к нему и кричали: "Мне, мне". Угощающий всем раздавал конфеты" (021).

КОНВЕНЦИЯ о правах ребёнка - Конвенция о правах ребенка была принята Орг-цией Объединенных Наций в 1990 году. В том же году СССР ратифицировал данную конвенцию.

"КОНВЕРТ" делать - вид шалости.

О 1940-х - 1990-х гг. в Ленинградском нахимовском военно-морском училище: "…С позапрошлого века до начала ХХI сохраняется кадетский набор проступков и шалостей: "давить масло"…, делать "конверт" (подворачивать простыни в постели товарища)…" (Зиновьева, 2003).

"КОНВЕРТИК" - условное (данное автором) наименование забавы начала 1920-х гг. с разворачиванием свернутого конвертиком с рисунками и рассказыванием истории.

"...Бойкий, весёлый Васька Чайник уговаривал [Гудзыка]: "Ну, кусочек хлеба отщипнешь и покажу. Жалко?" Гудзыку… хотелось поглядеть, что есть у занятного, богатого на выдумку Васьки Чайника... Он … буркнул: "Ну, хай вже. Показуй" Васька проворно вынул лист бумаги, сложенный замысловатым квадратным конвертом. На конверте был нарисован солдат… В руках он держал огромное ружье. Внизу стояла подпись, которую Васька громко прочитал: "Шел солдат с похода / Одна тыща девятьсот двадцать первого года". Он ловко выдернул одну часть бумаги: образовался такой же конверт, но с другим рисунком и надписью. Чайник опять довел её до слушателей: "Нашел часы и вилку, / Променял на колбасу и водки бутылку". Он снова дернул конверт - и появился следующий рисунок с двустишием: "Наелся, напился, / В царя обратился". Царь был похож на солнце, каким его рисуют дети, - круглолицый, в короне, с торчащими во все стороны лучами волос. Чтобы показать его всемогущество, художник в одну руку вложил царю бутылку водки, а в другую целый ветчинный окорок. Во рту у него дымилась папироса, у пояса торчали бомба-лимонка, револьвер и кинжал. Во всеоружии - как налетчик. Надпись на следующем развороте гласила: "Не захотел быть царем, / Захотел быть барином". И был изображен пузатый человечище в огромной, похожей на зонт шляпе. Толстяк сидел на мешке, испещренном кружочками - золотыми червонцами. Вообще все рисунки носили явную печать влияния "Окoн РОСТА" и имели сатирич. хар-р. В этом и таился их успех. Следующий разворот конверта вещал о том, что солдат: "Не захотел быть и барином..." Затем описывалась дальнейшая его одиссея, которая заканчивалась тем, что, став извозчиком, он: "Катился, катился / И в ад провалился". На последнем квадрате козлоподобные черти радостно поддевали на вилы разборчивого солдата, наказанного таким образом судьбою. Всю соль составляло ловкое устройство бумажного конверта: как ни разверни - новый рисунок…" (Авдеев, [1957] 1971, 45-47).

"КОНДАЛЫ", "кондалы-закованы" - детская игра.

О 1950-х гг.: "Играли в "кондалы". Ребятня делилась на две команды, бралась за руки и вставала друг напротив друга. Бежал и рвал цепь соперника тот, чье имя выкрикивали. Если цепочка "расковывалась", то из противоположной команды один человек выходил из игры" (Чайкова, 2006, 2).

О 1980-х гг. в загородном лагере: "Каждую минуту мы были чем-то заняты. На пляже играли в "колечко", "штандер", "кондалы-закованы"" (Кумейко, 2006-2, 7).

О вт. пол. 1980-х гг. в Кургане: ""Кондалы". В игру играли и мальчики, и девочки. Играющие делились на две группы, с одинаковым количеством человек в каждой группе. Вставали напротив друг друга, на расстоянии 4-5 метров. Крепко держали друг друга за руки. Первая группа говорила: "Кондалы!" Вторая группа отвечала: "Закованы!" Первая группа говорила: "Раскуйте нас!" Вторая группа отвечала: "Кем из нас?" Первая группа говорила: "Ваней!" Ваня разбегался и старался с разбега разорвать первую группу. Если ему это удавалось, то он забирал в свою группу человека из первой группы. Если ему не удавалось разорвать первую группу, то Ваня оставался у них. Выигрывала та группа, в которой количество участников прибавлялось" (535).

О пос. Лебяжье в конце 1980-х гг.: "Я очень в детстве любила играть со своими подругами в "домик"… Ещё одна игра, в какую мы играли летом, это - "Стандер стоп"… Следующая игра… - это "съедобное - несъедобное"… Также зимой мы ещё играли в игру "Царь горы"… Ещё одна игра - это "кондалы". Чаще всего в эту игру мы играли на поле, так как это очень подвижная игра, и для нее нужно много места. Мы делились на две команды. И вставали на большом расстоянии друг от друга, крепко держались за руки. И начинали кричать по очереди. Первая команда: "Кондалы!" Вторая команда: "Закованы!" вт. команда: "Раскуйте нас!" Перв. команда: "Кем из нас?" Вторая команда называет человека, который должен будет их расковать. Этот человек бежит к команде и должен разорвать сцепленные руки, если разрывает, то забирает с собой любого человека в свою команду, если не разбивает, то команда забирает его к себе" (458).

О конце 1980-х - начале 1990-х гг.: "В эту игру мы в основном играли в школе. Со мной училась девочка Юля, она была очень популярна среди одноклассников. В "кондалы" её всё время выбирали. Юля очень долго отказывалась, говорила: "Почему всё время я, выбирайте кого-нибудь другого". Но на самом деле ей было очень приятно. Некоторые специально разжимали руки и давали себя разбить, если бежала их подружка (или мальчик, который нравился), чтобы уйти с ними в другую команду. А другие специально не разбивали, чтобы остаться в этой команде" (604).

О перв. пол. 1990-х гг.: "Мы играли в "Ляпки"… Ещё мы играли в "Кондалы". Мы делились на две команды, вставали друг против друга держась за руки. Мы подходили и отходили друг от друга и при этом говорили текст: 1-я команда: "Кондалы". 2-я команда: "Закованы". 1-я команда: "Раскуйте нас". 2-я команда: "На которого из нас". И после этого 1-я команда выбирала человека из 2-й команды, который должен был разбежавшись разбить эти цепи, если это удавалось, то он забирал в свою команду одного человека, если нет, то сам оставался в этой команде. Ещё эта игра называлась "Бояре"" (560).

См.: "Кандалы".

КОНДУИТ - в России до 1917 года: журнал, куда заносились сведения о проступках учащихся. В России кондуиты широко применялись в гимназиях, духовных учебных заведениях и кадетских корпусах.

"То и дело в штрафном журнале-кондуите появлялись, например такие записи: "Ученик Петров был встречен на улице после 7 часов вечера" или "Ученик Смирнов в коридоре гимназии не соизволил поклониться учителю закона божьего. Оставить на 2 часа после уроков". Часто одна или несколько ябед в кондуите служили причиной исключения ученика из учебного заведения с волчьим билетом. Это означало, что его обладатель навсегда лишался права где-нибудь учиться" (Юрмин, 1983, 22).

О гимназии в Саратове в конце 1890-х гг.: "Отношения к ученикам были сухо формальными и чиновничьими. Нас не считали за детей, а скорее за солдат штрафного батальона, где за каждым малейшим нарушением следовало соответствующее наказание - без обеда на один или два часа со внесением в кондуит…" (Золотарев, [до 1975] 1995, 60).

См. также: Наказания в учебных заведениях (официальные).

""КОНДУИТ" и "Швамбрания"" - книга Л.А. Кассиля.

"Повесть "Кондуит" (1929) посвящена описанию последних лет старой гимназии в провинциальном городе. Повесть "Швамбрания" (1931) явилась её продолжением; в ней события разворачиваются уже в первые революционные годы. В 1935 г. автор переработал обе повести, соединив их под общим обширным названием "Кондуит и Швамбрания, повесть о необычайных приключениях… с приложением множества тайных документов, мореходных карт, государственного герба и государственного флага". Юные читатели по достоинству оценили книгу. Она не залёживалась на полках библиотек… "Кондуит" и "Швамбрания" сделали Л. Кассиля популярным детским писателем" (Чернявская, 1971; 264, 268)

КОНДУКТОР, играть в кондуктора.

Из стихотворения 1939 г. "Тащи сюда стулья, / Неси табуретку,/ Найди колокольчик, / Тесемку давай!.. / Сегодня нас трое, / Давайте устроим / Совсем настоящий…/ Московский / Трамвай. / Я буду - кондуктор, / Он будет - вожатый, / А ты - безбилетный пока / Пассажир. / Поставь свою ножку / На эту подножку, / Взойди на площадку / И так мне скажи: / "Товарищ кондуктор, / Я еду по делу… / Возьмите монету / И дайте за это / Мне самый хороший / Трамвайный / Билет. / Я дам вам бумажку, / И вы мне - бумажку, / Я дерну тесемку, / Скажу: / "Поезжай!.." / Вожатый педали / Нажмет у рояля, / И медленно / Тронется / Наш настоящий… / Московский / Трамвай" (Пантелеев, 1977, 93-95).

По воспоминаниям автора словаря, он сам в в Шадринске в конце 1960-х гг. с большой охотой играл в кондуктора.

"КОНЁК-ГОРБУНОК" - сказка в стихах (1834) Петра Павловича Ершова (1815-1869).

"Сказка полюбилась всем сразу, как только была напечатана, и в богатых домах, и в деревенских избах, где рядом с иконами висели озорные лубочные картинки. Популярность "Конька-Горбунка" была такой, что сказку стали переписывать друг у друга. Вышло издание новое, за ним ещё. При жизни сочинителя "Конёк" издавался четыре раза, и немалыми по тем временам тиражами. Духом своим сказка походила на пушкинского "Салтана", но был тут вольный, игривый сплав стихотворной литературы с фольклором - деревенским говором, прибаутками, озорными словечками… Петр Ершов и кроме "Конька" кое-что написал. Но эти писанья известны сегодня разве что литературоведам. "Конёк" же скачет по жизни уже без малого двести лет и законно стал "вечной книгой", как сказки Пушкина, Андерсена, как "Мюнхгаузен" и "Муха-Цокотуха"… Сколько раз "Конёк" издавался? На этот вопрос в Московской книжной палате ответили, что затрудняются сразу вдруг подсчитать, но что с 1917 года издавался он в разных городах и странах около тысячи раз…" (Песков, 2007, 28).

"…В основе сказки Ершова - различ. народ. сюжеты: об Иване-дураке, о Сивке-Бурке - вещей каурке, о Марко богатом, о Жар-птице и Василисе Премудрой. На основе нар. мотивов П. Ершов создал совершенно новое, оригинальное произв-ие…" (РДЛ, 1972, 112).

О начале ХХ века: "…Были ли… так богаты старые книжные полки. …Их нельзя назвать бедными, если… на них стояли в голубом и красном коленкоре "Робинзон Крузо"…, "Русские народные сказки"…, "Конёк-горбунок"…" (Маршак, 1971-7, 284-285).

"В круге дет. чтения сказка "Конёк-горбунок" появилась сначала как подцензурная переделка, а потом уже в настоящем виде. До сих пор она остаётся одной из лучших сказок русского детства… Ершовские стихи дети слышат задолго до того, как начинают читать. "Конёк-горбунок" воспринимается детьми сначала как сказываемая сказка, то есть как произв-ие скорее устное, чем книжно-литературное. Позднее они осознают, что это именно лит., авторская сказка" (Арзамасцева, 2007, 142).

О детском доме в нач. 1920-х гг.: "Я пошёл в первый класс… …Я… часто читал вслух сказки Пушкина, "Конька-горбунка" Ершова… Слушателей всегда собиралось много…" (Маринов, 1978, 16-17).

О 1930-х-1960-х гг.: "И теперь трудно найти в нашей стране человека который бы ещё в детстве не читал "Конька-Горбунка"" …" (РДЛ, 1972, 114).

КОНЕЦ учебного года - праздник для учеников начальных классов в 1940-е - 1950-е гг.

О конце 1940-х гг.: "На празднике - конец учебного года - школа отчитывается о проделанной за год работе. Устраивается выставка дет. работ: лучших письменных работ, тетрадей, рукоделья, рисунков, самодельных технич. игрушек, авиамоделей и т. д. На праздник приглашаются родители и представители общественности. В стенной газете подводится итог всей работы, помещаются портреты лучших учителей, учеников, родителей. Гости рассматривают выставку, знакомятся с учениками, которые до начала торжеств. части, во время сбора, участвуют в различных развлечениях в помещении школы или на площадке. Интереснее всего проходят аттракционы и парные игры (поединки)… Торж. часть праздника начинается кратким докладом, приветствиями и рапортами детей. Затем следует выдача отличникам грамот и подарков (портретов, бюстов, ценных книг, рисовальных, письменных и рукодельных принадлежностей, конструкторов, настольных игр и т. д.). Заканчивается торж. часть пением "Гимна СССР". После небольшого перерыва начинается худ. часть - программа самодеят-сти. Она должна являться рез-том. годовой работы школы и включать все самое лучшее, самое интересное и разнообразное. Продолжит-сть её должна быть не более 45-60 минут. В программе праздника следует также предусмотреть физкульт. упражнения и соревнования, кот. желательно провести после худ. части на площадке. Массовые игры под музыку тоже следует провести на площадке…" (НШ, 1950, 762).

КОНИ деревянные на палках - см.: Лошадки деревянные на палках.

"КОНИ-КОНИ" - игра (преимущественно девичья), которая заключается в хлопках ладоши, сопровождаемых произнесением текста.

О второй половине 1980-х гг. в Кургане: ""Дюба-дюба". Обычно в эту игру играли в школе, на переменах между уроками. Две девочки садились напротив друг друга, брались за руки, хлопали друг друга по ладошкам и говорили текст: "Дюба-дюба-дюба-дюба…/ Мышка бегала-скакала / И сказала: "Всё сначала!"" Так можно было играть до бесконечности. Во время игры скорость хлопанья друг друга по ладошкам возрастала. Хлопали друг друга по определенной системе (не описать, нужно показывать). Можно было играть и с другим текстом: "Кони-кони". "Кони, кони, кони / Сидели на балконе, / Чай пили, / В ложки били, / По-турецки говорили: / "Чаби, чаляби, / Чаляби, ляби, ляби" / Мы набрали в рот воды / И сказали всем: "Замри! / А кто первый отомрет, / Тот получит шишку в лоб!" / Шишечка еловая, / Стопятипудовая! / Раз! Два! Три! / Все замри!" Играющим в конце игры нужно было замереть и не двигаться, кто первый засмеялся, моргнул, пошевелился - тот проиграл" (535).

КОНКУРС инсценированной песни.

О 1970-х гг.: "Конкурс инсценированной песни, в основном, проводился в пионерлагерях. Были такие хиты, как "На Мамаевом кургане тишина", "Гренада". Сооружались нехитрые декорации. Отряд разучивал песню и пел припев хором. Кто-то солировал, а кто-то изображал героя песни в меру актерских способностей…" (Жавелева, 2006).

КОНКУРС на лучшую отрядную песню

Об ученицах 4-6 классов женской школы в Москве в 1949-1950 гг.: "С большим подъемом… прошёл конкурс на лучшую отрядную песню. После объявления конкурса каждый отряд на своих сборах выбирал себе песню и совершенно самостоятельно разучивал её. Сбор дружины, на котором подводились итоги конкурса, привлёк всю школу. Отряды входили в зал каждый со своей песней. Первое место было присуждено 4 отряду (IV "Б" класс), исполнившему в костюмах "Марш энтузиастов". Очень интересно и хорошо были исполнены песни отрядами VI "А" и IV "Б" классов. Пионеры VI "А" класса выбрали "Марш краснофлотцев". Девочки сделали для себя из бумаги матросские воротники и бескозырки, построили из картона большой макет борта корабля, мачты его украсили гирляндами флажков. Сцена изображала отдых матросов на борту. Был исполнен матросский танец и пропета песня" (Горская, 1951, 60).

Ср.: Смотр песни и строя.

КОНКУРС художественной самодеятельности - см.: Смотр художественной самодеятельности.

КОНКУРСЫ сочинений - см.: Всесоюзные смотры школьных сочинений.

"КОННИЦА" - мальчишеская игра.

О мальчиках-школьниках середины 1950-х гг.: "На дворе опять сыро и холодно, а в школе еще не топят. На переменке ребята начали играть в "конницу". Разделились на пары, и один другому сел на шею, а потом устроили "рубку лозы" - стали толкаться так, чтобы сбить противника. Сначала "рубили лозу" своим классом, а потом пошли в атаку на шестой "Б"… В самый разгар "рубки лозы" в коридор пришла Елена Ивановна и сразу же разогнала "конников"" (Мелентьев, [1958] 1961, 56). См.: "Конный бой".

"КОННЫЙ БОЙ" - мальчишеская игра.

О гимназистах конца 1890-х - начала 1900-х гг.: "Бывали и конные сражения: ребята мчались в бой верхом на своих товарищах, которые с полным удовольствием изображали резвых боевых коней" (Маршак, [1962], 1987, 547). См.: "Конница".

О первой половине 1980-х гг.: "Как-то раз Никита вернулся из школы позже обычного - спросила я. "На собрании?и в плохом настроении. "Случилось что-нибудь?" ругали, - вздохнул он, - мы на перемене в конный бой играли. Хорошая игра, правда, не очень тихая, потом констральная была по математике…"" (Семёнова, 1985, 27).

"КОНСКИЙ волос" - существо, которое, по поверьям петроградских (ленинградских) мальчишек, во время купания может проникнуть в тело и стать причиной смерти.

Из восп. Вадима Шефнера о 1920-х гг.: "Мы, мальчишки, иногда купались в Неве… Однако за это могли в милицию забрать, да и течение в Неве сильное… Поэтому куда чаще мы ходили купаться "на возморье" (так почему-то, мы все это слово произносили). Там, где Смоленка разделялась на несколько рукавчиков, вода была куда теплее, чем в Неве, а дно ближе, и течение медленнее, и никакая милиция не угрожала. Правда, на "возморье" грозила нам некая мифическая опасность: говорили, что там в воде "конский волос" водится. Это таинственное существо может незаметно проникнуть тебе под кожу, а через тридцать три дня оно до сердца твоего доберется - и капут тебе" (Шефнер, 1995, 217).

Ср.: "Волос".

"КОНСКИЙ хвост", "конский хвостик" - волосы, собранные на затылке в пучок.

О 1950-х гг.: "В "волосяном" дискурсе властных структур, в особенности в нач. 1950-х годов… явно прослеживались и антизападные тенденции. Это нашло отражение в критике причёсок "колдунья", "бабетта" и "конский хвост", ставших модными под влиянием зарубежного кинематографа… Больше всего власть раздражало то обстоятельство, что колдунья", "бабетта" и "конский хвост" были изобретены на Западе" (Лебина, 2007, 124-125).

О середине 1960-х гг.: "С невольной улыбкой Тина смотрит на шестилетнюю девочку в синих брючках и красном свитере. На затылке у девочки болтается "конский хвостик"… Ирка вторично размахнулась суком. …Мальчишка схватил её за "конский хвостик" и потащил в сторону. Ирка… завопила…" (Котовщикова, 1969; 179, 212).

О 1968-1969 гг.: "Передо мной стояла незнакомая девчонка… Через плечо у неё был перекинут "конский хвостик" - кажется, так называется эта прическа… Я ждал, что она повёрнется и бросится бежать, а я в один прыжок настигну её, и вот тут-то причёсочка "конский хвостик" весьма пригодится. Я схвачу её за волосы левой, правую сожму в кулак и поднесу к самому её носу. "Морда, морда! - скажу. - Я кулак. Иду на сближение". А она задёргается, будет всхлипывать: "Пусти, я твоей матери скажу…" Только девчонка не повернулась и не побежала… И вот в окне появилась Таня… А прическа "конский хвостик" ей идет. Если распустить его, волосы разметнутся по плечам, по спине… Таня открыла мне дверь, и я сразу же заметил, что "конского хвостика" уже нет. У неё была теперь короткая, почти мальчишеская стрижка" (Тихомиров, [1971] 2002; 8, 11, 16).

О нач. 1970-х гг.: "Они были в разноцветных купальниках, у каждой за спиной "конский хвостик"… Тогда Инга… сказала: "Сама ты хромая!" И побежала. Видимо, ей не терпелось доказать, что она не хромает. Вся стайка кинулась за ней. Завились на ветру "конские хвостики": рыжие, чёрные, светлые… Мальчику хотелось накинуться на этих глупых девчонок, растащить их за "конские хвостики", наговорить дерзостей, но он был скован каким-то непонятным чувством, мешавшим ему прийти на помощь подруге… Инга встала. Колючие струйки песка потекли по спине и по животу. Ветер трепал её "конский хвостик". Сквозь купальник белыми разводами проступала coль… Но неожиданно прочла в его глазах, что там, у ненастоящей лодочки фотографа, ему очень хотелось вступиться за неё, оттаскать девчонок за "конские хвостики", но он сдержался, потому что это было их девичье дело, в которое мальчишке не следует встревать, чтобы не унизить свою подругу" (Яковлев, 1974, 79-84).

"КОНСТИТУЦИЯ СССР" - предмет, изучавшийся в школе.

Распоряжением Совнаркома СССР от 1 февраля 1937 года совнаркомам союзных республик было предложено: "1. Организовать в теч. остающегося периода 1936-1937 учеб. года подробное ознакомление с нов. Конституцией Союза ССР учащихся VII, VIII, IX и X классов средних школ. 2. С 1937-1938 учебного года ввести преподавание Конституции Союза ССР в качестве самостоятельного предмета в VII классе средней школы" (НО, 1974, 175).

"После принятия новой Конституции в 1936 г. у нас в школе ввели спец. предмет - изучение Конституции. Учителем у нас был аспирант Московского института философии, лит-ры, истории… Автором Конституции решили считать Сталина. На уроках мы изучали доклад Сталина о Проекте Конституции" (Зиновьев, 1999).

"В 1937 г. в учебный план школы был включен курс Конституции СССР" (Очерки, 1980, 305).

О середине 1940-х гг.: "На уроке сталинской конституции Костыль (так прозвали преподавателя этого замечательного предмета) заметил, что Витя держит под партой и читает постороннюю книгу" (Фридкин, 2003).

Из Постановления ЦК КПСС от 5 марта 1958 г.: "…ЦК КПСС постановляет: Установить, что курс "Конституция СССР" в выпускных классах сред. общеобразоват. школ должен знакомить учащихся не только с Основным законом Советского гос-ва, но и с нек. сведениями из гражданского, трудового, колхозного, семейного, уголовного права" (НО, 1974, 192).

КОНСТРУКТОР - детская игра в виде набора деталей для сборки различных предметов, строительства сооружений.

О девочке 7-8 лет и её отце в конце 1920-х гг.: "В моем игрушечном хозяйстве из кукол - только голенькая резиновая "Галя"…, зато у меня целых два "конструктора", из деталей которых я мастерю разные "механизмы"… А из деталей моего любимого конструктора мы [с отцом] сооружаем совершенно диковинные механизмы, которых мне одной ни за что бы не сработать" (Лупанова, 2007; 13-14, 25).

О 1947 г.: "Сереже подарили железный конструктор, так Женька с Шуриком такой сделали семафор, что с улицы Калинина ребята приходили смотреть: с красным и зеленым огоньками был семафор. Шурик в этом деле сильно помог, он в машинах здорово понимает, потому что у него папа - шофер Тимохин, но Шурик не додумался, что можно взять из Сережиных елочных украшений цветные лампочки и приспособить к семафору, а Женька додумался" (Панова, [1955] 1956, 440).

О вт. пол. 1950-х гг.: "В руках у него оказывалась то какая-то деталь от Лёшиного конструктора, то заводной автомобиль…" (Браиловская, 1962, 45).

"Он взял старую отцовскую сумку-планшетку, в которой хранил все свои сокровища, в том числе и деньги, накопленные на игру "Конструктор". "Конструктор" может и подождать" (Черноголовина, 1962, 75).

Из статьи Носова 1950-1960-х гг.: "Вот был… в Москве на Арбате игрушечный магазин… В глубине магазина… было… три отделения. В одном - всё для младенца… В другом - различнейшие конструкторы, наборы инструментов, строительные кубики…." (Носов, 1982-4, 428).

 

О начале 1960-х гг.: "А вот автокран он сам сделал из консервных банок и из деталей от "Конструктора"… Автокраном Валерка грузил на железнодорожные платформы детали от "Конструктора", маленькие легковые машины…" (Костюковский, 1965, 293).

О девочке в нач. 2000-х. гг.: "Раскидает по дому игрушки, конструктор - и ни за что не уберет… "Ты - вредная девчонка", - говорю ей, в очередной раз наткнувшись на разбросанный конструктор. А она, глянув через плечо, в дверях спокойно ответит: "Я знаю, мамочка"" (Никонова, 2003, 4).

О семилетнем мальчике в перв. пол. 2000-х гг.: ""Конструктором" Стас увлекается… с шестимесячного возраста. Сейчас строит из "Лего" такие космические корабли, что позавидовал бы академик Королев" (Короткая, 2006, 15).

"КОНТОРА" - см.: Группировки подростково-молодежные.

О 1970-х - 1980-х гг.: "Лет 30 назад в Казани дети городских окраин от безделья и беспросветности стали объединяться в "конторы" и "моталки". Вскоре в группировки оказалась втянута вся молодежь от 12 лет" (Петров, 2007, 37).

КОНТУРНАЯ карта - "Географическая карта с нанесёнными на ней очертаниями суши и водоёмов без их названий" (Словарь, 1956-5, 1346).

О нач. 1950-х гг.: "И сразу вспомнилось, что завтра на уроке географии учительница Елена Павловна с доброй улыбкой пройдёт по рядам и сама соберёт контурные карты с обозначенными там городами, морями, реками и озёрами страны… Вернувшись домой, Петя допоздна сидел за своим столом, рисуя новую контурную карту" (Седугин, 1953; 25, 26).

О 1970-х гг.: "Как непоправимо мало… мы вспоминаем наши школьные годы. Теряются в дымке конфликты с учителями и вызовы в школу родителей, дневники, контурные карты, переброшенные записочки и запускание ластиком…" (Климонтович, 2004, 8).

О Шадринске в начале 1990-х гг.: "Я так не любила контурные карты по географии. Это было сущим наказанием для меня. Не понимала ни где рисовать, ни что рисовать" (1001).

КОНФЕТТИ - "кружочки из разноцветной бумаги, которые бросают друг в друга на балах, карнавалах и т. п." (Словарь, 1956-5, 1352); "разноцветные бумажные кружочки, которыми осыпают друг друга на балах, маскарадах" (Ожегов, [1960] 1970, 285; Ожегов, 1972, 269).

Осыпание конфетти как знак внимания, проявление симпатии.

О бале в женской гимназии начала ХХ века: "Антракт между танцами. Музыка стихла. Толпа из зала хлынула в оранжевый коридор… Запенился в стаканах холодный лимонад. У всех разгоряченные лица, все хлещут друг в друга горстями разноцветного конфетти. И в кого хлещут сильнее, тот, значит, нравится больше. А если весь засыпан, - значит, полный успех. Вон Талька Бой и Симониха гуляют по коридору, и никто не бросает в них конфетти. Ни одной пестрой кругленькой бумажки на волосах. А потом они убежали в уборную и, когда вышли, у каждой на голове была целая груда конфетти. Должно быть, высыпали себе на голову по пакету и разгуливают с довольными физиономиями. Как глупо! Пусть никто не кинет в Еву ни одной бумажки, Ева никогда так не сделает. Никогда!" (Будогоская, [1929] 1988, 35).

О середине 1910-х гг.: "Юноша Синьков не раз был влюблён в таких, как Вера. На балах он выбрасывал на них мешки конфетти и серпантина, купленные на все карманные деньги. Они ходили в цветных пятнышках и разорванных бумажных лентах, не делая стряхнуть с себя эти знаки внимания" (Лебеденко, 1958, 188).

КОНФЕТЫ - сладкое кондитерское изделие, лакомство в виде плиточки, батончика, лепёшки, шарика и т. д.

Конфеты как любимая пища детей.

О нач. 2000-х гг.: "Олечку ругают за излишнюю любовь к сладкому. "Опять съела все конфеты! Ты плохая девочка!" Олечка не соглашается с такой оценкой: "Если в девочке много хороших конфет, значит, она - хорошая девочка!"" (Коняхин В. Фенечки // Первое сентября. 2002, № 17. - С. 4).

Потребление конфет детьми.

О детстве 1920-х гг. и отрочестве 1930-х гг.: "Я вспомнила и коробки конфет, которые потом, став продавщицей кондитерского магазина, приносила нам Анна Ивановна. В детстве нашем не хватало конфет…, и эти роскошные коробки с шоколадными конфетами навеки поразили мое воображение" (Гречина, 1994, 209).

О 1930-х гг.: "[Шаргунов]: "Вы общались со Сталиным?" Д[арья] М[аксимовна] [внучка А.М. Горького]: "Марфа [вторая внучка] дружила с его дочкой, Светланой. Они вместе учились все десять лет. А как-то Сталин прислал за мной машину, меня привезли на дачу. Он повел меня на второй этаж, напоил чаем, угостил шоколадными конфетами". "Опять конфеты…" Д[арья] М[аксимовна]: "Я от ужаса, что вижу "живого бога", не могла ни одну проглотить. Сталин был обходителен, спрашивал: "Как ты живешь?"" (Шаргунов, 2004).

О г. Завитинске Амурской обл. в перв. пол. 1990-х гг.: "Из детства помню следующие названия конфет и шоколада, которые покупали нам родители. Конфеты: батончики "Буратино", карамель "Гусиные лапки", "Снежок", "Дюшес", ирис "Кис-кис", "Мяу-мяу", "Золотой ключик", шоколадные конфеты: "Курортные", "Красная шапочка", "Весна", "Ласточка", "Школьные"" (107).

Конфеты соевые.

О г. Ленинграде в 1941-1943 гг.: "Однажды… мать задержалась, отоваривая детские карточки соевыми конфетами…" (Кочергин, 1996-1, 75).

Конфеты как новогоднее ёлочное украшение.

В перв. пол. ХХ века конфеты являлись, по-видимому, традиционным елочным украшением.

О Москве в 1903 г.: ""Вот нам и ёлочка!" - обрадовалась Аришка, подобрав ветку. Дома подруги поставили ветку в бутылку с водой и начали её украшать. У Ксеньки давно уже были припрятаны конфетные бумажки. Она нарезала маленькими кусочками черный хлеб и завернула каждый кусочек в бумажку на манер конфеты. "Конфеты" обвязали ниточками и повесили на ёлку. Ещё на ёлку повесили две медные пуговицы и фигурки, вырезанные из газеты" (Бродская, Голубева, 1938, 52).

О 1941-1945 гг.: "Ёлочных игрушек у деда Матвея, конечно, не было, потому ребята притащили из дому всё, что могли, что у кого было. Украсили ёлку тряпичными куклами, разноцветными флажками и конфетами. Только настоящих конфет не было. Сохранились всего лишь обёртки-фантики. Девочки собирали их для игры ещё до войны. Нарезали плиточками сырую картошку таких размеров, как были когда-то конфеты, завернули кирпичики в цветные фантики, повесили на ёлку - настоящие конфеты получились. Никто чтобы не подумал, что они поддельные. Когда убрали ёлку, сами удивились, какой она вышла нарядной" (Шаповалов, 1986, 112).

КОНЦЕРТ - "Публичное исполнение ряда вокальных, инструментальных муз. произв-ий, балетных, эстрадных и т. п. номеров" (Словарь, 1956-5, 1362)

Концерты школьные.

О конце 1950-х гг.: "Не первый год руководит [Мая Портянская] работой отрядного кружка самодеят-сти. И вот как-то раз предложила она на совете дружины устроить в школе большой концерт. Пусть ребята из разных классов подготовят номера и выступят с ними на сцене в физкультурном зале. А билеты на концерт пускай будут платные, решил совет. Хотя бы по три рубля. Ведь эти деньги тоже можно передать в кассу будущей поездки хора в Ленинград. И вот во всех отрядах началась подготовка к концерту, Разучивали песни и танцы, стихи и физкультурные пирамиды. А ученики шестого класса решили поставить целую пьесу…" (Соколовский, 1960, 67).

Концерты дворовые самодеятельные - организовывались и проводились детьми в 1960-е - 1990-е гг.

О Шадринске в конце 1970-х - нач. 1980-х гг.: "Играли мы на поляне, которая находилась недалеко за домами. Поляна была окружена кустарниками и деревьями… На поляне… устраивались концерты для взрослых. Концерту предшествовала предварительная репетиция. Пели песни детские и взрослые, подражая и переодеваясь в исполнителя, читали стихи, пели частушки, танцевали, показывали сценки. Обязательно рисовали билеты для зрителей, которые продавали по 5 копеек. Взрослым концерты очень нравились. Они хлопали в ладоши и на всю следующую неделю разговоры были только о концерте" (608).

О мальчике 5 лет в Шадринске в 1982 г.: "Когда мне было лет 5, старшая сестра со своими подружками написали объявление, что состоится концерт в нашем дворе, все желающие могут прийти к нам. Я на этом концерте рассказывал стихотворения "День седьмого ноября", "Наша Таня громко плачет", пел песню "Качели". Мне было очень интересно, как смотрят на меня взрослые, я был в восторге от аплодисментов" (220).

О середине 1980-х гг.: "Когда мне было лет 7-8, я помню, что мы очень часто устраивали во дворе концерты для жителей. Мы собирались во дворе, часто репетировали. Сначала это было просто для развлечения, мы показывали, что на что способен, но потом вдруг кому-то в голову из нас пришла идея ставить концерты перед жителями. Мы пели разные песни, в основном, это были современные эстрадные песни. Мы искали костюмы, иногда даже пробовали шить, но были трудности с материалом, приходилось утаскивать у мамы и потом крепко от нее получать трёпку. Нашими слушателями были, в основном, старушки, которые сидели на улице во дворе, на скамейках. Мы делали импровизированную сцену, которая была на площади дет. сада. У нас во дворе был дет. сад, и там все наши концерты проходили с большим успехом. Потом как-то эти концерты отошли на второй план, и весь наш двор, а он включает пять домов, двор проходной, захватила идея строительства шалашей" (453).

О г. Шумихе во вт. пол. 1980-х гг.: "Летом мы устраивали концерты. Подготовили номера песни, стихи, сценки, что-нибудь из гимнастики, так как все занимались: кто ходил на танцы, кто на гимнастику или легкую атлетику. Мальчики в концертах с нами не участвовали, даже никогда не ходили смотреть, что мы там приготовили. После подготовки к концерту расклеивали объявления: во сколько начнется и что там будет. Приглашали всех, кто попадется на глаза. Приходили иногда наши мамы, но основными зрителями были бабушки, которые в конце программы нас хвалили и угощали различными сладостями" (554).

О Шадринске в 1993-1994 гг.: "Дворовые концерты. Мне было 9-10 лет. Идея провести подобный концерт была два раза. Я вспоминаю, что к такому мероприятию мы готовились около трех дней. Собирали реквизит, продумывали номера, которые станем показывать, репетировали. Заранее фломастерами делались билеты и раздавались всем желающим. Концерт был летом, так как проходил на улице, почему-то за домом - наверное, там была удобная площадка. Реквизит мы либо делали сами, либо искали дома (костюмы, косметика, микрофоны и т. д.) У нас не было руководителя, мы своими силами всё делали. Например, я и моя подруга Оля пели песню группы "Комбинация", "Бухгалтер", естественно без фонограммы. Мы копировали их интонацию, манеры поведения, одежду, прически. Потом всем коллективом мы инсценировали сказку "Журавль и кувшин". Я плохо помню, как она прошла, но зрители остались очень довольны. На этот концерт приглашались бабушки из нашего дома. Мальчикам и ребятам старшего возраста нельзя было приходить, так как мы боялись, что они станут над нами смеяться" (105).

О Шадринске в 1994-1996 гг.: "Мне было лет 8-10 (не помню). У нас двор состоял из двух домов (дружили мы с этим одним домом), а домов во дворе было много. Вот. Мы с девчонками собирались где-нибудь на лавочке у подъезда и придумывали, что бы сделать, чтоб было не так скучно и однообразно. Решали провести выступления перед ребятами. Взрослых не звали потому, что концерт проводили на "песках" - это было место, ограждённое высоким забором и находившееся не очень далеко от дома. Они бы все равно туда не пошли. Вот. Устраивали репетиции каждый день на "песках". Артисты были, в основном, девочки. Мальчики соглашались участвовать только в возрасте 5-6 лет (маленькие). Мальчики постарше уже не участвовали (не хотели, говорили, что это глупо), но сами приходили на наши концерты. Мы ставили танцы, придумывали костюмы. Танец ставили девочки, которые ходили в танцевальный [кружок]. Музыка была (магнитофон на батарейках), брали дома. Ставили сценки, придумывали сами, делали конкурсы для зрителей. Например: покупали сухой сок "юпи" (не знаю, как пишется), крекер; сухой сок разводили водой, и надо было выпить сок и съесть крекер за определенное время - кто быстрей, тот и выиграл. В конкурсе, в основном, принимали участие мальчишки, особенно если конкурсы были связаны с едой или с мячом. Приглашений не писали. Подходили и так говорили, что вот приходите на "пески" к четырем часам. С девочками ходили на поля, рвали себе букеты (цветы), давали мальчикам, говорили, чтоб они нам в конце концерта дарили их" (114).

Ср.: Детский уличный театр.

КОНЬ - "обитый кожей брус для гимнастических упражнений на 4 выдвижных ножках" (Словарь, 1956-5, 1372); "обитый кожей длинный брус на подставках для гимнастических упражнений" (Ожегов, [1960] 1970, 286; Ожегов, 1972, 269).

О 1950-х гг.: "На уроках физкультуры он был предметом общих насмешек. Когда ему предлагали пройти по буму, ребята уже заранее начинали хихикать… Через "коня" ему тоже не удавалось перепрыгнуть. Он застревал на чёрной кожаной спине и некоторое время восседал, как всадник в седле. Ребята смеялись, а он неуклюже сползал на животе на пол и шёл в строй" (Яковлев, 1964, 14-15).

КОНЬ игрушечный - игрушка в виде коня

О Саратове 1880-х гг.: "На одной из таких ёлок мои сестры получили большого бумажного коня, на которого я садился верхом и меня катали по комнате. Водовоз, который привозил нам воду в бочке, рассказывал мне, что летом он купает свою лошадь в Волге. И вот я также решил искупать своего коня в кадке с дождевой водой. После купания мой конь облез, краска с него сошла и сам он развалился на части. Как же я плакал потом, лишившись своего коня!" (Золотарев, [до 1975] 1995, 53).

Деревянный конь на доске с колесиками.

"Мне сегодня / В подарок / Коня принесли - / Вьётся грива / До самой земли. / Целый день я / От лошади / Не отходил, / На колёсах гулять / Выводил" (Аким, 1961, 65).

Конь-качалка.

О 1942-1944 гг.: "Они пошли в смежную комнату, заваленную игрушками: конём-качалкой, трёколесным велосипедом, кубиками и разными пирамидками; на полу на толстом ковре валялись куклы-голыши и разные плюшевые зверюшки" (Глушко, [1988] 1990, 69).

О середине 1960-х гг.: "…на примере одной из любимых игрушек детей - коня-качалки…" (Григорьева, 1966, 16).

См. также: Лошадка.

КОНЬКИ - узкие металлические полозья с площадками, прикрепляемые к подошвам обуви для катанья по льду или обледеневшему снегу. Катание на коньках - распространенная с ХІХ века русская детская забава.

О нач. ХIХ в.: "Мальчишек радостный народ / Коньками звучно режет лёд" (Пушкин А.С. Евгений Онегин).

О 1830-х - 1840-х гг. (из стихотворения 1840-х гг. Я.К. Грота "Зимнее веселье"): "Снова над глубью реки / Пол нам готов ледяной. / Братцы! подвяжем коньки - / Кто молодец, тот за мной!.. / В руки по палке, друзья! / Мячик возьмем - и за ним, / По льду, как вьюга, скользя, / Взапуски все побежим! / Или по зеркалу льда / Вензели станем писать..." (РПД, 1989, 129-130).

О Саратове в конце 1880-х гг.: "Против нашего дома жил один старик - польский ссыльный… Он был мастер на все руки и любил детей; он клеил нам змеи, вытачивал "точки" и юлы, он же сделал мне деревянные коньки с железными подрезами" (Золотарев, [до 1975] 1995, 51).

О конце 1890-х гг. - нач. 1900-х гг.: "Мы бежали задами на только что замерзшую речку кататься по льду. Металлические коньки были у нас в ту пору в диковинку. Мы катались на деревянных колодочках, в которых провертывали дырки и бечевкой прикручивали к валенкам. Такие коньки то и дело соскакивали, и привязка к ногам занимала больше времени, чем самое катанье" (Кузьмин, [1964] 1990, 52).

О 1913-1914 гг. в Петербурге: "… Гимназисты в серых шинелях с блестящими пуговицами, предпочитавшие марку "Снегурочка"; уличные мальчишки на самодельных, подвязанных верёвкою железных пластинках; специалисты фигурной езды, выписывавшие тройки, восьмерки, легко взлетающие на воздух и, перевернувшись, падавшие на остроносый, изогнутый "Нурмис", - всё это неслось, летело, падало под звуки вальса "На сопках Манчжурии", под медный грохот оркестра, широкими звонами проплывавший в сером петербургском воздухе" (Андреев, 1966, 87).

В воспоминаниях о 1920-х годах в Петрограде-Ленинграде читаем: "В большом ходу у мальчишек, так называемых "уличных", зимой было катание на коньках "Снегурочки" или "Нурмис", прикрученных веревками к валенкам. Катание очень часто происходило прямо на проезжей части улицы, например, у нас на Садовой. Пользовались успехом проволочные крючки, чтобы цепляться сзади за сани легковых извозчиков. Крючок должен был быть такой длины, чтобы извозчик не мог достать "конькобежца" кнутом… Кстати, снег с проезжей части убирался плохо, кататься на коньках было вполне сносно, несмотря на раскаты и рытвины (Поздняков, 1994, 291).

О мальчике 9 лет в Таганроге в 1932 г.: "Зима, и я приезжаю в школу на коньках. Коньки надевались и снимались с ботинок так: каблук был с дыркой, на ней металлическая пластинка - сюда продевалась пятка конька, а спереди коньки привертывались лапками. И поскольку ботинок… был несколько уже лапок, надо было подкладывать свёрнутую бумажку - ну чуть-чуть всего-то и не хватало, каких-то полсантиметра" (Танич, 2000, 32).

О Ленинграде в 1930-е гг.: "Зимою на коньках катались повсюду, то ли зимы были крепче, то ли снег не убирали на мостовой… К… валенкам прикручивали коньки-снегурки. Потом уже появились спец. ботинки с металлическими пластинками" (Гранин, 1990-5, 477).

В стихотворении 1933 года С. Маршака "Кот и лодыри" катание на коньках является признакам лодырничества и отлынивания от школы: "Собирались лодыри / На урок, / А попали лодыри / На каток./ Толстый ранец с книжками / На спине, / А коньки под мышками / На ремне…. / Отвечают лодыри: /"… Нам пойдет двенадцатый / Скоро год…. / Нам учиться, лодырям, / Что-то лень./ На коньках катаемся / Целый день. / Мы не пишем грифелем / На доске, / А коньками пишем мы / На катке!..." (Маршак, [1933] 1968-1, 203).

О середине 1930-х гг.: "Катались, конечно, и на коньках. Коньки были "хагенские", или "гагенские", по-нашему "гаги". Стоили они рублей 20-25. Другие коньки, "нурмис", стоили 8 руб. 50 коп., ботинки для коньков стоили 9-10 рублей. Лыжи заграничные стоили 17-18 рублей, а наши - 15-16. Не каждый, конечно, мог себе все это позволить. Покупали тогда старье на рынке, оно было дешевле" (Андреевский, 2003, 339).

О Ленинграде середины 1940-х гг.: "Город был ещё полон минувшей блокадой… Вот местная пожарная команда залила ребятам каток, и теперь половина нашей улицы с визгом и хохотом носится по голубому льду, звонко чиркая самодельными деревянными коньками или довоенными "снегурками", прикрученными с помощью палки и верёвки к разбитым залатанным валенкам" (Алмазов, 1989, 180). О Свердловске второй половины 1940-х: годов: "Сами жильцы заливали во дворе небольшой каток. Почти у всех детей были коньки-снегурки, которые привязывались веревками к валенкам и укреплялись на них палочками. Тепло, уютно ногам!" (Факова, 2006).

О начале 1950-х гг.: "Петя выпил горьковатой чайной заварки и стал собираться на каток. Надев один ботинок с коньком, Петя послюнявил бахромчатый конец шнурка и, спеша, пропуская дырки, начал шнуровать, Во втором ботинке обнаружил гвоздь" (Седугин, 1953, 25).

О середине 1950-х гг.: "Вовка мне привинтил коньки к валенкам. Так только Вовка умеет привинчивать. Я потом домой прямо в валенках пришёл. Снять-то я их сниму, а потом как надену?" (Голявкин, 1960, 23).

О Свердловске в конце 1960-х гг.: "Одно время в зимние каникулы мы вставали на коньки почти каждый день. Не пугаясь даже тридцатиградусного мороза. Доводя свои ноги до состояния бесчувственных культей. Так, на бесчувственных, и ковыляли до дому с Центрального стадиона, не снимая коньков (с ботами там или с валенками предпочитали не связываться - без них на катке чувствуешь себя свободнее). А дома, через десяток минут, проведенных в тепле, орали и катались по полу от боли. Чтобы назавтра проделать все то же самое... Я купил свои коньки у Рашида за восемь рублей. Это была огромная сумма в ту пору, когда кусок хлеба стоил копейку, пирожок с повидлом - пять, эскимо - одиннадцать… То были не какие-нибудь канады, или гаги, или, упаси Господи, девчоночьи снегурки, а настоящие беговые "ножи" с черными ботинками, не закрывающими щиколотки, и потрясающим клеймом ленинградского "Динамо" на лезвиях. Связав шнурки, я повесил свое сокровище на шею и отправился восвояси..." (Застырец, 2006).

КОПИЛКА - кружка, ящичек или фигурка с узкой щелью для опускания монет с целью сбережения, накопления их.

О конце 1880-х гг.: "И Олег, и Нелли, и другие все имели свои копилки и хранили в них деньги… Пересчитывают дети новенькие деньги… Теперь начинаются разговоры. Всем дано по рублю, половину следует отложить в копилки, а на другую можно бы чего вкусного купить" (Крашенинников, [1925] 1991; 99, 101).

О начале 1900-х гг.: "[10-летняя] Лёля сказала: "Из моей копилки я возьму три рубля. Я думаю, что нам хватит этих денег". Стёпка сказал: "Три рубля нам, безусловно, хватит, потому что нам деньги нужны только лишь на покупку семечек и конфет…."" (Зощенко, [1939] 1968-1, 235).

О девочке в Петербурге в перв. пол. 1910-х гг.: "Глиняная кошка-копилка вскоре была разбита, все накопленные медяки и серебряный полтинник были пущены в дело" (Александрова, [1975] 1978, 7).

О вт. пол. 1940-х гг.: "Долго шестилетний сын упрашивал меня купить ему велосипед. Но денег у меня не было: большая семья, да и время - это было сразу после войны - нелёгкое. "Я куплю тебе копилку, - сказала я ему, - ты будешь складывать в неё деньги. А когда она наполнится, мы вынем эти деньги и купим тебе велосипед". Мальчик согласился. Я купила на Даниловском рынке большую чёрную кошку с дыркой в голове, поставила её на комод, дала сыну несколько пятаков, и он, очень довольный, сам опустил их в копилку. С этого момента чёрная кошка начала богатеть не по дням, а по часам, так как хозяин копилки развил… бурную деятельность по добыче пятаков… Стоило только отцу прийти с работы домой, как мальчик уже направлялся к нему с протянутой рукой. "Папа, дай пятачок, кошка просит"… Зайдет к нам, бывало, кто-нибудь из соседей или знакомых - мальчик бежит к нему и начинает хвастаться своей копилкой: "Вот какая у меня кошечка. Она деньги любит". Медь и серебро летели в копилку со всех сторон… Часто я ловила сына на том, что он подолгу изучает свою черную кошку: то потрясет её, прислушиваясь к звону монет, то возьмет увеличительное стекло, поднесет копилку к окну и начинает разглядывать через щель её недра. Так незаметно с помощью добрых людей, а точнее - папы и мамы, шестилетний мальчик превращался в стяжателя. Однажды утром ко мне постучала одна из моих соседок и сообщила: "Ваш сынок стоит у молочного магазина с протянутой рукой и просит милостыню"… …Я тихо подошла к нему и измененным голосом спросила: "Мальчик, что ты тут делаешь?"… А сын плакал около меня и оправдывался: "Мама, это я для копилки собирал деньги, чтобы она быстрее наполнилась". Вот к чему привела эта затея с копилкой! Вернувшись домой, я взяла с комода чёрную кошку и бросила ее на пол. Мальчик долго стоял и смотрел на черепки, которые валялись у его ног. "Не жалей эту кошку, - успокаивала я расстроенного сына. - Мы разбили с тобой копилку, которая превратила тебя в попрошайку…" С тех пор я никогда не заводила копилок. И каждый раз, когда я вижу копилки в других домах, они мне напоминают маленького мальчика в меховой шубке с протянутой рукой" (Володяева, 1960, 52).

О середине 1950-х гг.: "Катя задумалась на минутку. "Вот глупая!" - вдруг сказала она сама себе и схватила с этажерки глиняную свинью-копилку, в которой копились деньги на "волшебный фонарь". Она долго трясла свинью над столом, пока не натрясла пригоршню меди и серебра" (Гернет, Ягдфельд, [1957] 1959, 21).

О конце 1950-х гг.: "…Глиняная птица… / Будто круглые очки, / У неё глазищи, / И глотает пятачки / Птица вместо пищи. / Опустил монету, был пятак - и нету!... / Я разбил эту сову…" (Барто, [1961], 1969-2, 102)

О нач. 1960-х гг.: "…Можно вытряхнуть из своей копилки все монеты, купить две ириски "Ледокол" и выменять фантики на бумажку от "Мишки на Севере"" (Цюрюпа, 1964, 14).

КОРАБЛИК - "Самодельная детская игрушка из бумаги, щепок и т.п., напоминающая по виду корабль" (Словарь, 1956-5, 1410).

О начале 1930-х гг.: "Матросская шапка, веревка в руке, веду я кораблик по быстрой реке…" (Барто, [1936], 1969-1, 20).

О псковской деревне в 1942-1943 гг.: "Снова наступила весна. Из щепок и сосновой коры вырезаем кораблики, пристраиваем палочки-мачты и надеваем на них бумажные паруса. Елозим вдоль ручья с прутиками, подгоняя и направляя свой флот, устраиваем грязе-снежно-ледовые запруды и лепим из этих же материалов узкие, но глубокие фарватеры. Короче, забот - полон рот" (Миронов, 1999, 87).

О Москве середины 1940-х гг.: "Булыжные мостовые, аккуратно спрофилированные так, чтобы ручьи текли по обочинам. И каким наслаждением было пускать кораблики в весенние потоки, мчавшиеся весной вдоль этих обочин!" (Сафонов, 2001).

О деревенских мальчиках 1949-1951 гг.: "Но если не соскочил с валенка чубарик и веревка на нем не лопнула, ты счастливчик! Домой придешь с сухими валенками и выпросишься у взрослых на улицу. А там, в низовьях оврагов… синеют ямы-бочаги с талой водой, и в них можно пускать парусные лодочки, выструганные из пористой сосновой коры... И мы, мальчишки, будем каждый день прибегать на реку, а деревянные чубарики позволят нам подойти к самому урезу воды, чтобы… пустили мы в плаванье свои - легкие, выструганные из чешуйчатой сосновой коры, качливые парусные кораблики" (Морозов, 1986, 23).

О Свердловске во вт. пол. 1960-х гг.: "На всю осень, зиму и весну улицы между зоопарком, оперным театром и парком Энгельса становятся нашими, мы по ним путешествуем… То идём в зоопарк…. То… пускаем кораблики в прозрачной воде фонтана…." (Смирнова, 2005) "Мой кораблик уплывёт / И причалит где-то… / Скоро снег с земли сойдёт / И наступит лето!" (Новицкая, 1966, 15). О 1960-х гг.: "…Через весь двор побежал ручей… Никита сделал из щепки кораблик. Судёнышко вместе с ручьём проскользнуло под забором, косо промчалось поперёк тротуара и нырнуло в глубокую сточную яму" (Цюрюпа, 1970, 3).

О пос. Каргаполье в 1993-1994 гг.: "Когда мне было лет 9-10, мы с сестрой каждую весну играли в кораблики. Мы брали тетрадные или альбомные листы, сворачивали их особым образом (сейчас я уже и не вспомню, как это делается), и получались кораблики. Этим корабликам мы давали имена. чтобы кораблики дольше не промокали, мы иногда пропитывали их жиром или подсолнечным маслом (это нам подсказали одноклассники). Затем эти кораблики мы спускали на воду, в ручейки. Мы ходили по улицам поселка Каргаполье и искали широкие, глубокие, с быстрым течением ручьи. Нам было интересно наблюдать сам процесс движения корабля по воде. Если кораблик падал на бок от сильного дуновения ветра или застревал на "мелководье", мы помогали ему снова поймать течение. Иногда у нас был просто спортивный интерес: чей корабль дольше продержится на воде и не утонет, а также дальше уплывет, тот был лучшим "кораблестроителем"" (013).

О пос. Осеево (пригород Шадринска) в нач. 1990-х гг.: "Когда наступила весна, мы каждый раз запускали кораблики. Если ручьи были большие и глубокие, корабли делали почти как настоящие: с палубами, матросами, даже колокольчики прикрепляли. А по маленьким ручейкам запускали лодочки из коры или какое-то подобие корабля. Причём, девочки всегда делали свой корабль, а мальчики свой. И в определенный день мы все собирались и запускали эти корабли. Иногда получалась целая флотилия. Дети с других улиц запускали свои кораблики. Могла начаться гроза - мы начинали топить корабли или пускать по тем ручьям, где были водопады. Могла начаться война, и мы топили корабли неприятеля - забрасывали камешками, мальчишки стреляли в них из рогаток. Всегда был и победитель - тот корабль, который проплыл дальше остальных по ручью. Этот корабль мы оставляли до сильного дождя (с ручьями) или до следующей весны. Было очень весело" (516).

КОРЗИНА - плетёное изделие из прутьев.

В плетеные корзины-колыбели в начале ХХ века укладывали новорожденных.

Воспоминания князя Сергея Голицына о 1914 годе: "Нясенька нам объявила, что ночью у нас родилась маленькая сестричка. Тогда в состоятельных семьях полагалось рожать не в родильных домах, а в своей квартире. Узнав столь интересную новость, мы захотели немедленно идти смотреть новорожденную… Моя мама лежала на кровати с распущенными волосами… А рядом, в плетеной корзине, утопая в белом и розовом, покоилось маленькое, сморщенное, красное личико.. И я мог часами проводить у ее корзины-колыбели и смотреть, как она шевелит губками, помаргивает глазками." (Голицын, 1993, 26).

"КОРЗИНОЧКА" - игра с пением и выбором пары.

О конце 1920-х - нач. 1930-х гг.: "Игр с пением было немного, одна из них начиналась с того, что кто-нибудь (водящий, определенный по "считалке") садился на корточки в центре круга из участников игры, которые пели: "Сиди, сиди, Яша…" Дальнейшие слова, да и самый смысл игры я забыл: кажется, водящий Яша должен был выбирать себе невесту из круга или ловить кого-то. Сходной игрой была "корзиночка", которая запомнилась благодаря нудно-сентиментальному тексту и мотиву. Дети - непременно нечетное число - становились в круг, один выходил из круга и выбирал себе пару. При этом круг пел: "В этой корзиночке много цветов, / Я принесла их из разных садов, / Розы, фиалки, лилии там есть, / Всяких цветочков в корзиночке не счесть… Маятник качается, двенадцать часов бьет, / Петя просыпается и к Лидочке идёт. / Лидочка, Лидочка, как вы хороши, / Любит вас Петенька ото всей души". Имена, разумеется, соответствовали водящему и его избраннице. Круг сохранялся, но постепенно переформировывался: рядом, взявшись за руки, стояли парочки. Последнюю участницу, никем не избранную, выгоняли на всеобщее позорище в центр круга и издевательски пели: "Наша корзиночка стала пуста, / Лысая крыса осталась одна". Жестокая игра! "Лысая крыса" начинала горько и безутешно рыдать. В эту игру, по идее общую, играли чаще всего одни девочки, мальчишки презирали её как бабски сентиментальную. Девочки же часто затевали "корзиночку" для сведения личных счетов, заранее договариваясь, кого оставить "лысой крысой". Любопытно другое: 50 лет спустя мне попались в руки тексты песен из популярнейшей в пушкинское время оперы Геснера "Леста, или Днепровская русалка". Эту оперу Пушкин цитирует в "Евгении Онегине" ("Приди в чертог ко мне златой!.."), не без её влияния написана пушкинская "Русалка". Уже к середине [ХIХ] века "Леста" была прочно забыта. Но один из её хоров, как я прочитал, начинается словами: "В этой корзиночке много цветов, / Я принесла их из разных садов". Вот какой долгожительницей оказалась "Леста", вернее пара её бездарных стихов. Впрочем, уже давно игра "корзиночка" вышла из обихода" (Федосюк, 2004, 17-19).

Запись перв. пол. 1930-х гг.: "В этой корзине. Девочки берутся за руки, образуют кружок, начинают петь и медленно двигаются по кругу, постепенно ускоряя движение. "В этой корзинке есть много цветов, / Я нарвала их из разных садов: / Роза, фиалка, лилия там есть, / Можно для Любочки веночек сплесть./ Любочка-Любочка, как вы хороши, / Любит вас Манечка ото всей души. / Маятник шатается, двенадцать часов бьет, / Люба одевается и к Манечке идет. / Куда вы так торопитесь, мой ангел дорогой, / Все ноженьки промочите, вернётеся домой". Игра повторяется: поется та же песня с изменением имен девочки или мальчика" (Лойтер, 1991, 228).

Вероятно, об этой же игре речь в описании Петербурга 1914 года: "…Екатерингофский сад… На площадке курорта девчонки водили хоровод, противно пища тонкими голосами: "В летнем садочке есть много цветов, / Я насбираю их разных сортов. / Розы, фиалки и лилии там есть, / Можно для Леночки веночек сплесть". Роман сидел на скамейке, болтал ногами, подпевал" (Белых, [1930] 1965; 19, 20).

"КОРИЧНЕВАЯ пуговка" - песня (автор музыки и слов неизвестны), исполнялась (иногда с элементами инсценировки) в пионерских лагерях в 1960-е - 1980-е гг.

Ю. Дружников автором текста называет Евгения Долматовского.

[О 1930-х гг.:] "Поскольку с кулачеством покончено, юных доносчиков нацеливают на новые задачи: они выслеживают шпионов и диверсантов, проникающих через границу. "Коричневая пуговка валялась на дороге, / Никто не замечал ее в коричневой пыли. / А рядом по дороге прошли босые ноги, / Босые, загорелые протопали, прошли. / То были пионеры соседнего отряда..." Старшее поколение помнит стихотворение "Пуговка" Евгения Долматовского. Мальчик нашел пуговицу, обнаружил на ней надпись не по-русски, и дети немедленно сообщили на погранзаставу. Четыре дня, "забыв еду и сон", скакали пограничники и задержали человека, у которого на заднем кармане не было пуговки. "А в глубине кармана - патроны для нагана / И карта укреплений советской стороны. / Итак, шпион был пойман у самой у границы. / Никто на нашу Родину не ступит, не пройдет. / В Алешкиной коллекции та пуговка хранится, / За маленькую пуговку ему большой почет!" Разумеется, доносчиками были не только дети, но и дети были не только доносчиками" (Дружников, 2001).

"Есть знаменитое стихотворение Михалкова: "В глухую ночь, / в холодный мрак / Посланцем белых банд / Переходил границу враг - / Шпион и диверсант. (...) / И в тот же самый ранний час / Из ближнего села / Учиться в школу, / в пятый класс / Детей ватага шла. / Шли десять мальчиков / гуськом / По утренней росе, / И каждый был учеником, / И Ворошиловским стрелком, / И жили рядом все". Позже этот сюжет превратился в знаменитую "Коричневую пуговку". История про пуговку с не нашими буковками, история про то, как Алешка нашел, товарищи отнесли и донесли, - на самом деле блестящий пример отражения эстетики довоенного времени. Первые повести и рассказы [Льва Овалова] о майоре Пронине объединили в себе судьбу этих двух стихотворений - когда в апреле 1941-го "Голубой ангел" [повесть Л. Овалова] печатался в журнале "Знамя", он был предельно серьезен, и он же, когда читаешь сейчас, выглядит как история про то, как "Четыре дня искали / бойцы по всем дорогам, / Четыре дня искали, / забыв покой и сон, / на пятый отыскали / чужого незнакомца / И быстро оглядели / его со всех сторон. / А пуговки-то нету! / У заднего кармана! / И сшиты не по-нашему / широкие штаны. / А в глубине кармана - / патроны от нагана / И карта укреплений / советской стороны"" (Березин, 2004-2, 9).

События в цитируемой далее книге происходят в первой половине 1980-х гг. Если в это время директору Дома пионеров хотя бы 30 лет, то дата его рождения приходится на первую половину 1950-х гг, следовательно, его "сознательное" детство - на первую половину 1960-х гг.

[О мальчике в первой половине 1960-х гг.:] "А [директору Дома пионеров] Сергею Борисовичу вспомнилась песня, которую он пел в детстве. "Коричневая пуговка лежала на дороге. / Никто не замечал её в коричневой пыли…" Очень она тогда ему нравилась, там было про то, как ощин мальчик проявил бдительность и помог задержать шпиона… "Как там дальше?" - стал припоминать директор. "Но мимо по дороге прошли босые ноги. / Босые, загорелые, протопали, прошли!" "Смотри-ка… Ведь помню! - удивился он. - А ведь, в сущности, совершенно дурацкая песня, и чего я её пел?..." И он тихонько запел дальше: "Ребята шли купаться весёлою гурьбою, / Последним шёл Алёшка и больше всех пылил. / Нечаянно ль, нарочно ль - и сам не зная точно, / На пуговку Алёшка ногою наступил". Сергей Борисович оглянулся: не видит ли кто, как он вышагивает по коридору, отчаянно размахивая руками в такт песне… Слава богу, никого! "Он поднял эту пуговку и взял её с собою, / Но вдруг увидел буквы нерусские на ней… / К начальнику заставы ребята всей гурьбою / Бегут, бегут дорогою - скорей, скорей, скорей!" "Просто ерунда какая-то!" - нахмурился директор, но остановиться уже не мог и допел до конца: про то, как встревожился начальник заставы и велел седлать коней, как враг был пойман, а шпионская пуговка с тех пор хранилась в Алёшкиной коллекции: "Ему за эту пуговку всегда большой почёт!.." "Вот какие глупые песни пел я в детстве…" - покачал директор головой…" (Соломко, [1985] 1986, 56-57).

О 1980-х гг.: ""Коричневая пуговка" - песня пограничная. По коричневой пуговке, валяющейся на дороге, которую нашел Алёша, разыскали шпиона. По рассказам сестры [1970 г. р.], в 1980-х гг. пели эту песню в школе на 23 февраля" (134).

Приводим вариант, зафиксированный автором словаря в нач. 1980-х гг. в одном из пионерских лагерей Свердловской обл. (песню вожатые инсценировали для детей): "Коричневая пуговка валялась на дороге. / Никто не замечал её в коричневой пыли, / Но мимо по дороге прошли босые ноги. / Босые, загорелые протопали, прошли. / Ребята шли на речку, шли в поле за цветами, / Последним шёл Алёшка и больше всех пылил. / Нечаянно, случайно, как - сам того не зная, / На пуговку Алёшка ногою наступил. / Он поднял эту пуговку и взял её с собою / И тут увидел буквы нерусские на ней. / К начальнику заставы ребята всей гурьбою - / Бегут, бегут, торопятся, - скорей, скорей, скорей. / "Рассказывайте точно, - сказал начальник строго / И карту пред собою зелёную раскрыл, - / Вблизи какой деревни и на какой дороге / На пуговку Алёшка ногою наступил?" / Советские чекисты четыре дня не спали, / Четыре дня скакали, забыв покой и сон. / В деревне повстречали чужого незнакомца / И тут же обыскали его со всех сторон. / А пуговки-то нету у заднего кармана! / И сшиты не по-русски широкие штаны. / А в глубине кармана - патроны от нагана / И карта укрепления советской стороны. / Вот так шпион был пойман у западной границы, / Тайком на нашу землю никто не попадёт! / В Алёшкиной коллекции та пуговка хранится, / Ему за эту пуговку большой-большой почёт". Известен другой вариант последней строчки: "За маленькую пуговку ему большой почёт".

См. также: Буртшейн, 2005.

КОРМИЛИЦА - "Женщина, кормящая грудью чужого ребёнка" (Словарь, 1956-5, 1432).

О 1890-х гг.: "Был тогда обычай в состоятельных и средних семьях: матери сами не кормили, а нанимали кормилиц. У нас денег было мало, но у мамы не было молока, и кормилицу наняли. В старые времена, говорят, кормилицы приходили со своим ребенком, выкармливали своего и чужого; чужой ребенок звался молочным братом или сестрой кормилицыного ребенка. Но времена в городах становились суровее, патриархальное молочное братство кончилось. Квартиры небольшие, ни о каких молочных братьях разговора не было; кормилицу нанимали, ребенка своего она оставляла, и, вероятно, его дома кормили соской из жеваного хлеба. Кормилицы ходили по улицам в специальных костюмах от хозяина, вроде древнерусского, какими они представлялись журналу "Нива": кокошник, вышитый фальшивым жемчугом. Если мальчик, то кокошник у кормилицы синий, а если девочка, то красный. Кофта не в талию, тоже красная. Юбка не запомнил какая, а на голову к кокошнику привязано много разноцветных лент. Кормилицу нанимали выкормить, - вероятно, месяцев на восемь, - и очень следили, чтобы не приходил к ней её муж. Муж чтобы был законным, потому что нравы были лицемерны. Законный муж не должен быть во время выкормки мужем: чтобы у кормилицы молоко было небалованное, оба должны были жить монашеской жизнью. Отдай сына, мужа, своё молоко, пройди медицинский осмотр и ешь восемь месяцев сытно. Платили кормилице больше, чем кухарке" (Шкловский, [1961], 1973-1, 21-22)

О Свердловске второй половины 1940-х гг. (в тексте присутствует отсылка к событиям 1938 года): "Однажды к ним пришла огромная полная женщина, радостно встреченная бабушкой, схватила мальчика в охапку, прижала к груди и заворковала, запричитала, заохала. Он задохнулся, прижатый к огромной, мягкой, горячей груди…, сердито вырвался… "Не узнает! - хохотала женщина. - Сосунок родимый!" "Вы кто?" - спросил он, набычившись. Ответ ошеломил его. Оказалось, это его кормилица Маруся. Когда он родился, у мамы не хватало молока, и эта Маруся выкормила его своей грудью. Думать об этом было дико и стыдно" (Дробиз, 2004-1)

КОРМИТЬ овсом - вид игрового наказания.

О посл. четверти ХIХ в.: "О посл. четверти ХIХ в.: "В играх русских детей существуют след. виды наказаний: 1. Женить…, лупитъ… 3. Кормить овсом, овситъ (Вятск. г.). Виновного ставят лицом к стене. Каждый из остальных игроков подходите к нему, бросает мяч кверху и в то время, когда мяч совершает свой полет, ударяет наказуемого в спину, что именно и значит кормить овсом, и затем ловит мяч. Поймав мяч, наказуюший вновь делает то же самое до тех пор, пока не выронить мяча, после чего право наказывать переходит к другому" (Покровский, 1895, 62).

См. также: "Гонять", "Женить".

КОРМУШКА (для птиц) - дощечка с крошками или зерном для подкармливания птиц.

С 1950-х гг. идея помощи птицам зимой стала активно проводиться взрослыми в детской среде, изготовление кормушек стало распространенным детским занятием.

Из пособия для уроков ручного труда середины 1950-х гг.: "На зиму не все птицы улетают на юг. Оставшихся зимовать надо подкармливать, И они будут прилетать, если мы об этом позаботимся. Нужно регулярно выставлять корм на видное место. Кормушку можно ставить на подоконник, можно вешать на верёвке, вынося из комнаты через форточку, можно устраивать на деревьях. Для устройства самой обычной кормушки требуется: кусок фанеры, дощечки (из которых можно бы было нащепать планочек), мелкие гвозди и соответствующий инструмент… Отрезаем от листа фанеры кусок шириной в ширину карниза, длиной около полуметра. Накалываем из соснового бруска планочки толщиной в 1,5-2 см: три планки длиной в длину фанерной дощечки, две длиной в ширину фанеры, прибиваем их мелкими гвоздиками к фанере или приклеиваем столярным клеем. Затем находим стеклянную или глиняную баночку для воды и отгораживаем место по её размеру кусочком дощечки. Надо приспособить кормушку для помещения за окно. Если будем вешать на гвоздь, то лучше сделать дополнительно рамку из пяти планок. Если будем ставить на подоконник, то на углы фанеры снизу прибьём четыре заострённых пробки, чтобы остриём они упирались в подоконник (карниз), не позволяли скользить и падать на землю. Для предупреждения падения от слишком бурного прилёта пернатых гостей кормушки можно привязать верёвочкой к гвоздю" (Жилкина 1956, 169-170).

В учебнике для первого класса 1961 г. (с. 31) на четырёх цв. картинках изображено, как мальчик изготавливает кормушку (1), подвешивает её на сук дерева (2), как девочка насыпает корм в кормушку (3), как дети наблюдают за птицами, клюющими корм (4). Вопросы под картинкой: "Кто сделал кормушку? Куда он её повесил? Что насыпала в кормушку девочка? Кто прилетел к кормушке? Что делают дети?" (Костин, 1961, 31).

"Когда ребята шли из школы домой, то у них только и разговору было, что о кормушках. "Я живо кормушку сделаю, - сказал Митя Колечкин, - Это мне недолго!"… Не прошло и недели, а у всех октябрят из Таниной звездочки уже висели во дворах птичьи кормушки" (Воронкова, 1961, 51).

Из книги 1975 г.: "Мы кормушку смастерили, / Мы столовую открыли. / Воробей, снегирь-сосед, / Будет вам зимой обед… / В пятницу в столовой нашей / Голубь лакомился кашей. / А в субботу на пирог / Налетело семь сорок" (Александрова, 1975, 91).

О Шадринске в конце 1980-х гг.: "Однажды мне отец не знаю откуда привез диковинных семечек - трехгранные, очень жирные, очень вкусные. Была зима. Я сидела у печки и ела эти вкусные семечки. В школе нам рассказывали, что птичек надо кормить. И я, жалея птиц, тут же соорудила кормушку из коробки из-под конфет и насыпала туда этих вкусных семечек. Была [внутренняя] борьба: они вкусные, я тоже их хочу, но птички летают, им холодно и негде взять еду. Победили птички. Я насыпала семечек в кормушку и повесила на яблоньку на улице. Мне стало обидно, жалко, когда, спустя какое-то время, я увидела парней, жующих эти вкусные семечки" (1001).

"КОРОЛЬ", игра(ть) в "короля" - детская игра.

О середине 1910-х гг.: "На чёрном крыльце появляется Лора…. "Марийка, пойдём играть с девочками!" - кричит Лора и пробегает мимо Марийки на полянку. Там собралось уже много детей: нарядная Ляля…, Володька…, белокурая длинноносая Ванда Шамборская. Они играют в "короля", и Марийка слышит, как Лора говорит мальчику Маре, который живет во втором этаже: "Здравствуйте, король!" "Здравствуйте, милые дети, - сонно отвечает толстый Мара. - Где вы были, что вы делали?" "Были в саду, а что делали - угадай!" - хором отвечают дети и начинают подпрыгивать вверх, хватая горстями воздух. "Рвали вишни", - думает Марийка и, зажав в руке воняющий селёдкой нож, следит за игрой. Мара-король морщит лоб и надувает щёки - он никак не может отгадать. Король соображает медленно, и все дети успевают разбежаться в разные стороны. Марийке тоже хочется поиграть в "короля"" (Бродская, [1938] 1957, 23).

"КОРОЛЬ горы" - игра, то же, что "Царь горы".

О конце 1970-х гг.: "Они охотно рассказывают, как играли в короля горы. ...Володя и Серёжа сказали, что все дети, даже маленькие, эту игру знают… А игра такая: надо забраться на ледяную или снежную горку и всех оттуда сталкивать. Они лезут вверх, а ты стоишь выше всех и сталкиваешь, и они катятся. И если тебе это удаётся и ты стоишь наверху долго, а тебя стянуть и столкнуть никто не может, то ты есть самый главный король горы. Звучит красиво - король горы. А вообще-то эта игра мне не очень нравится. Ну что это за игра - сам стоишь, устроился на верхушке, а других столкнул вниз. "Володя, а ты часто бываешь королём горы?"… "Редко. Я не очень люблю толкаться, мне всех почему-то жалко". "А ты, Серёжа?" Маленький Серёжа мнётся, но отвечает честно: "Я потолкаться люблю. Но королём бываю редко - разве всех столкнёшь?"… На улице кричат ребята. Наверное, опять играют в царя горы. "Жухаешь! Жухаешь! - надрывается громкий голос. - А пусть не жухает! Ногами толкаться нельзя!"" (Матвеева, [1982] 1986; 29-30, 133).

"КОРОЛЬ жевачек" - персонаж детских вызываний.

О первой половине 1990-х гг.: "Уже в школьные годы (1-5 классы) на переменах помимо подвижных игр нас занимала и несколько другая забава. Это время можно назвать настоящим бумом жевательных резинок… …Другой способ нашего времяпровождения касается уже скорее магической практики - вызывание "короля жевачек". Ложась спать, нужно было положить под подушку несколько фантиков от жевательных резинок, сказав при этом "Король жевачек, приходи!" Считалось, что утром найдешь вместо бумажек жевательные резинки. Конечно же, никто их не находил. Но мы из-за этого не переставали верить в него, а объясняли это тем, что он чего-то испугался и только поэтому не пришел" (559).

"КОРОЛЬ и королева" - детско-подростковая импровизационно-драматическая игра.

О Казани в 1943-1944 гг.: "Однажды Лика подошла ко мне и сказала шепотом: "Пойдем на чёрный ход, что я тебе скажу!" Прибежали мы на чёрный ход с другой стороны общежития, сели на холодные мраморные ступеньки, и Лика сказала заговорщическим голосом: "Давай ты будешь король, а я королева. А это все будет наше царство".?Лика показала на чёрный ход, на булыжники и кусты лебеды. "А что мы будем делать?" "Любить друг друга", - прошептала Лика и посмотрела мне в глаза. Я растерялся. Меня охватили и трусость и любопытство. Лика приблизилась ко мне и тихо спросила: "Ты согласен?" …Я кивнул. "Всё, - сказала Лика и встала. - Теперь у нас с тобой есть тайна. Теперь ты должен обо мне заботиться и защищать меня". "Нет, лучше я буду править", - сказал я. "Нет, - сказала моя королева… - Править ты будешь потом. А сейчас ты должен выполнять все мои желания. Ведь я королева. Королев всегда слушались. Ты должен построить замок и устроить в нем залы. И приносить мне разные подарки, и развлекать меня, и не сердить, и надевать мне туфли. Ты должен все время смотреть на меня и угадывать мои желания"… ...Королева говорила очень убедительно, и мне нечего не оставалось, как уступать ей. Я натаскал камней и огородил чёрный ход. Потом всё царство перегородил досками на несколько залов. Я рвал для королевы цветы, снимал и надевал её сандалии, бегал домой за фантиками. С каждым часом у меня становилось всё больше обязанностей. Всё управление царством королева взяла в свои руки. Я только ей помогал. Подавал что-нибудь или держал. А королева всё уговаривала и требовала. Это было какое-то колдовство. Я ничего не мог с собой поделать. Я и не заметил, как совсем потерял свое мальчишеское достоинство. Только к вечеру, когда я то ли устал, то ли наконец взбунтовалось моё самолюбие, но я сказал, что мне надоела эта дурацкая игра, и предложил королеве лучше поиграть в ножички. Но моя королева посмотрела на меня презрительно и уничтожающе. "Ну и не надо, не играй. [Вовка] будет", - сказала и убежала, задрав носик. В тот день я впервые понял, что каждая, даже самая маленькая, любовь ещё всегда и маленькое рабство. Со следующего дня Лика играла в нашем царстве с Вовкой. Я мучился от этого коварства и предательства, но изменить ничего не мог. Теперь уже эта игра мне не казалась дурацкой, и я лез из кожи вон, чтобы Лика снова стала играть со мной. Но она меня не замечала… Наблюдая за их игрой, я стал замечать, что Лика не такая уж королева, а, скорее, просто кривляка. Мне даже стало жаль Вовку, что он этого не видел" (Сергеев, 1986, 45-47).

"КОРОЛЬ Лев" - анимационный фильм, выпущенный студией У. Диснея в 1994 году.

О Шадринске в 1994 г.: ""Король Лев". Когда я впервые увидела этот диснеевский мультфильм, мне было 9 лет. Мы смотрели его у соседей по видеомагнитофону. "Король Лев" просто потряс меня. Во-первых, он был необычайно красочным, во-вторых, - довольно длинным, а в-третьих - мне очень нравились переживания, как в жизни. Не было ничего фальшивого и нравоучительного - вот что было ценно! Особенно запомнился момент, когда Муфаса, отец Симбы, сорвался со скалы, а маленький львенок, не понимая, что лев умер, теребил его за ухо и звал: "Папа, папа!" Как я плакала над этими кадрами! Но несмотря на трагичность момента, мультфильм не оставлял после его просмотра грусти. Еще запомнилось, как звёздное небо над маленьким Симбой превратилось в лик его отца, таким образом, утрата была не такой острой. "Король лев" остается моим любимым мультфильмом на всю жизнь" (012).

О 1994 г.: "Когда мне было 7 лет, я очень любила мультики "Король Лев" и "Ёжик в тумане"… ...В мультфильме "Король Лев" рассказывается о предательстве брата, который хотел занять престол. Он убил короля и выгнал его сына, тем самым освободив себе место. Когда я смотрела его в первый раз, я даже расплакалась" (076).

О 1996 г.: "В детстве на меня большое впечатление произвёл мультфильм "Король Лев". Это было примерно в 1996 г. Мой брат купил мне видеокассету с этим мультфильмом. Я очень часто его смотрела, родители не могли меня оттащить от телевизора, но самое главное, меня не могли успокоить, когда в мультике был момент, когда умирает папа-лев, я так ревела. Позже появилась книга "Король Лев", но она на меня не произвела такого впечатления, как мультик" (175).

О 1996 г.: "В детстве на меня произвел огромное впечатление мультфильм "Король Лев". Я посмотрела его, мне было восемь лет. У меня была ужасная истерика, когда я увидела сцену, когда умирал отец-лев. Меня мама очень долго успокаивала и выключала кассету. Я на третий раз только досмотрела этот мультфильм, так как после этого эпизода у меня была истерика. Но, досмотрев этот мультфильм до конца, я очень была рада за львенка, что у него все стало хорошо" (172).

О с. Шатрово в 1996 г.: "Мультфильм "Король Лев" я посмотрела в 8 лет, этот мультфильм произвел на меня большое впечатление, я смотрела его много раз" (129).

О 1997 г.: "Когда мне было 10 лет, я постоянно смотрела мультик "Король Лев". Этот мультик очень красивый, интересный и поучительный. Он на примере показывает, к чему приводит непослушание" (075).

О Шадринске в 1990-е гг.: "Моим любимым мультфильмом в детстве был "Король Лев". Мне очень нравилось смотреть за приключениями маленького храброго львёнка, который каждый раз попадал в какую-нибудь трудную, смешную ситуацию" (092).

"КОРОЛЬ-ПРИНЦ" - детская игра, возможно, аналог игры в "Короли".

О 1905 годе в Одессе: "Когда же оказалось, что, кроме русско-японских картин, у Моти есть еще превосходные кремушки, орехи для игры в "короля-принца", бумажки от конфет и даже картонки, Петина любовь дошла до наивысшего предела" (Катаев, 1961, 135).

КОРОМЫСЛО

О Казани в 1950 г.: "На [фотографии] изображены мы - дети, жившие тогда в одном бараке. Жили мы тяжело, голодно… За водой ходили за два квартала… У нас была обязанность - ходить за водой за два квартала с двумя ведрами на коромысле. Эти походы за водой и все остальные подробности той жизни мы вспоминаем каждый год, в ноябре…" (Валиахметова, 2004, 5).

КОРОТКИЕ штаны - см.: Штаны короткие.

"КОРОЧЕ, дело к ночи" - выражение, употреблявшееся в речи в 1990-е гг.

О девочке в с. Крутихи Далматовского р-на в 1993 г.: "Когда училась в первом классе, наш первый класс располагался на базе детского сада "Сказка", где мы учились с 9.00 до 13.00, а потом, как и все остальные дети этого сада, после 12 часов ложились спать (сончас), вставали в 3 часа дня, а под вечер из садика нас забирали родители или родные. И вот когда приходил за мной брат, чтоб забрать меня, он говорил: "Давай, короче!", а я отвечала: "Дело к ночи!", или он эту фразу говорил полностью: "Давай короче, дело к ночи!" - это случалось тогда, когда я долго доставала и надевала верхнюю одежду перед выходом из сада" (211).

О середине 1990-х гг.: "Выражение "Короче, дело к ночи!" употреблялось, когда надо было закончить или прервать какое-либо дело, разговор и идти спать! "Короче, дело к ночи! Кончай базар, дружочек! Пошли домой и баиньки!" - реплика, которую я услышала в с. Ожогино Шатровского р-на в середине 1990-х гг." (154)

О девочке 12-13 лет в с. Костыгин Лог в 1997-1998 гг.: "По вечерам я, мой старший брат и наши друзья собирались у ограды на лавочке. Мы разговаривали, пели песни под гитару. Часто досиживались допоздна. И часам к 2-3 ночи брат говорил: "Короче, дело к ночи!" Это значило, что пора собираться домой. Компания тоже, как правило, расходилась" (137).

О мальчике 15 лет в д. Шестаково Частоозерского р-на в 2000 г.: "Мой знакомый часто употреблял в своей речи словосочетание: "Короче, дело к ночи", так как был очень нетерпеливым, не хотел ждать объяснений" (231).

О девочке 12-14 лет в г. Когалыме в 2001 г.: "Пошли с одноклассницами гулять (человек пять). Не можем решить, куда идти. Лена предлагает на набережную, Маша - в парк, Света - на бульвар. Таня говорит: "Короче, дело к ночи! Определяйтесь резче. Домой скоро!"" (134)

О 2002 г.: "Выражение "Короче, дело к ночи!" я услышала, когда мне было 15 лет. Это выражение мы говорили в случае, если кто-то долго, например, не мог дать нам ответ на вопрос или долго делал какое-либо задание. У нас это означало: давай быстрее!!!" (139).

О девочке 15 лет в 2002 г.: "Я гостила у бабушки в деревне в Макушинском районе, мы решили с подружками идти в клуб. Но я долго прособиралась, пока поливала в огороде, пока ходила в баню, пока красилась, одевалась. Время уже было начало 11 часов вечера, а мы хотели идти в 9 часов. И подружка Оля мне сказала, чтобы я поторопилась: "Короче, дело к ночи". Пришлось собираться в темпе вальса" (239).

КОРСАЖ - "часть женского платья, покрывающая верхнюю часть туловища" (ВСТ, 1894, 809); "часть женского платья, охватывающая грудь, спину и бока" (Словарь, 1956-5, 1476); "верхняя часть лифа, платья, а также широкая тесьма для поясов" (Неклюдова, 2004, 315).

О 1907-1912 гг. (автор цитируемого текста родился в 1902 году): "Мне вспоминается, как в дни моего детства, при посещении утреннего спектакля в праздничные дни, "классные дамы" закладывали институткам за корсаж, между лопатками, линейки, чтобы девочки привыкали сидеть в ложе, гордо выпрямившись и лишь слегка склоняя головки в ответ на приветствия знакомых юношей. А как плавно приседали они, не сгибая корпуса, чуть не до полу при встрече с директрисой!.. Невольно подумаешь, что и у дореволюц. школы были свои неплохие традиции!" (Дорохов, 1966, 83).

КОРСЕТ - "часть женского костюма, стягивающая грудь в талии; состоит из ткани, в которую вшиты китовый ус и стальная пластинка; ныне заменён более гигиеническим, в виде широкого пояса, но и тот мало-помалу выходит из употребления как весьма вредная выдумка моды" (ВСТ, 1894, 809); "широкий упругий пояс для стягивания талии" (Словарь, 1956-5, 1477; Ожегов, 1972, 273); широкий пояс под платьем со вшитыми - для придания стройности фигуре - упругими пластинками.

О начале ХХ века: "В тринадцать лет мама впервые приехала к тете Мане в Петербург. Увидев полную, пышущую здоровьем племянницу, тетушка всплеснула руками: "Немедленно надеть корсет!"" (Кубанева, 1988).

О женской гимназии в губернском городе на Урале в середине 1910-х гг.: "Через несколько дней под воскресенье в гимназии устраивался бал "в пользу недостаточных учениц"… Зойка рассказывала Ирине о том, как весело бывает на этих балах. "Ну, уж весело! - сделала недовольную гримаску Мика. - …Колобову в прошлом году отчитывала: "Вы неприлично толсты, разве можно бывать на балах с такой талией! Затягивайтесь в корсет, вы уже взрослая". А Колобова слезами заливается: "Я, говорит, не виновата, Лидия Георгиевна, я и так уксус пью, и никак не худею, а корсет не могу носить - меня давит"" (Филиппова, 1938, 52).

Рекомендации девушкам из издания 1970 г.: "Одежда девушки должна быть удобной, красивой и гигиеничной… Не следует увлекаться корсетами, тугими поясами…" (Хрипкова, 1970, 22).

"КОРШУН", "коршуны", игра(ть) в "коршуна" - детская игра конца ХІХ - начала ХХ века.

""Коршун". Играющие выбирают коршуна и наседку, остальные - цыплята. Коршун роет ямку, а наседка с цыплятами ходит вокруг него и нараспев говорит слова: "Вокруг коршуна хожу, / По три денежки ношу, / По копеечке, / По совелочке". Коршун продолжает рыть землю, он ходит вокруг ямки, встаёт, машет крыльями, приседает. Наседка с цыплятами останавливается, спрашивает коршуна: "Коршун, коршун, что ты делаешь?" "Ямку рою". "На что тебе ямка?" "Копеечку ищу". "На что тебе копеечка?" "Иголочку куплю". "Зачем тебе иголочка?" "Мешочек сшить". "Зачем мешочек?" "Камешки класть". "Зачем тебе камешки?" "В твоих деток кидать". "За что?" "Ко мне в огород лазят!" "Ты бы делал забор выше. / Коли не умеешь, так лови их". Коршун старается поймать цыплят, наседка защищает их, гонит коршуна: "Ши, ши, злодей!" Пойманный цыплёнок выходит из игры, а коршун продолжает ловить следующего. Цыплятам следует крепко держать друг друга за пояс. Тот, кто не удержался в цепи, должен постараться быстро встать на свое место. Курица, защищая цыплят от коршуна, не имеет права отталкивать его руками. Игра заканчивается, когда поймано несколько цыплят" (Латышина, 1998, 147-148).

О 1870-х гг.: "Коршуны. Вот как играют в коршуны. Сначала канаются. И чья рука будет наверху, тот будет коршун, а чья рука внизу всех, тот будет маткой. Остальные все будут цыплятами. Матка становится впереди всех, а позади ее все цыплята, и все они держатся сзади за платье. Коршун садится на пол и пальцем будто бы копает землю. Матка подходит к нему и говорит: Коршун, коршун, что ты делаешь? Коршун говорит: Ямочку рою. Матка говорит: Зачем ямочку роешь? Коршун говорит: Иголочку ищу. Зачем иголочку? Мешочек сшивать. Зачем мешочек? Песочек насыпать. Зачем песочек? Твоим детям глаза засыпать. И коршун вскакивает и старается поймать одного из цыплят. Матка расставляет руки и старается не пустить коршуна. Когда коршун поймает одного из цыплят, тот, которого он поймал, выходит из игры. И коршун ловит остальных, пока всех переловит. Тогда канаются сначала, и игра идет сначала" (Толстой, [1875] 1987, 354).

О конце ХІХ века: "Коршун. Играющих прежде всего выбирают из среды своей двух товарищей посильнее. Одного из них назначают коршуном, другого маткой, остальных играющих называют цыплятами или детками матки. Коршуна сажают где-нибудь на земле, в которой он палочкой роет ямку. К нему подходить матка, за которую крепко держатся детки, становясь один за другим гуськом и крепко держась за платье друг друга. После этой церемонии, а в некоторых местах и прямо без неё, матка, останавливаясь перед коршуном, ведет с ним разговор. После таких разговоров коршун, размахивая и изображая собою летящего коршуна, бросается на детей матки и сначала на заднего, стараясь поймать и оторвать его от вереницы остальных. Мать всеми мерами защищает и отбивает своего цыпленка, последний в свою очередь также всеми средствами старается уклониться и увернуться от ловких и сильных рук хищника. При таких условиях коршуну не всегда удается сразу поймать заднего цыпленка, потому он иногда пускается на разного рода хитрости. Пойманный тотчас же отводится в сторону, как добыча коршуна, который после того таким же образом охотится за остальными детьми матки, пода не переловит всех их. Когда переловит всех, игра кончается" (Покровский, 1895, 162-163).

О Москве в 1908-1910 гг.: "Несмотря на хромоту, Сенька бегал очень быстро. Когда случалось играть в "Коршуна", его всегда заставляли быть "наседкой". Ребятишки, уцепившись друг за друга, прятались за широкой Сенькиной спиной от "коршуна". "Коршуном" чаще всего был Сенькин братишка Коська, худенький, белобрысый, цепкий, как репей, и очень азартный. Коська настоящим коршуном носился вокруг, стараясь вырвать кого-нибудь из вереницы. Но Сенька-"наседка" умел защитить своих "цыплят" от самого быстрого "коршуна"…. Снова играли ясными вечерами в "Коршуна" и в "Сеньку Попова", который приходил за красками…" (Воронкова, 1959-а; 31-32, 273).

КОРЬ - детская инфекционная болезнь, сопровождающаяся красной пятнистой сыпью, лихорадкой, высокой температурой, сильным кашлем, головной болью.

О 1890-х гг.: "…и, наконец, корь. Одажды утром обе сестры пришли с прогулки, как-то странно озябнув, хотя на улице стояла настоящая милая московская весна. Они признались няне, что их тошнит… …смерила им температуру. Оказался жар. ...Выяснила при помощи знакомого доктора, что у девочек корь. Обе кроватки перетащили на самую середину детской, чтоб лежать было светлей и удобней, и стали поить наших больных вкусным-превкусным питьём - горячим молоком с мёдом. В ту пору на корь доктора смотрели как на "вкусную" болезнь: был распространён обычай пичкать детей во время этой болезни сладостями, рассчитывая, что корь "скорей выйдет наружу". Так и теперь…" (Шагинян, 1959, 85-86).

О 1910-х гг.: "Болезни все время вились возле нас, гимназистов. Я помню, как я и какой-то из моих одноклассников сидим высоко на железной ступеньке лестницы… и перечисляем, кто из товарищей болен корью. Темно в этом закутке почти еще по-ночному и страшновато: может быть, она сидит рядом с нами, корь, в платке и со скулами, выглядывающими из овала платка, как два камня. Я не могу восстановить в памяти, когда именно я болел корью - в гимназические годы или раньше. Тогда берегли во время этой болезни глаза заболевшего, закрывали днем ставни" (Олеша, [1931] 1999, 62-63).

О девочке 1910 г.р. в Серпузове в 1913-1916 гг.: "В нашей семье почти никто никогда не болел. Только однажды младшие дети все сразу переболели корью. Лежали мы все в одной красной комнате: окна завешены красными занавесками, лампа под красным абажуром, одеяла, наволочки - все тоже красного цвета. Так полагалось тогда при кори, чтобы не повредить зрение" (Квасникова-Зилитинкевич, 2009).

КОСА - заплетённые волосы. См.: Косы.

КОСАЛКА - драка один на один "под присмотром" сверстников.

О пятиклассниках в мужской школе в 1947 г.: ""Сволочь", - крикнул я ему, сдерживаемый пацанами. "Тихо, тихо! - деловито суетился Рыжий Пес. - Косалка, пацаны, косалка! После уроков покосаетесь, а сейчас успокойся! - Это он… обращался ко мне, меня утешал и мне улыбался, проклятый провокатор. - Ты согласен?" - спрашивал он меня, и даже без всякого предупреждения было ясно, что это мой последний шанс. "А ты?" - спрашивал он Рыбкина, и тот рьяно кивал головой, сверкал глазами, изображал из себя отчаянного человека и умелого драчуна. "Смотрите, пацаны! - предупредил, подходя к Рыжему, Корягин. - Если кто смотается, отметелим!"… Я был загнан в угол и не мог отказаться, а [Рыбкину] косалкой угрожали. Правда, по-хорошему угрожали. Мол, давай, ничего страшного, ты победишь, мы тебя поддерживаем, потому что ты из нашего класса, ты наш, а этого новичка надо отвалтузить. Причина была под рукой. Но я… тогда… не знал…., что Рыбкин… струхнул, раз вызвал меня на косалку со страха… …Драка. "До первой краски". Это выражение Рыжего Пса!.. Кончились уроки. Мы с Рыбкиным… двинулись вниз в сопровождении всего класса. Внизу, там, где раздевалка, никого не было… - в общем, там тихий тупик… …Рыжий с Корягой поставили человек трех на атас, караулить, значит, и дать сигнал, если появится какой-нибудь учитель. Мы с Рыбкиным бросили портфели к противоположным стенкам коридора, он снял китель. Я остался как был… Между нами встал Рыжий и объявил правила: "Значит так, пацаны! Косаетесь до первой краски, в поддых не бить и ногами не пинаться". …Ноги у меня были ватными - наверное, от страха, от новизны положения, в котором никогда ещё не был: тридцать стриженных голов вокруг нас, тридцать пар глаз жаждут побоища… Герка приблизился ко мне и стукнул меня в грудь… Мы… не следовали правилам умелой драки, а постояв, просто кинулись навстречу друг другу, схватились и стали бороться. "Э-э! - разнял нас Рыжий Пес. - Так не годится! Это не борьба, а косалка, понятно? Драться надо! Деритесь!"… Я уже получил к тому мгновению семь или восемь хорошеньких тумаков… Я понял, что ещё немного, и он шарахнет в мой нос… И я проиграю. Хлынет кровь - первая краска… Мы кинулись навстречу друг другу одновременно, я с силой выставил свой кулак, а Рыбкин прямо носом нарвался на него, его же удар снова пришелся мне в ухо. Я тряс головой и пошатывался, по сути проиграв, но у Герки из носа шла кровь, а значит, победа причиталась мне. Послышались разочарованные возгласы, но Рыжий Пес оказался человеком слова… "Всё, пацаны, всё! - кричал он. - Как договаривались, до первой краски! Победил новичок!" "Да, победил!" - ворчал кто-то. "Еле на копытах устоял!" "Его бы, нежного!" "Косалка есть косалка, - отвечал Щепкин назидательно. - Можно и одним ударом краску достать!"… Я расстегнул китель, подтянул брюки, взял портфель и вот так, в расстегнутой форме вышел на улицу. Пусть плохо, но я победил" (Лиханов, 1995, 22-26).

КОСАТЬСЯ - см. Косалка.

"КОСМАТКИ" - диалектное название полевого растения.

О детях в Саратовской губ. в конце 1910-х - перв. пол. 1920-х гг.: "Как только сойдет полая вода, Санька и Ленька со своими товарищами бегут в лес…, где… взошёл раст, луковицы которого… сладки и сочны… Вслед за растом тут же пойдут слёзки… За слёзками наступает очередь косматок - примерно за две недели до сенокоса. Растут косматки на поле, на залежах, но большей частью, конечно, на лугах… Наверно, это какая-нибудь разновидность молочая, потому что, как только откусишь очищенный от густого оперения (отсюда - косматки) стебелёк, из него… брызнет густая белая струя, но не горькая, как у молочая, а вкусно-сладкая, напоминающая сливки. Белым это косматкино молоко остается недолго, всего лишь одну минуту, потом тускнеет, застывает, делается сначала желтым, затем шоколадным и, наконец, темно-коричневым. В этот-то цвет на весь косматкин сезон - а он довольно продолжительный - окрашиваются и детские лица, и их холщовые рубахи да платья. За косматками ребят ведет уже Егорка: ему лучше всех известны хорошие места. Считалось, что самые вкусные и сочные растут на Больших лугах, и туда-то чаще всего и отправлялись харламовская детвора и ее товарищи. Было много косматок и на кладбище. Но рвать косматки на кладбище никто не решался: грешно, поди, да и страшновато..." (Алексеев, 1973; 22, 24-26).

Ср.: Борчовка; Раст; "Слёзки".

КОСМЕТИКА - средства для ухода за кожей, волосами и ногтями (крем, лосьон, пудра, помада и т. п.).

О женской школе в Москве в 1944-1947 гг.: "У всех были похожие портфели, более или менее одинаковые тетради и ручки. …Наручные… часы были редкостью… Излишне говорить, что никто не носил украшений, а о косметике и слыхом не слыхали" (Фрумкина, 1997).

КОСМЕТИЧКА - "Женская сумочка для косметических принадлежностей и др. мелких вещей" (Лопатин, 1997, 248).

О 1980-х гг.: "Историю у нас вел молодой мужчина, первый год работавший в школе. На его уроках мы что хотели, то и делали… Девчонки без стеснения выкладывали на стол косметичку и красились. Мы его не считали за учителя, так как он был старше нас на 5-6 лет" (494).

КОСМОГРАФИЯ - "Учебный предмет, излагающий основы учения о земном шаре и вселенной" (Словарь, 1956-5, 1502).

""Положением" 1886 г. в кадетских корпусах устанавливались след. учеб. предметы: закон божий, рус. язык с церковнославянским и церковная словесность, фр. язык, нем. язык, математика, нач. свед. по ест. истории, физиика, космография, география, история, чистописание, рисование… В 1889 г. были приняты нов. программы, сократившие кол-во учеб. материала… Сокращение объёма сведений произошло в основном за счет ест. истории, физики и космографии" (Очерки, 1991, 112-114).

О гимназии в конце 1890-х - нач. 1900-х гг.: "В другой раз на уроке космографии ученики вдруг подхватили кресло с Лавром Михайловичем и начали носить его вокруг стола. "Что вы делаете, что делаете?" "А это Земля вращается вокруг Солнца, как вы рассказывали". "А, Земля… Так не так, не так! В другую сторону!" И его потащили вокруг стола в другую сторону. Это все из рассказов старших товарищей" (Конашевич, 1968, 140-141).

КОСМОНАВТ - человек, совершающий полет в космос. Игра в космонавтов была популярна у детей в 1960-е, возможно, в начале 1970-х гг.

О вт. пол. 1960-х гг.: "Маленькие читатели с увлечением играют в… разведчиков, космонавтов, мушкетеров…, находясь под впечатлением от прочитанной книги, просмотренного фильма или спектакля" (Никольский, 1971, 62).

О середине 1960-х гг. (из Постановления Бюро ЦК ВЛКСМ и др. орг-ций от 14 сентября 1967 г.): "С большим увлечением пионеры и школьники играют в "чапаевцев", "челюскинцев", "буденовцев", "космонавтов", "строителей"…" (НО, 1974, 309).

КОСОВОРОТКА - "Мужская рубашка с косым воротом, боковой застёжкой на груди" (Словарь, 1956-5, 1509); "русская мужская рубаха с застёжкой на груди, смещённой влево. Она известна в России с 12 века. Со времени заимствования европейской моды осталась в сельской среде и в детской моде. Была положена в основу военной формы в русской армии, став прообразом гимнастёрки" (Неклюдова, 2004, 316).

О мальчиках 7-9 лет в 1907-1909 гг.: "…Весёлая голытьба пензенской окраины - детвора рабочего люда. Веселый, неунывающий народ! Летом похожие друг на друга: подстриженные под горшок, в коротких штанишках, косоворотках" (Карасев, 1967, 14).

О мальчиках 10-12 лет в 1925 г.: "..Я и Борис… были в косоворотках, в чёрных штанах, заправленных на кубанский манер в тёплые носки, и в чувяках" (Шманкевич, 1962, 28).

О середине 1930-х гг. в Москве: "Разревелся я уже дома от злости: купите мне, как у всех, косоворотку, и ходить я теперь буду только босиком. И всё дальнейшее замоскворецкое детство прошло в сатиновых трусах и простенькой рубашонке…" (Стриженов, 1999, 12)

 

О деревенском 9-10-летнем мальчике в 1947 г.: "Мать к школе сшила Павлику новую косоворотку, а отец - сапоги по-сандальному, с рантами, простроченными дратвой" (Сысоев, 19981, 67).

КОСТЁР - "1. Горящая или подготовленная для горения куча хвороста, дров и т. п." (Словарь, 1956-5, 1516).

Разводить костёр, сидеть у костра - вид детско-подросткового времяпрепровождения.

О 1940-х - 1970-х гг.: "Дети любят разводить костры… Даже в городе, только сойдет снег, собираются они шумными табунками где-нибудь на пустырях, и глухих задворках, и первым делом разжигают костер" (Дедов, 1991, 138).

О девочке 7-15 лет в селе Ольховка Шадринского района в 1992-2000 гг.: "Наступал вечер - время с 5 до 12.30 часов ночи, когда я жгла костер с другими ребятами. Ещё днем я и другие решали, что "после коров", то есть после того как пригонят коров с пастбища пастухи и коровы придут домой; после поливки (если стоял жаркий день, необходимо поливать выращиваемые в огороде и в саду овощи и ягоды непременно после захода солнца - чтобы влага пропитала землю в течение ночи и всё подросло) ребята начинают собираться на берегу. Решаем, кто что принесет из дома для того, чтобы не просто посидеть у костра, а ещё печёнки испечь. Печёнки - запекающаяся в углях картошка в кожуре. Я несу зелёный лук с огорода, соль (если нарос - редис, огурцы - всё распределяем), остальные - кто хлеб, кто картофель. Распределение происходит следующим образом: один за другим говорит, кто что может принести, например: "Я могу принести хлеб, соль, а картофель - нет, у нас его мало (кончился, с ростками и пр.)" Другой: "Я принесу картошку, у нас её много". Все расходятся по домам, приносят кто что смог, после идём за дровами для разжигания костра. Я с подругой направляемся в заулок (проход между нашим и соседним домом - выход на поскотину, за огороды, где пасут коров), надеемся найти там щепки, стащить пару полешек у дяди Паши - нашего соседа. Если удаётся - бежим к месту разжигания костра и хвастаем: "Мы стащили большое полено, смотрите"… Другие тоже приносят свои "находки". Моего брата отправляем домой за спичками, но ему их не дают, так как считают его ещё маленьким (он жёг с нами костры с 1995 по 2000 г., ему было 8-13 лет), поэтому иду я. Принесла спички. Сложенные в кучу дрова поджигаются, где положена береста или бумага, солома, сухая крапива - всё легковоспламеняющиеся, что было найдено нами на мусорках. Костёр горит, я и другие учиняем прыжки через него: попеременке, одни один за другим прыгаем, но недолго. После сидим возле костра на досках, брёвнах, корточках и рассказываем страшные истории, случаи и пр. (иногда придумываем сами). Следим за костром, подбрасываем дрова, когда прогорает - закидываем в угли печёнки и зарываем. Ждём минут 15-20, достаем одну - смотрим, если готова, то достаём все, нет - кладем обратно. Готовность определяем так: берём печенку, протыкаем проволокой или палкой посередине; если она проходит свободно сквозь неё, то значит картошка испеклась. После того как печенки достаты, мы садимся ужинать. (В этот вечер мало кто из нас ужинал дома). Попадается полусырая печёнка - выкидываю её в реку, другие следуют моему примеру. Не всегда костер жёгся для того, чтобы испечь печёнки. Практиковалась традиция простых посиделок - с капанием горящего целлофана, пластмассы. Находили полиэтиленовые пакеты, пластмассы, поджигали их с одной стороны, с другой держали, горящая часть начинала капать. Если горит целлофан - капают чёрные капли, если цветная пластмасса, то своим цветом, в зависимости от цвета самой вещи. Получалось очень интересно, если капаешь на одну поверхность - выкладываешь узор. Мальчишки устаивали военные игры: бомбили мнимых немцев, капали, кричали: "Фашистов мочи", "Бомби немцев" и др. Следующий раз, когда жгли на этом же месте костёр - рассматривали следы прошлых "бомбёжек" и "узоров", вспоминали, смеялись. Практика разжигания вечерних костров к нам пришла от моего старшего брата, который жёг его со своими друзьями. Сначала, когда мне было 7-10 лет, я сидела с ними возле костра, после, в возрасте 10-15 лет, мы разжигали свои. Именно в 7-10 лет (1992-1995 гг.) разжигание костра сводилось к тому, чтобы устроить взрывы. Находили старые баллоны из-под дихлофоса, шифер - всё закладывалось в горящий костер, а я и другие бежали на безопасное расстояние. Ждём взрыва. Происходит взрыв, и мы веселые идём к костру" (009).

Печь на костре картошку, яйца, хлеб, сосиски.

О 1880 г.: "Надя… увидела деревенских ребятишек у костра. "Давай спустимся к ним!" - попросила она мать. И обе… сбежали вниз. Ребятишки сидели вокруг угасающего костра, каждый с прутиком в руке, которым они что-то осторожно перекатывали в жаркой золе. "Здравствуйте, дети! Картошку печёте?" - обратилась к ним Елизавета Васильевна… Мальчик… объяснил: "Мы не картошку. Её давно всю слопали. Птичьи яйца печём. Угощайтесь, барышня", - выкатил он несколько крохотных яичек, взял их в руки и, перекатывая с ладони на ладонь, протянул Наде" (Воскресенская, 1973, 98).

О с.